Приватизация в Узбекистане – это трансформация всей экономики страны

Азиза Умарова
исполнительный директор консалтинговой компании SmartGov consulting, консультант Агентства управления госактивами Республики Узбекистан

В Узбекистане остро стоит вопрос о сокращении роли государства в экономике. Анализ показал, что госпредприятия, пользуясь индивидуальными таможенными и налоговыми льготами, создают перекосы на рынке, вредят конкуренции и при этом у самих компаний практически отсутствует эффективное управление. Сегодня в Узбекистане заговорили о мерах, которые позволят сократить долю государства в экономике и высвободить рынок для настоящего частного сектора.

Процесс приватизации и сокращения доли государства будет идти поэтапно. Согласно разработанному проекту стратегии владения, управления и реформирования предприятий с государственным участием, он займет целых пять лет. И я могу сказать, что этот документ не просто про приватизацию, он в целом про всю трансформацию экономики в стране. От способов принятия решений до реализации интересов государства на уровне предприятий.

Конечно, эта программа неидеальна, но с помощью нее государство сможет поменять сложившуюся ситуацию в экономике. К примеру, сейчас в глаза бросается большое количество организационно-правовых форм, под которыми скрывается участие государства.

В том же Сингапуре предприятия с гос­участием оформлены как ООО. Они платят налоги, раскрывают свою финансовую отчетность и отчитываются перед главным держателем – государством.

Стратегия предусматривает значительное упразднение государственных унитарных предприятий (ГУП). Проведенная Агентством по управлению госактивами инвентаризация 1742 ГУП показала, что большинство из них просто не соответствуют реалиям сегодняшнего времени. По плану, должны остаться лишь 70 ГУП, то есть только 4%. Остальные будут упразднены либо превращены в форму АО. 

Многие из этих предприятий имели право обходить правила прозрачных госзакупок, нередко осуществляли деятельность без лицензии. Все это позволило раздуть квазигосударственный сектор. Приведу пример. В перечне госпредприятий, которые будут упразднены, оказались все базары республики. До сих пор они находятся на балансе местных органов власти (хокимиятов) и управляются ими. Объясняется это заботой о продовольственной без­опасности и санитарным контролем. Та же ситуация сложилась со многими мукомольными комбинатами, хотя уже давно появились частные игроки, конкурентоспособные и не нуждающиеся в субсидиях. Другой пример касается работ по благоустройству городов, которые осуществляют ГУПы при каждом хокимияте. В различных мэриях разных стран данная функция давно передана частному сектору на принципах ГЧП/аутсорсинга, а у нас эти вопросы курируют чиновники. 

На данном этапе стратегия предполагает сохранение за государством 554 предприятий. В них будут внедряться принципы корпоративного управления. И это требование времени. С сентября 2016 года в Узбекистане активно заговорили о необходимости экономических реформ, что невозможно без отхода от этатизма или административно-командной экономики. До сегодняшнего дня уже были приняты законы об аудиторской деятельности, МСФО, о госзакупках. Также запускается работа экспертного совета и общественной коллегии, которые будут сопровождать процесс приватизации госпредприятий.

Вопрос приватизации тесно связан с антимонопольной политикой и конкуренцией. И планируемая трансформация экономики в стране затрагивает практически весь цикл – от способов принятия решений до реализации интересов государства на уровне предприятий. В период бушующего коронавируса, когда, как мы видим, государство усиливает свою роль в экономике в условиях нарастающего кризиса посредством господдержки, разговоры о сокращении доли госсектора кажутся чуть более утопичными, чем обычно. Но это правильный вектор. Который останется, хотелось бы верить, невзирая на катаклизмы.

Яна Шишканова

Как получить пассивный доход, а не активные проблемы

Период 2020 года мы запомним надолго. Мечта многих - иметь стабильный доход разбилась об истребитель COVID-19 вдребезги. Как выжить? Как поможет государство? И как выходить из денежной ямы? Сегодняшние реалии показывают кто сделал правильный выбор, смог подстраховать себя и свою семью финансово.  На мой взгляд, разумные инвестиции в недвижимость – это вариант стабильного вложения денег. Зачастую тут нет высоких доходов, однако кроме невысокого, но стабильного дохода у вас всегда остается недвижимость. 


Алия Чыныбаева

Переход в диджитал: новые вызовы и возможности

Пандемия COVID-19 оказала беспрецедентное по своим масштабам влияние на наш образ жизни. Более трети населения мира находится в условиях той или иной формы изоляции, чтобы помочь замедлить распространение коронавируса, и привыкая к новой норме – все больше мы взаимодействуем онлайн, включая приобретение товаров и услуг: по данным Национального банка за период январь-апрель 2020 года количество безналичных транзакций выросло в 2,1 раза (количество составило 615,3 млн единиц) и сумма – в 2,4 раза (объем составил 7 567,1 млрд тенге).


Динара Инкарбекова

Внедрение 5G: в чем истина?

В последнее время в сети активно муссируются вопросы вреда здоровью от внедрения сети 5G. Последователи новой «теории заговора» упоминают влияние 5G на появление COVID-19, настаивая на том, что не вирус, а частоты разрушают иммунную систему человека. В середине весны этого года в Великобритании вандалы стали поджигать телекоммуникационные вышки. Более 77 вышек было сожжено, при том, что в большинстве из них не было оборудования для поддержки беспроводной связи пятого поколения.   


Лейли Ушурова

Как карантин изменил работу в крупных компаниях

Во время кризиса мы остаемся на связи с HR-менеджерами из других крупных компаний: обстановка у всех, в основном, не самая радужная. Карантин сказался на всех, многие компании попали в кризисное положение. Работать в прежнем режиме смогли только те, чей бизнес не потерял актуальность в карантине, а также компании, которых поддерживало государство или инвесторы. Нам удалось оставить процент увольнений невысоким. Могу сказать, что в целом неплохо из этой ситуации вышли. 


Алексей Яншин

Турагентства Казахстана стремятся в онлайн

Рынок электронной коммерции Казахстана динамично развивается. По данным Министерства торговли и интеграции РК, в 2019 году объем этого рынка увеличился в 1,8 раза, превысив 700 миллиардов тенге. Растущий интерес к онлайн-покупкам продиктован ростом проникновения интернета в стране, повышением цифровой грамотности и доверия населения к безналичным платежам.