565 просмотров

Казахстанскому бизнесу пора применять принципы ESG

Мирас Касымов
директор по развитию Accenture в Казахстане

В последние годы стратегическим направлением бизнеса во всем мире стал ESG – курс на устойчивое развитие. В соответствии с ним строят свои стратегии многие компании, о своей приверженности этому подходу заявляют гиганты, внимание ESG уделяют представители всех индустрий. 

Что такое ESG

Расшифровать аббревиатуру ESG можно как Environment (ответственность перед окружающей средой), Social (социальная ответственность) и Governance (высокое качество управления). Концепцию ESG в ее современном понимании в 2004 году впервые сформировал Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Тогда он предложил главам крупнейших мировых корпораций положить ее в основу своего развития. Сделано это было на волне обеспокоенности из-за глобального изменения климата нашей планеты.

Но серьезное развитие стратегия устойчивого развития получила только в последние годы. Катализатором для этого стала трансформация подходов инвесторов: они обозначили свое намерение отдать приоритет тем компаниям, которые проповедуют и реализуют принципы устойчивого развития. В результате к 2020 году число компаний, участвующих в различных ESG-рейтингах, достигло восьми сотен, тогда как в начале века их было всего 20.

Казалось бы, тренды рынков США и Европы станут актуальны для компаний Казахстана еще не скоро. Предприятия республики практически не конкурируют с западными компаниями, и далеко не все из них привлекают инвестиции в крупных европейских и американских фондах. Тем не менее проблематика устойчивого развития приобретает актуальность в республике, причем на самом высоком уровне.

В августе президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поставил цель достичь углеродной нейтральности к 2060 году. Тогда же появились сообщения о разработке программы низкоуглеродного развития фондом «Самрук-Казына». Это значит, что казахстанскому бизнесу необходимо не просто подготовиться, а немедленно приступить к разработке собственных ESG-стратегий. 

В этой связи весьма актуальным может оказаться опыт ближайшего соседа и крупнейшего партнера – России. Здесь необходимость внимания к проблематике устойчивого развития очевидна представителям всех сегментов бизнеса и всех отраслей. Об этом свидетельствуют результаты исследования «Курс на устойчивость», которое провели совместными усилиями компания Accenture, Ассоциация европейского бизнеса, Российско-Германская внешнеторговая палата, Российский союз промышленников и предпринимателей и Посольство Германии в России.
   
В опросе приняло участие более 140 генеральных директоров и руководителей компаний, которые представляют 13 отраслей экономики. Среди опрошенных были как российские предприятия, так и представительства иностранных концернов. 48% респондентов – компании, которые насчитывают до 1000 сотрудников, 24% имеют штат от 1 до 5 тыс. человек, 7% – от 5 до 10 тыс., 6% – от 10 до 20 тыс., и еще 15% опрошенных компаний можно отнести к крупным корпорациям, их штатная численность превышает 20 тыс. человек. Таким образом, исследование весьма репрезентативно: оно отражает точку зрения не только крупного бизнеса, но и средних компаний. 

Главный вывод исследования – важность вопросов устойчивого развития очевидна для российского бизнеса. Их считают для себя приоритетными 98% опрошенных компаний, причем 64% говорят о том, что они входят в тройку ключевых направлений работы. Такая вовлеченность в проблематику ESG совпадает с той, которую демонстрируют и предприятия из стран с развитой экономикой (там о приоритетности устойчивого развития говорят 99% компаний). 

Отраслевая специфика

Но если говорить о том, как отдельные отрасли акцентируют внимание на ESG, то можно заметить, что вовлеченность в эти вопросы неравномерна. К примеру, высокий уровень демонстрируют машиностроение, ретейл, пищевая промышленность, финансовый сектор. У представителей каждой из этих индустрий есть собственные резоны обращать повышенное внимание на устойчивое развитие. Машиностроители и производители продуктов питания вынуждены инвестировать в обновление парков оборудования, поиск оптимальных бизнес-процессов, и соответствие решений принципам ESG становится для них одним из ключевых факторов выбора.
 
Ретейл отдает должное запросам потребителей на экологичность, качество продуктов, использование перерабатываемой упаковки. При этом высокий уровень конкуренции в этом сегменте стимулирует активность розничной торговли в области УР. Интерес финансовой отрасли объясняется такими причинами, как финансирование «зеленых» проектов, инвестиции в экологичные активы, сокращение негативного влияния собственного бизнеса на окружающую среду.

Тем не менее устойчивое развитие — пока еще новое направление для бизнеса, и значительное внимание оказывает на него отраслевая специфика. Практических примеров перехода какой-либо компании на устойчивые бизнес-процессы пока совсем немного. Все, чем располагает бизнес сейчас, – устойчивое намерение развиваться по пути ESG.

Почему компании обращают внимание на ESG

И в России, и в странах Запада внимание к ESG-повестке стимулируется четырьмя главными причинами. 58% процентов опрошенных исследователями говорят о внимании инвесторов к ESG факторам: они готовы вкладывать деньги в «зеленые» компании и отказываться от акций тех предприятий, которые равнодушны к устойчивому развитию.

Чуть более половины компаний реагируют на спрос и ожидания потребителей. При этом особенно активно обращают внимание на ответственность бизнеса представители поколения Z. 81% потребителей стремятся покупать экологически чистые продукты. Кстати, в развитых странах это уже привело к тому, что продажи «этичных» товаров растут в пять раз быстрее обычных.

В 44% случаев вниманием к устойчивому развитию движет активность бизнеса. Ведущие компании задают тренды: к 2030 году углеродно-нейтральными намерены стать Microsoft и Unilever, к 2050 году это намерены сделать Danone и Repsol.

Наконец, еще одним триггером ESG стали регуляторы. Государственные органы многих стран озабочены состоянием окружающей среды, причем часто эта проблема связывается и с социальными вызовами. Все это приводит к ужесточению норм и введению новых стимулов к «озеленению» бизнеса — в частности, вводят «углеродный» налог.

Барьеры на пути к устойчивости

Реализация целей и задач ESG может потребовать от бизнеса значительных инвестиций, необходимых для закупки оборудования, поиска новых подрядчиков и изменения бизнес-процессов. Все это замедляет движение предприятий в сторону устойчивого развития. Стратегия ESG всегда долгосрочна, тогда как бизнес привык оценивать выгоду в краткосрочной перспективе.

Именно отсутствие понимания ценности ESG для бизнеса становится главным барьером. Об этом заявили более 60% респондентов исследования. Столько же упомянули недостаток внутренних компетенций в области устойчивого развития. 57% опрошенных в качестве сдерживающего фактора назвали отсутствие поддержки со стороны государства, в 45% случаев упоминались такие препятствия, как отсутствие запроса на ESG со стороны рынка и необходимость сложной трансформации текущих процессов в компании.

И, тем не менее, бизнес уже приступил к разработке стратегий устойчивого развития. Эта работа ведется в 86% опрошенных компаний, пока не определились только 5% респондентов. А вот оценивает свою деятельность в области ESG заметно меньшее число предприятий. В 25% респонденты отмечают, что такая работа у них не ведется. 44% опрошенных сказали, что дают такую оценку ежегодно, при составлении отчета, еще 18% делают это ежеквартально и 4% – ежемесячно. Правда, есть и такие компании (их насчитывается 9%), которые отслеживают свое продвижение к устойчивому развитию в режиме реального времени. 

Результаты исследования говорят о том, что компании нашего ведущего партнера уже начали движение в сторону ESG. Устойчивое развитие превратилось из «общественной» нагрузки на бизнес в стратегию развития, игнорировать которую становится невозможно.

Ансар Абуев

Можно ли заработать на энергокризисе

В данной статье мы расскажем, как заработать на энергетическом кризисе, на что обращать внимание в краткосрочном и долгосрочном горизонте инвестирования и не стать Максом Рокатански в погоне за дефицитными энергоносителями.


Андрей Ли

На что обратить внимание при заключении договора страхования недвижимости

Физические лица и страховые компании вправе заключать договоры страхования на тех условиях, которые посчитают для себя приемлемыми, то есть имеют право изменять и дополнять условия договора как на стадии обсуждения, так и после его заключения.   Но на практике все иначе. Желающим застраховать недвижимость дают готовый шаблон договора, в котором поменять, добавить или убрать какое-либо условие вряд ли удастся. Либо заключай как есть, либо ищи другую страховую компанию. И все же перед заключением договора важно внимательно ознакомиться с его условиями.  


Адмет Акхтер

Экспорт или госзаказ? Казахстанские IT-компании оказались перед непростым выбором

Казахстанские программисты все чаще становятся объектом охоты зарубежных рекрутеров, но отечественному бизнесу есть что предложить местным талантам.   В последнее время в медийном пространстве вспыхивают ожесточенные дискуссии о государственной политике в области распределения средств на гигантские цифровые проекты типа Egov, DamuMed и E-learning. 


Мирас Касымов

Рынок меди и перспективы цифровизации добывающей отрасли

На мировом рынке меди неспокойно. Запасы готового к поставке металла упали до 15-летнего минимума и покрывают мировую потребность лишь на три недели вперед. После «ковидного» падения стоимости актива с $6 300 до $4 600 в прошлом году, медь не только успела отыграть потерянное, но и в какой-то момент почти достигла отметки $11 тысяч за метрическую тонну.


Евгений Винокуров

Гендерное равенство на рынке труда

18 сентября ежегодно отмечается Международный день равной оплаты труда, напоминающий о том, что во всем мире по-прежнему существует проблема разрыва в оплате труда между мужчинами и женщинами. Согласно оценкам Всемирного экономического форума, среднемировой доход женщины и мужчины по паритету покупательной способности составляет около $11 тысяч и $21 тысячи соответственно. По данным Международной организации труда, глобальный гендерный разрыв в оплате труда составляет порядка 16%, по данным ОЭСР – порядка 13%.