228 просмотров

Для чего казахстанским судьям позволят «активничать» в процессах

Айгуль Койшибаева
Судья Специализированного межрайонного экономического суда Алматы

С 1 июля 2021 года вступает в силу Административный процедурно-процессуальный кодекс Республики Казахстан, который повлечет за собой создание принципиально нового для страны вида судопроизводства –административного. Основной новеллой этого института будет цель на практике уравнять шансы сторон в судебных процессах, где по одну сторону баррикад находятся граждане, а по другую – государственные органы. 

Безусловно, принципы законности, беспристрастности, диспозитивности (возможности свободно распоряжаться процессуальными средствами защиты) и равенства сторон являются общими для всех видов судопроизводства. Отсюда проистекает и считающаяся нормой отстраненная позиция судьи: служитель Фемиды никак не должен влиять на стороны процесса и уж тем более – помогать им в осуществлении защиты своих прав в суде.

Все это логично и справедливо, когда в качестве истца и ответчика выступают представители одних и тех же «весовых категорий» – например, когда в гражданском суде пытаются разрешить спор два физических лица. Или тогда, когда свой хозяйственный спор пытаются разрешить бизнес-структуры: там стороны процесса априори обладают равными возможностями, и сведение роли судьи к оценке предоставленных ими в защиту своей позиции доказательств целиком и полностью оправданно. 

Но сфера публично-правовых правоотношений, возникающих в процессе разрешения административных дел, весьма специфична, поскольку касается отношений между властным субъектом административного права и гражданином. И здесь очень сложно говорить о каком-то изначальном равенстве сторон, хотя бы потому, что участники любой административной процедуры являются субъектами публично-правовых отношений, которые всегда строятся по вертикали «власть-подчинение». Иными словами, даже если госорган будет выступать ответчиком по иску гражданина, он все равно будет представлять в суде часть системы государственного управления, что изначально ставит участников административной процедуры в неравное положение. И если роль суда в состязательном процессе заключается в организации такого процесса, в котором сторонам будут созданы все условия для реализации ими своих процессуальных прав, то очевидно, что судьи должны каким-то образом устранить эту изначальную диспропорцию. 

Диспропорция заключается, прежде всего, в том, что для защиты своих интересов в суде административный орган обладает как организационными, так и трудовыми ресурсами – одним или целым штатом юристов. В то время как истец – физическое лицо – не всегда обладает таким арсеналом, достаточным и необходимым для защиты своих прав свобод и законных интересов. Причем по самой прозаической причине – у него может не оказаться денежных средств для юридического сопровождения процесса. Наконец, сама юридическая атмосфера такого спора, в котором одна из сторон априори находится в подчинении у другой (то, что гражданин пытается оспорить конкретное решение госоргана, не отменяет его обязанности подчиняться этому госоргану по другим вопросам как представителю государственной власти), требует усиления процессуальной активности суда, рассматривающего административное дело, для обеспечения реального равенства сторон в процессе рассмотрения и разрешения административного дела.
 
И новый Административный процедурно-процессуальный кодекс дает судьям ряд инструментов для этого: прежде всего, он предоставляет суду больший объем полномочий по участию в доказательственной деятельности в процессе. Согласно статье 16-й этого документа, суд, не ограничиваясь объяснениями, заявлениями и ходатайствами участников административного процесса, а также представленными ими доводами, доказательствами и иными материалами административного дела, всестороннее, полно и объективно исследует все фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела. То есть даже если истец (физическое лицо) упускает из виду какой-то существенный аспект дела, который мог бы усилить его позицию, суд вправе самостоятельно учесть это обстоятельство без указания его истцом. Более того, в целях правильного разрешения административных дел суд вправе истребовать доказательства как по ходатайству лиц, участвующих в деле, так и по собственной инициативе. И на основе этих дополнительно истребованных доказательств судья вправе скорректировать предмет доказывания по административному делу, как расширив, так и сузив заявленные требования истца. 

Практическое применение данного принципа также выражается в том, что суд, установив, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по данному иску, вправе вызвать истца, разъяснить ему последствия предъявления иска к ненадлежащему ответчику и с согласия истца допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим. При этом, если истец не согласен на замену ответчика другим лицом, суд может без согласия истца привлечь это лицо в качестве второго ответчика. Реализация данного права судом позволит эффективно и быстро разрешить спор, не порождая бюрократическую цепочку новых исков все того же гражданина к другим ответчикам. Этой же цели отвечает обязанность суда оказывать содействие истцу в устранении формальных ошибок, уточнении неясных выражений, подаче ходатайств по существу административного дела, дополнении неполных фактических данных, представлении всех письменных объяснений, имеющих значение для полного определения и объективной оценки обстоятельств административного дела, на всех стадиях процесса. 

Однако не следует воспринимать данный принцип однобоко и считать, что теперь деятельность суда по административным процессам будет направлена исключительно на защиту интересов истца. Если после всех «подсказок» и дополнительных запросов со стороны служителей Фемиды гражданину так и не удастся доказать неправомерность решений госоргана, то решение, безусловно, будет вынесено в пользу последнего. А самое главное, что такая система обеспечит объективный контроль правомерности действий того или иного административного органа и позволит на основании одного административного процесса выявить ситуации, когда принятые органами публичной власти административные акты или иные ее действия создают отрицательные, обременительные и иные нежелательные последствия для большой группы граждан. Государство с помощью нового вида судопроизводства получит возможность своевременно устранять такие ситуации, уменьшая количество судебных исков от граждан и повышая степень их удовлетворенности качеством госуправления.

Бауыржан Садиев

Как пандемия изменила киберспорт

Из-за пандемии и связанных с ней карантинных мер все удаленные формы развлечений переживают новый взрыв пользовательского интереса. В первую волну локдауна люди стали играть почти в два раза больше - активности американских игроков в пиковые часы во второй половине марта выросла на 75%. В странаха с заркытми границами, в опустевших городах, буквально закипела виртуальная жизнь. 


Мирас Касымов

Как перезапустить капитальные проекты

И инвесторы, и подрядчики, вынужденные приостановить проекты капитального строительства, смогут возобновить их благодаря инвестициям в цифровое развитие бизнеса Причина кризиса – цифровая неразвитость


Мадина Корганбаева

Как оценить работу внутреннего аудита

В Казахстане мы часто встречаемся с непониманием того, что должны делать внутренние аудиторы и что могут ожидать от них заинтересованные стороны - совет директоров, комитет по аудиту, правление, представители второй линии защиты, подразделения компании, проверяемые внутренним аудитом.


Ержан Джанзаков

Смена угла зрения | 2021

Нахожусь под впечатлением от эссе Питера Брегмана (автор книг «18 минут» и «Эмоциональная смелость») «Я ничего не понимаю: как нынешний кризис поможет вам узнать себя», где он ставит непростые вопросы. Словами автора, на героя публикации давят тяжесть времени и неопределенность нашей жизни. Смею предположить, что эти переживания в той или иной мере характерны для многих наших современников.


Виталий Быстрюков

Как инновационные лекарственные препараты попадают на рынок в мире и Казахстане?

О том, что такое инновационные лекарственные препараты, почему они важны для системы здравоохранения и, в конечном счете, для повышения качества жизни граждан, я рассказывал здесь. Сегодня речь пойдет о том, каким образом в мире и Казахстане этот вопрос решается, в том числе, и на законодательном уровне.