273 просмотра

Казахстану нужен проектный офис по вопросам низкоуглеродного развития

Талгат Темирханов
заместитель председателя правления НПП «Атамекен»

Облагать налогами выбросы углекислого газа, чтобы стимулировать предприятия сокращать загрязнения, разные эксперты уже предлагали не раз. Однако первым его применит Европейский Союз, который планирует внедрить «пограничный корректирующий углеродный механизм» (Carbon Border Adjustment Mechanism – CBAM) или так называемый «углеродный налог». Он станет новым инструментом климатической политики Евросоюза для регулирования выбросов парниковых газов не только в странах ЕС, но и за его пределами.

Это своего рода пошлина, которая будет взиматься с товаров в зависимости от их «углеродного следа», то есть объема выбросов парниковых газов, образовавшихся в процессе их производства.

Уже известно, что с 2023 года налогом могут обложить импорт электроэнергии, черных металлов, алюминия, цемента и удобрений, с дальнейшим поэтапным расширением этого списка и возможным включением в него всех видов металлов, химической продукции и даже нефтепродуктов.

Почему это важно?

Современный Казахстан - это экспортер продукции с высокой углеродоемкостью, а потому из-за появления углеродного налога есть риск потерять конкурентоспособность нашей продукции на рынках ЕС из-за повышения ее цены.

Сейчас Европа - крупнейший торговый партнер Казахстана, в 2020 году на нее пришлось 39% всего экспорта нашей страны. При этом доля топливного сектора составляет 65% ($26,7 млрд), меди - 7% ($2,74 млрд), черных металлов - 5% ($2,28 млрд) и алюминия - 1% ($492,6 млн).

По предварительному анализу за 2019-2020 годы по топ-12 товаров с объемом экспорта в денежном выражении более $50 млн, под углеродный налог подпадают только два - ферросплавы и алюминий. И если говорить в цифрах 2020 года, то, по предварительным оценкам, потери Казахстана составят $4,2 млн по алюминию и $12,7 млн - по ферросплавам.
 
На начальном этапе углеродный налог не затронет нефтяную отрасль, но через 3-5 лет его применение в отношении нефтепродуктов неизбежно. В этом случае, потери страны на экспорте нефти будут исчисляться куда большими суммами - уже около $3,4 млрд.

Как компенсировать потери?

Казахстан уже начал работать над мерами, которые способны компенсировать экспортерам их потери. Например, рассматривается снижение выбросов углекислого газа, модернизация промышленного сектора, ужесточение углеродного регулирования и переориентирование экспорта на новые рынки.

Говоря о декарбонизации промышленного сектора, мы понимаем, что основным вызовом для нас станет масштабная модернизация энергетических предприятий, где должно пройти замещение угольной генерации на газовую и ВИЭ. Но это весьма амбициозная задача для Казахстана, где доля угольной генерации сейчас достигает почти 70%.

Ускоренный переход к низкоуглеродному развитию потребует значительных инвестиций. Например, для реализации мер, предложенных в Концепции низкоуглеродного развития, нужно более $160 млрд только для модернизации энергетического сектора (то есть 5,3 млрд ежегодно).

Еще одно возможное решение - это расширение действующей системы торговли выбросами. В Казахстане регулирование выбросов парниковых газов регулируется системой торговли выбросами, которая работает по принципу выделения квот.

По плану, к 2030 году уровень выбросов парниковых газов должен быть снижен на 15% от уровня 1990 года. Но уже сейчас этот уровень превышается. Например, в 2018 году выбросы ПГ в Казахстане составили 401,9 млн тонн, и это на 4% больше уровня 1990-го.

Понятно, что для достижения показателей нужно остановить рост выбросов парниковых газов не только в рамках системы торговли выбросами, но и в масштабе экономики страны, включая транспортный сектор, отходы, ЖКХ, АПК и другие, а также заниматься мероприятиями по их сокращению.
По нашим оценкам, нужно сократить 73,5 млн тонн выбросов в СО2-эквиваленте. Для сравнения: совокупный объем углеродных квот, выданных в Национальном плане распределения квот на выбросы парниковых газов на 2021 год составляет 169,2 млн тонн.

При этом цена за квоту парникового газа в ЕС составляет 50 евро за тонну, в то время как у нас - около 1 евро. В качестве предложения целесообразно расширить свою систему. Дело в том, что если в стране-экспортере уже действует собственная система торговли выбросами, то стоимость выбросов будет вычитаться из установленной в ЕС стоимости, до полного устранения налога при равной цене за выбросы.

Бизнесу нужна поддержка

Важно определиться с приоритетными отраслями экономики и оказать им поддержку при декарбонизации, разработав пакет горизонтальных мер. На национальном уровне у компаний базовых отраслей значительно больше вызовов, для решения которых необходимо будет задействовать большие денежные ресурсы.

Поэтому целесообразно синхронизировать политики по энергоэффективности, индустриализации, развитию электроэнергетики, в том числе ВИЭ, с политикой по декарбонизации экономики и определить меры поддержки для секторов экономики, на которые они будут распространены.
Также для дополнительной поддержки бизнеса важно разработать механизм использования средств, уплаченных за квоты на выбросы парниковых газов, с возможностью их перераспределения на модернизацию производств и внедрения НДТ. Последние зачастую направлены именно на снижение выбросов.

Альтернативой может стать переориентация на другие рынки сбыта или развитие новых секторов промышленности для наращивания экспортного потенциала страны.

Для координации всей этой работы - безусловно масштабной, в Казахстане нужно создать межведомственный проектный офис по вопросам низкоуглеродного развития при правительстве. Именно такой орган поможет объединить усилия и государственных органов, и бизнеса для достижения целей по низкоуглеродному развитию Казахстана.

Мирас Касымов

Рынок меди и перспективы цифровизации добывающей отрасли

На мировом рынке меди неспокойно. Запасы готового к поставке металла упали до 15-летнего минимума и покрывают мировую потребность лишь на три недели вперед. После «ковидного» падения стоимости актива с $6 300 до $4 600 в прошлом году, медь не только успела отыграть потерянное, но и в какой-то момент почти достигла отметки $11 тысяч за метрическую тонну.


Евгений Винокуров

Гендерное равенство на рынке труда

18 сентября ежегодно отмечается Международный день равной оплаты труда, напоминающий о том, что во всем мире по-прежнему существует проблема разрыва в оплате труда между мужчинами и женщинами. Согласно оценкам Всемирного экономического форума, среднемировой доход женщины и мужчины по паритету покупательной способности составляет около $11 тысяч и $21 тысячи соответственно. По данным Международной организации труда, глобальный гендерный разрыв в оплате труда составляет порядка 16%, по данным ОЭСР – порядка 13%.  


Василий Калабин

Как казахстанский бизнес коснется изменение климата

Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC) выпустила новый отчет, который, как ключевой документ по проблеме изменения климата, принимают во внимание государственные структуры и бизнес.  


Елдар Шакенов

Почему IT-гиганты инвестируют в искусственный интеллект

Alphabet, Microsoft, Facebook и Amazon тратят большие деньги на технологии искусственного интеллекта. Эти технологические гиганты внедряют AI в потребительские товары и услуги. Google и Facebook используют инструменты искусственного интеллекта в цифровой рекламе, Amazon – для настройки розничных онлайн-предложений и рекомендаций продуктов посетителям веб-сайтов. Facebook применяет AI для улучшения своей ленты активности, фотографий и приложений для социальных сетей. Огромный рынок с быстрыми темпами роста создает пространство для роста прибыли компаний.


Жайнар Саржаков

Торговать на KASE стало удобнее и комфортнее

Для улучшения возможности торгов Казахстанская фондовая биржа (KASE) реализовала ряд важных проектов. Мы запустили торгово-клиринговую систему ASTS+ для фондового и валютного рынков, торгово-клиринговую систему SPECTRA для рынка деривативов, внедрили омнибус-счета для торгов на всех рынках KASE.