742 просмотра

Рынок меди и перспективы цифровизации добывающей отрасли

Мирас Касымов
директор по развитию Accenture в Казахстане

На мировом рынке меди неспокойно. Запасы готового к поставке металла упали до 15-летнего минимума и покрывают мировую потребность лишь на три недели вперед. После «ковидного» падения стоимости актива с $6 300 до $4 600 в прошлом году, медь не только успела отыграть потерянное, но и в какой-то момент почти достигла отметки $11 тысяч за метрическую тонну.

Экономика постепенно восстанавливается после пандемии, и потребность в меди будет только расти. При такой острой нехватке запасов, удовлетворить спрос можно только за счет активизации добычи, но даже с учетом этой возможности стратег по сырьевым товарам Bank of America Майкл Видмер прогнозирует дальнейший рост биржевой стоимости меди до $13 тыс. в ближайшие годы. К 2025 году, если запасы не удастся восстановить за счет вторичной переработки, востребованный металл вполне может подорожать и до $20 тыс..

Долго искать причины такого взрывного роста не нужно. Из краткосрочных факторов может выделить временную приостановку добычи сырья на некоторых производственных предприятиях, связанную с последствиями пандемии. Но есть и другой, фундаментальный фактор – разворот мировой экономики в сторону все более широкого использования технологий «зеленой энергетики» и распространения электрического транспорта.

Эти отрасли нуждаются в огромном количестве меди, и в обозримой перспективе этот голод будет очень непросто утолить. Дэвид Нойхаузер, основатель и управляющий директор американского хедж-фонда Livermore Partners, уже назвал медь «новой нефтью». Эту же фразу повторил и Ник Сноудон из Goldman Sachs Research, предрекая медному рынку многолетний «бычий» тренд.

Казахстан в русле мировых трендов

Медь составляет одну из главных экспортных статей Республики Казахстан. Каждый год страна продает внешним заказчикам почти весь добытый металл, находящийся на разных стадиях технологической обработки. Крупнейшим покупателем является Китай, доля которого составляет 2/3 всей выручки. Так, к примеру, в 2020 году Поднебесная приобрела казахстанской меди на $1,84 млрд долларов. При этом, по сравнению с 2019 годом, экспорт в Китай увеличился на 18,6%.

Объясняется такая динамика все теми же причинами. Еще в декабре прошлого года глава Китая Си Цзиньпин озвучил планы страны по наращиванию суммарной мощности экологически чистых источников энергии втрое – до 1 200 ГВт уже к 2030 году. Можно не сомневаться, что в этом проекте Казахстану как поставщику меди отводится важная роль. Для отрасли сейчас открыто большое окно возможностей, которым необходимо воспользоваться. Но для этого сама отрасль должна измениться. В ближайшие годы, опираясь на растущую стоимость меди, она должна стать современнее и эффективнее. Если этого не произойдет, впереди могут оказаться другие.

Так «Русская медная компания» уже начала строительство рудника на разведанном в 1964 году подземном месторождении «50 лет Октября» в Актюбинской области. Открытая добыча здесь завершилась в 2019 году, однако подземные запасы значительны и составляют 9,7 млн тонн медно-колчеданных руд, в том числе 169,5 тыс. тонн меди со средним содержанием в руде 1,75%. Этого хватит на два десятка лет работы рудника с проектной производительностью 500 тыс. тонн руды в год. Современное предприятие начнет работу в 2024 году.

Несмотря на наличие в Казахстане таких новых крупных проектов по добыче и переработке руды, как Актогай и Бозшаколь, большая часть производственных объектов меднодобывающей отрасли в стране уже проработала несколько десятков лет. Важным путем поддержания их возможностей на современном уровне мог бы стать процесс цифровизации.

Цифровизация добычи

Среди всех остальных отраслей экономики горнодобывающая отнюдь не является пионером цифровизации – наоборот. Большие проекты, связанные с серьезными изменениями инфраструктуры предприятий, усложнены из-за очень высокой стоимости применяемого оборудования и длительности его амортизационных сроков. Поэтому первая волна внедрений была связана с началом использования систем ERP и MES (Manufacturing Execution System) для упорядочивания корпоративных процессов и отчетности.

С развитием средств цифровой связи и технологий интернета вещей у предприятий возникла возможность формирования цифровой модели производства и внедрения принципиально новых средств автоматизации.  На смену старым методах технологической оптимизации приходят новые – основанные на программных платформах анализа всех поступающих с объекта данных.

Цифровые каналы связи позволяют оснастить автономными сенсорами разных типов любое оборудование, помещение, карьер, шахту или обогатительный комбинат. Получаемая от сетей таких датчиков информация дает возможность в реальном времени контролировать любые параметры производственного процесса, вовремя выявляя отклонения или инциденты самых разных типов.

Имея полное представление о ходе работ, местоположении и состоянии каждого карьерного самосвала, погрузчика и работника, уже можно создавать сложные сценарии автоматизации с использованием полностью автономной самоуправляемой техники или оборудования, дистанционно управляемого удаленным оператором.

Последовательно налаживая сквозные цифровые процессы управления предприятием, можно добиться не только общего повышения эффективности рабочих процессов и безопасности персонала, но и устойчивого роста производительности и рентабельности производства.

Например, несколько месяцев назад по такому пути пошла глобальная горнодобывающая компания Anglo American. Вместо того чтобы поддерживать расположенные непосредственно на производственных объектах многочисленные диспетчерские пункты, она объединила их все в едином IROC (Integrated Remote Operations Center). Десять раскиданных по территории Чили объектов превратились в один – расположенный в столице страны Сантьяго.

Поступающие в новый центр данные и результаты их анализа позволили компании оптимизировать всю производственную цепочку. Кроме того, удалось добиться повышения безопасности работы персонала и значительно снизить расходы на командировки сотрудников на месторождения. Это стало возможным благодаря созданию цифровой модели шахт и размещению 700 камер, наблюдающих за процессами бурения, погрузки и транспортировки, дробления, измельчения, флотации и пр.

Другая горнодобывающая компания, Freeport-McMoRan, несколько лет назад реализовала проект «подключенного рудника» (Connected Mine). Его основой стала облачная платформа по сбору и анализу данных, которая в реальном времени обрабатывает данные, полученные от работников, оборудования, шахт и обогатительных комплексов. При анализе учитываются такие факторы, как загруженность портов и железных дорог. Используется и машинное обучение. В комплексе компания получила в свое распоряжение автоматизированную интеллектуальную систему управления активами и ценнейший источник сведений для планирования развития предприятия.

Подобных проектов уже множество. Горнодобывающие компании по всему миру понимают, что цифровая трансформация может проводиться без кардинального обновления основных средств производства – путем постепенного повышения их «цифровой связанности» и внедрения бизнес-процессов, основанных на анализе данных. Это позволяет улучшить показатели производства, поднять на новый уровень промышленную безопасность и охрану труда, увеличить сроки службы техники, снизить потребность в сотрудниках и, как следствие, добиться высокой рентабельности.

Тенденции, актуальные для остального мира, в полной мере влияют и на казахстанских производителей продуктов переработки руд. Период высоких цен на медь открывает для них возможность инвестировать в свое будущее в качестве высокотехнологичных и эффективных компаний. Универсального пути цифровизации для всех, конечно, не существует, но складывать из отдельных пилотных инновационных проектов «дорожные карты» общей цифровизации пора уже сейчас.

Ансар Абуев

Можно ли заработать на энергокризисе

В данной статье мы расскажем, как заработать на энергетическом кризисе, на что обращать внимание в краткосрочном и долгосрочном горизонте инвестирования и не стать Максом Рокатански в погоне за дефицитными энергоносителями.


Андрей Ли

На что обратить внимание при заключении договора страхования недвижимости

Физические лица и страховые компании вправе заключать договоры страхования на тех условиях, которые посчитают для себя приемлемыми, то есть имеют право изменять и дополнять условия договора как на стадии обсуждения, так и после его заключения.   Но на практике все иначе. Желающим застраховать недвижимость дают готовый шаблон договора, в котором поменять, добавить или убрать какое-либо условие вряд ли удастся. Либо заключай как есть, либо ищи другую страховую компанию. И все же перед заключением договора важно внимательно ознакомиться с его условиями.  


Адмет Акхтер

Экспорт или госзаказ? Казахстанские IT-компании оказались перед непростым выбором

Казахстанские программисты все чаще становятся объектом охоты зарубежных рекрутеров, но отечественному бизнесу есть что предложить местным талантам.   В последнее время в медийном пространстве вспыхивают ожесточенные дискуссии о государственной политике в области распределения средств на гигантские цифровые проекты типа Egov, DamuMed и E-learning. 


Мирас Касымов

Казахстанскому бизнесу пора применять принципы ESG

В последние годы стратегическим направлением бизнеса во всем мире стал ESG – курс на устойчивое развитие. В соответствии с ним строят свои стратегии многие компании, о своей приверженности этому подходу заявляют гиганты, внимание ESG уделяют представители всех индустрий. 


Евгений Винокуров

Гендерное равенство на рынке труда

18 сентября ежегодно отмечается Международный день равной оплаты труда, напоминающий о том, что во всем мире по-прежнему существует проблема разрыва в оплате труда между мужчинами и женщинами. Согласно оценкам Всемирного экономического форума, среднемировой доход женщины и мужчины по паритету покупательной способности составляет около $11 тысяч и $21 тысячи соответственно. По данным Международной организации труда, глобальный гендерный разрыв в оплате труда составляет порядка 16%, по данным ОЭСР – порядка 13%.