118 просмотров

О недостатках регулирования налоговых обязательств иностранных интернет-площадок

Айдар Масатбаев
дипломированный налоговый эксперт LLM, управляющий партнер юридической фирмы «Salyqtez»

Исходя из аналитики ОЭСР, с того момента как бизнес освоил интернет настолько, что можно было оказывать услуги и продавать товары, вся мозаика международного налогообложения начала давать серьезный сбой и оказалась неспособной защищать суверенные налоговые интересы стран.

Так, анализ ОЭСР показал, что «Существующие правила международного налогообложения были заложены в 20-х годах 20 века и сегодня закреплены в глобальной сети двусторонних налоговых соглашений.

Существуют две основные проблемы:

во-первых, существующие правила, которые установили доход иностранной компании может работать в другой стране, если иностранная компания имеет физическое присутствие. Сотню лет назад, когда бизнес велся через фабрики, склады и физические товары, такое регулирование имело здравый смысл. Но в сегодняшнем цифровом мире мультинациональные корпорации обычно ведут многосторонний бизнес в юрисдикции в небольшим или вообще без физического присутствия.

во–вторых, большинство стран облагают налогом доходы только от внутреннего бизнеса их мультинациональных корпораций, но не зарубежные доходы, на том предположении, что иностранные доходы будут облагаться налогом по месту своего получения. Развитие интеллектуальной собственности (например, бренды, авторские права и патенты) и уровня ее защиты, а также возможность мультинациональных корпораций переносить доходы безналоговые или низконалоговые юрисдикции означает, что такие компании часто избегают налогообложения. Это все также осложняется тем, что многие юрисдикции вовлекаются в налоговую конкуренцию, предлагая пониженную ставку налога, а иногда и полностью освобождают от налога, чтобы привлечь прямые инвестиции.

По оценкам ОЭСР, общее избежание о корпоративного налога стоит от $100–240 млрд ежегодно, или 4-10% от глобальных корпоративных доходов. 

Развивающиеся страны страдают непропорционально существеннее, потому что они, как правило, в большей степени полагаются на корпоративный подоходный налог, чем страны с развитой экономикой. Неспособность стран облагать налогом прибыль мультинациональных корпораций стала причиной односторонних мер на национальном уровне, таких как налоги на цифровые услуги и перспективы ответных тарифов. Необходимо срочное глобальное решение, чтобы избежать торговых войн и предотвратить неопределенность, которая может отрицательно повлиять на торговлю и инвестиции. Такой исход может стоить мировой экономике до 1% мирового ВВП и помешать усилиям по его восстановлению после кризиса COVID-19. Опять же это ударит по развивающимся странам сильнее, чем по более развитым экономикам».

Аналитика ОЭСР построена на подоходном налоге, связанном международными договоренностями стран, однако НДС как исключительно территориальный налог, с такими сложностями не связан, поэтому может быть введен страной в одностороннем порядке.

Казахстан, следуя общему тренду, пользуясь тем, что НДС не так зарегулирован международными обязательствами, вводит данный налог для иностранных платформ, оказывающих цифровые услуги и продажу товаров в республике без фактического (физического) присутствия.

Фактически получилось, что данное обязательство вводилось двумя законодательными изменениями, инициировано все было Законом Республики Казахстан от 10 декабря 2020 года № 382-VI «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс) и Закон Республики Казахстан «О введении в действие Кодекса Республики Казахстан» и данное обязательство планировалось ввести с 1 января 2022 года. 

Вместе с тем, вторым «патчем» был соответствующий Закон, принятый парламентом Казахстана в декабре 2021, который введет некоторые существенные уточнения, сразу после подписания данного закона президентом Казахстана.

Налоговое обязательство по уплате НДС иностранной интернет-платформой (Meta, Google, Aliexpress, Wildberries, Ozone, Ebay и так далее) как только оплачивается электронная услуга (услуги, оказываемые физическим лицам, через сеть телекоммуникаций и интернет) или реализуется товар через интернет – площадку физическому лицу, соответствующего одному из критериев: 

  • место жительства физического лица-покупателя является Республика Казахстан;
  • место нахождения банка, в котором открыт банковский счет, используемый физическим лицом-покупателем для оплаты услуг или оператора электронных денег, через которого физическим лицом-покупателем осуществляется оплата услуг, является территория Республики Казахстан;
  • сетевой адрес физического лица-покупателя, использованный при приобретении услуг, зарегистрирован в Республике Казахстан;
  • международный код страны телефонного номера (в том числе мобильного), используемого для приобретения или оплаты услуг, присвоен Республикой Казахстан.

Если указанные требования при оплате цифровых услуг могут быть обойдены требованием иностранных интернет платформ оплаты по своим товарам через системы, аналогичные платежным системам PayPal или через иностранные банковские счета, то международный код страны казахстанского телефонного номера, используемого для приобретения товара, скрыть сложно. Однако данный номер не указывается при оплате через международные платежные системы, а указывается только уже непосредственно на терминале самой интернет-платформы, на которой идет заказ.

Отдельно необходимо учитывать, что при оплате через платежную систему PayPal сетевой адрес (IP адрес) физического лица-покупателя, использованный при приобретении услуг, зарегистрирован в Республике Казахстан и если отражается, то отражается только для администрации платежной системы PayPal, тем не менее, учитывая, что вопрос о возможности органов государственных доходов отслеживать IP-адреса, посещающие иностранные интернет-площадки, остается открытым, очень сомнительно, что иностранные платежные сервисы предоставят сведения о характере платежей казахстанцев.

Далее, при оплате товара через платежные сервисы, а не через казахстанские банковские карты, телефонный номер можно отследить только на посылке, которая будет доставлена в Казахстан, какова при этом возможность органов государственных доходов отслеживать телефонные номера, указанные на посылках, остается в зоне определенного налогового риска. Вместе с тем, предположительно, АО «Казпочта» все-таки будет передавать эти сведения уполномоченным органам.

Продолжая вопрос мобильных телефонов, которые, как предполагается, казахстанцы будут отражать в качестве контактного телефона при приобретении товаров на иностранных интернет-площадках в качестве контактной информации, необходимо учитывать, что не все интернет-площадки открыто отражают телефон покупателя и его контактные данные на посылках, отправляемых в Казахстан, предпочитая зашифровать их посредством QR-кодов. 

Однако при приобретении товара через такие площадки как Aliexpress посылки не содержат упоминания о факте приобретения на этой интернет-площадке, только о продавце, который своей интернет-площадки не имеет. 

Факт наличия интернет-площадки крайне необходим, так как налоговое обязательство по уплате НДС возникает только у иностранной компании через интернет-площадку, которой осуществляется электронная торговля товарами или оказывающей услуги в электронной форме. Таким образом, иностранная компания, продающая свой товар через чужую интернет-площадку, не является плательщиком казахстанского НДС.

Обращает внимание, дефиниция «интернет-площадка» - информационная система, размещенная в Интернете, для организации электронной торговли товарами, так как под это понятие подходит любой корпоративный сайт, на котором происходит приобретение товара, то есть это необязательно должна быть именно платформа класса Aliexpress, Wildberries, Ozone, Ebay.

В отношении рекламных услуг уже можно говорить, что Facebook и Instagram приняли опцию, согласно которой они определяют своего покупателя в качестве юридического лица и только при таком подтверждении данные социальные сети увеличивают стоимость услуг на ставку НДС (12%).  

Технически уплата НДС будет производиться следующим образом: иностранная компания подает в свободной форме в орган государственных доходов с указанием установленных сведений, затем в срок, который налоговым законодательством не установлен, ей будет присвоен уникальный набор символов, идентифицирующих иностранную компанию как получателя платежа и (или) перевода денег с использованием платежных систем (мерчент ID). Необходимо учитывать, что не установлен налоговый орган, уполномоченный проводить условную регистрацию.

Исчисление суммы НДС будет происходить следующим образом: стоимость реализованных в электронной форме товаров, услуг при осуществлении электронной торговли товарами, оказании услуг в электронной форме физическим лицам исчисляется путем применения ставки НДС 12%.
 
Обращает на себя внимание и отдельное положение налогового законодательства редакции 2022 года. Налоговое обязательство в Казахстане исполняется в национальной валюте за исключением случаев, предусмотренных налоговым законодательством, Законом Республики Казахстан «Об акционерных обществах», а также случаев, когда законодательством Республики Казахстан и соглашениями (контрактами) о разделе продукции, контрактом на недропользование, утвержденным президентом Республики Казахстан, предусмотрена натуральная форма уплаты или уплата в иностранной валюте. 

Вместе с тем, положение. которое установило, что стоимость реализованных в электронной форме товаров, оказанных услуг физическим лицам в иностранной валюте пересчитывается в тенге с применением рыночного курса обмена валют, определенного в последний рабочий день, предшествующий дате поступления оплаты за товар, услугу, предположительно несет следующие налоговые последствия для рассматриваемых иностранных компаний. 

Во–первых, необходимо производить оплату НДС в тенге, тем самым необходимо открывать банковский счет для конвертации иностранной валюты в казахстанский тенге.

Во–вторых, для открытия банковского счета в казахстанском банке иностранной компанией-нерезидентом потребуется получение бизнес-идентификационного номера.

Остаются в зоне налогового риска консалтинговые услуги физическим лицам, которые могут оказываться иностранными юридическими лицами, при этом в России для данных услуг установлено исключение.

Остаются открытыми положения о налоговых проверках и мерах принудительного взыскания налоговой задолженности с таких иностранных компаний, которые будут уже решаться на практике.

Нуркен Халыкберген

Криптомайнинговые беспорядки

Январские события в нашей стране (02–11 января 2022) и массовая блокировка интернета по стране отразились не только на работе ретейла, банков, служб доставок и прочих. Еще одной отраслью национальной экономики, пострадавшей от отсутствия доступа во Всемирную сеть, стала отрасль зарождающегося криптомайнинга.


Сармантай Касенов

Гибридная работа – новая реальность: почему бизнесу важно к ней готовиться

За последние два года все, что мы привыкли вкладывать в понятие «работа» изменилось. Самое значительное из них – формат работы: сначала все стихийно переводили сотрудников на удаленку, затем кто-то частично, а кто-то полностью возвращал их в офисы. С тех пор многие компании неоднократно меняли свою позицию насчет формата, и часть из них так и не определилась, будет ли теперь удаленка присутствовать в работе компании всегда. В такой момент неопределённости многие задумываются о том, что будет дальше.


Алексей Шаравар

Как создать культуру корпоративных предпринимателей

Beeline вошел в топ-3 инновационных компаний Казахстана по итогам исследования CorpUp Kazakhstan 2021. Его провели Tech Hub МФЦА совместно с Plug and Play и GenerationS. Рейтинг был составлен исходя из частоты выбора компании как инновационной. Респонденты – стартапы – могли выбрать несколько вариантов ответа. В итоге Beeline Казахстан вошел в тройку лидеров по корпоративным инновациям на рынке.  


Тимур Худайбердиев

Интернет вещей – сегодняшняя реальность урбанистики

Ежегодно рынок интернета вещей (IoT) растет на 15–20%, активно развиваясь во всех направлениях, но сферой с наибольшим потенциалом применения интернета вещей в Казахстане является умный контроль потребления ресурсов, применяемый в том числе и в сфере ЖКХ.


Андрей Якунин

IPO Kaspi.kz и Freedom Holding спровоцировали поиск топ-менеджеров по цифровизации в Казахстане

После успешного IPO компаний АО «Kaspi.kz» и Freedom Holding Corp. казахстанские компании стали активнее искать топ-менеджеров для цифровой трансформации.