316 просмотров

О последствиях потери независимости центробанков

Жаныбек Айгазин
Генеральный директор AERC

Насколько жизненно необходима независимость и определенная автономия центральным банкам, особенно в период кризисов? К чему может привести вмешательство власти в работу регулятора, и должны ли центробанки быть гибкими, параллельно стараясь выполнить сразу несколько несвойственных им целей? В качестве ответов на эти вопросы представляю кратко обзор действий центробанков мира в условиях кризиса и давления со стороны государства.

Важность баланса

В любой структуре действует система сдержек и противовесов. Исполнительная власть балансирует с законодательной, правоохранительная – с судебной. В макроэкономике фискальная политика и монетарная уравновешивают и контролируют друг друга. Рассмотрим подробнее их цели, инструменты и мандат.  

Фискальная политика, за которую отвечает правительство, нацелена на устойчивый сбалансированный экономической рост, который достигается с помощью налогов и бюджетных расходов, создавая точки роста и перераспределяя национальный доход. Монетарная политика нацелена на достижение стабильности цен с помощью процентной ставки, норм резервирования и предоставления ликвидности. Фискальная политика имеет широкий арсенал инструментов и носит более долгосрочный период воздействия, так как расходы бюджета утверждаются на 1-3 года, а ставки налогов не могут меняться часто. 

Монетарная политика имеет краткосрочное воздействие на экономику с помощью политики процентной ставки, определяющей предложение денег в экономике. Это политика управления денежной массой – обеспечить то количество денег, которое в данный момент необходимо. Если денег в экономике станет слишком много, инфляция неизбежно будет расти, если мало – замедлится экономический рост. Таким образом, монетарная политика увеличивает и уменьшает спрос на ликвидность, влияя на уровень цен в экономике.

Пандемия и ее последствия: время для риторики о независимости центробанков

В разгар пандемии экономическая активность была блокирована из-за повсеместного введения карантина. В этих условиях правительства стран мира стали расходовать бюджетные средства для поддержания уровня доходов населения и бизнеса (фискальные стимулы). Развитые страны потратили в среднем 10% ВВП на эти цели. Центробанки же смягчали монетарные условия, давая дополнительную ликвидность рынкам.
 
Основным результатом широких фискальных стимулов и мягких монетарных условий в мире стал ускоренный рост общего уровня цен вследствие неудовлетворенного спроса. С продолжающейся инфляцией столкнулись как развитые, так и развивающиеся страны.
 
В развивающихся странах все чаще стали высказываться мнения о вовлечении активов центробанков для роста благосостояния населения. Это начало попыток на автономность центробанков в установлении процентных ставок, на так называемый «грааль» центробанков. 

Последствия вмешательства власти в деятельность центрального банка. Международный опыт

Согласно многочисленным исследованиям, отсутствие баланса между двумя политиками (институтами) неминуемо ведет к серьезным негативным последствиям для экономики. Если исполнительная власть с целью получения дешевого финансирования бюджетных расходов просит регулятора уменьшить процентные ставки это способствует росту цен в экономике. Центробанк же в ответ на рост инфляции должен увеличивать процентную ставку, что, естественно, приводит к увеличению расходов бюджета на обслуживание долга. Это замкнутый круг, где все проигрывают. В условиях инфляционного таргетирования не приемлемо вмешательство в деятельность центрального банка.

У центробанка одна единственная цель – ценовая стабильность. Для обеспечения сдерживания значительного роста цен в рамках конкретного коридора регулятор должен обладать автономностью в принятии решений. 

Рассмотрим примеры центробанков развивающихся стран, таргетирующих инфляцию, где выражены тенденции по отказу от автономности – Турция, Бразилия и Индонезия.

Пример Турции, вероятно, войдет в учебники по макроэкономике в качестве примера того, что нельзя делать в монетарной политике. Президент Реджеп Тайип Эрдоган, начиная с 2019 года, поменял уже четвертого главу Центрального банка Турции. В марте текущего года он уволил Наси Агбала за повышение ставок с 17% до 19% в ответ на рост инфляции до 16%. Действия Н.Агбал высоко оценивалось рынками, и лира укреплялась. Сразу после его увольнения лира обвалилась на 15%. Новый глава центробанка Турции не перечит президенту и уменьшает ставку процента в ответ на рост инфляции. 

В текущем году президент Бразилии Жаир Болсонару подписал закон, официально закрепляющий автономию регулятора. Центральный банк Бразилии, имея этот мандат, начал резко поднимать ставки с 2% в попытке сдержать инфляцию, сейчас она достигла 7,75%. Это в свою очередь привело к снижению темпов ВВП в I квартале 2021 года до 1,2% с 3,1% в IV квартале 2020 года, а во II квартале текущего года вообще к его снижению на -0,1%. Президент Болсонару сообщил Associated Press о том, что он сожалеет о подписании закона об автономности центробанка. По его словам, если ВВП и дальше продолжит свое падение, то закон он, скорее всего, отзовет.

Индонезия, совершившая значительную структурную перестройку после азиатского кризиса 1997-1998 годов, пытается сейчас объединить фискальную и монетарную политику. Правительство Индонезии обязало центральный банк финансировать бюджет. Банк Индонезии обязан будет купить долг правительства в течение 2021-2022 годов на $30,5 млрд в целях обеспечения дешевым финансированием мероприятий по борьбе с COVID-19. Какие последствия это принесет для денежного рынка и инфляции остается только догадываться, так как $15 млрд в год – это почти 8% госбюджета Индонезии.

Ситуация на постсоветском пространстве 

В Кыргызстане депутаты Жогорку Кенеша недавно рассматривали поправки в Закон «О Национальном банке КР, банках и банковской деятельности», хотя финансовый регулятор выступал против них. Согласно поправкам, легализуется финтех, не будет необходимости участия традиционных банков в осуществлении платежей, денежных переводов и покупки криптовалют. 

Есть примеры, когда власти приняли необходимость автономности центробанка. Так, Верховная Рада приняла закон о независимости Национального банка Украины с целью укрепления независимости регулятора. Законопроектом отменяется обязанность Нацбанка проводить консультации с правительством, а также поддерживать экономическую политику правительства. Также вносится изменение в Бюджетный кодекс, согласно которому Нацбанк должен будет информировать правительство об ориентировочном прогнозе части прибыли к распределению, которая будет подлежать перечислению в государственный бюджет. Ранее регулятор должен был подавать президенту, правительству и Верховной Раде прогнозы своих доходов, на основании чего Минфин рассчитывал доходы бюджета.

Инфляционное таргетирование как единственно верный (на текущий момент) выбор

Казахстан в 2015 году перешел на режим инфляционного таргетирования. Первые результаты по достижению устойчивой инфляции в определенной степени были прерваны шоком пандемии. Доверие к данному режиму денежно-кредитной политики могут подрывать сторонники слишком мягкой монетарной политики, ссылаясь на совершенно недопустимые для сравнения с Казахстаном страны, США и Европы, которые исторически на протяжении последних 50 лет боролись с дефляцией, и где инфляционные ожидания самого населения ниже 2-3%. 

Даже не имея большого опыта проведения инфляционного таргетирования, очевидно, как делать не нужно: яркий пример – Турция, где независимость центробанка была поставлена под удар ради краткосрочных политических выгод. Будучи подверженным политическому давлению, центробанк Турции утратил авторитет и в глазах иностранных инвесторов. Есть и удачные примеры, когда независимый центробанк поборол инфляцию. Россия в режиме инфляционного таргетирования смогла с 2015 года снизить уровень инфляции с 13% до 3% в 2019 году. Сегодняшняя политика Центробанка РФ движется в фарватере макроэкономической теории – на рост цен он отвечает увеличением базовой ставки.

В настоящее время Нацбанк Казахстана придерживается режима инфляционного таргетирования. Национальный Банк подотчетен Президенту Республики Казахстан, но в пределах предоставленных ему законодательством полномочий независим в своей деятельности. Именно поэтому центробанк вправе принимать непопулярные решения по повышению базовой ставки для достижения цели по инфляции, несмотря на возможную критику. 

С другой стороны, Нацбанк финансировал льготные программы кредитования экономики, которые создали опасный прецедент для всех рынков, поскольку в рамках данной политики государство заменило собой частное ипотечное кредитование. В дальнейшем активное участие государства на рынке ипотеки может способствовать сжатию активов банковской системы, что приведет к значительному дисбалансу стоимости жилья. Рынок должен определять цену сам, она не должна устанавливаться директивно. Вероятно, учитывая это, рамках принятой Нацбанком «Стратегии ДКП до 2030 года» было определено верное, на мой взгляд, решение о выходе регулятора из данных программ в ближайшие два года.

В сегодняшних реалиях невозможно побороть продолжающийся рост инфляции только процентной ставкой. Наша экономика отличается низкодиверсифицированной структурой и центробанку приходится бороться со значительным влиянием обменного курса на инфляцию. Процентный канал работает пока недостаточно эффективно. Причина – зависимость экономики страны от моноресурса (нефть и металлы). 

В настоящее время необходимо сконцентрироваться на макроэкономической политике, когда фискальная политика достигает сбалансированного устойчивого экономического роста путем перераспределения производимого в стране ВВП, а монетарная политика должна отвечать только за устойчивость цен. Вовлечение центробанка в процесс создания ВВП грозит дестабилизацией финансовой системы. Негативные последствия, в том числе снижение золотовалютных активов и девальвацию, может принести возврат к фиксированному курсу. Именно поэтому центробанку важно быть независимым, чтобы попытки склонить к фиксированному курсу и созданию ВВП не имели успеха.

Елдар Шакенов

Фондовый рынок: зарождающиеся тенденции 2022 года

В последние годы низкие процентные ставки сделали традиционные способы инвестирования, такие как фиксированные депозиты и долговые инструменты, менее привлекательными. В связи с этим инвесторы стали искать другие возможности для получения устойчивой к инфляции прибыли. Одним из вариантов стал рынок акций. Более того, инвесторов все больше начинают интересовать вопросы – куда и в какие сферы и компании инвестировать, предпочтительнее на ранних этапах, чтобы не упустить возможность участвовать в прогнозируемых будущих трендах. 


Мақсат Халық

Елдегі инфляция өсімін тоқтатудың жолы – өнеркәсіп саясатына көңіл бөлу

Ұлттық банк төрағасы Ерболат Досаев қазірге кезде елде инфляцияның өсуі тоқтап, ал 2022 жылы төмендейтінін мәлімдеді. Ендігі мақсат –  инфляцияны жыл соңына дейін 8,5% деңгейінде ұстап тұру және келер жылы 4-6%-ға дейін төмендету. Қазір елде азық-түлік бағасының қымбаттауы, теңгенің құнсыздануы барысында бұл жоспар қалай іске асады, экономикалық болжам қандай екенін экономист, сарапшы Мақсат Халықтан сұрадық.


Анар Жумагулова

Трансформация ответственности

Корпоративная социальная ответственность бизнеса (КСО) в Казахстане начиналась с благотворительности – когда компании стали выделять средства на помощь детским домам, например. Но благотворительность отличается от КСО тем, что часто является спонтанным и разовым пожертвованием и работает в краткосрочной перспективе.


Тимур Худайбердиев

Переход на 5G увеличит выручку телекома и станет основой цифровой экономики

На этой неделе Kcell приступил к установке и настройке оборудования 5G в Туркестане. Проект станет самым значительным запуском сети нового поколения в Казахстане и продемонстрирует потенциал технологии для потребителей, бизнеса и правительства.  


Джихад Азур

Широкая вакцинация остается приоритетом для спасения жизней и стимулирования роста

В последнем экономическом прогнозе МВФ по Кавказу и Центральной Азии (КЦА) ожидается рост реального ВВП на уровне 4,3% в 2021 году и 4,1% в 2022 году.