Перейти к основному содержанию

662 просмотра

Приватизация в Узбекистане – это трансформация всей экономики страны

Азиза Умарова
исполнительный директор консалтинговой компании SmartGov consulting, консультант Агентства управления госактивами Республики Узбекистан

В Узбекистане остро стоит вопрос о сокращении роли государства в экономике. Анализ показал, что госпредприятия, пользуясь индивидуальными таможенными и налоговыми льготами, создают перекосы на рынке, вредят конкуренции и при этом у самих компаний практически отсутствует эффективное управление. Сегодня в Узбекистане заговорили о мерах, которые позволят сократить долю государства в экономике и высвободить рынок для настоящего частного сектора.

Процесс приватизации и сокращения доли государства будет идти поэтапно. Согласно разработанному проекту стратегии владения, управления и реформирования предприятий с государственным участием, он займет целых пять лет. И я могу сказать, что этот документ не просто про приватизацию, он в целом про всю трансформацию экономики в стране. От способов принятия решений до реализации интересов государства на уровне предприятий.

Конечно, эта программа неидеальна, но с помощью нее государство сможет поменять сложившуюся ситуацию в экономике. К примеру, сейчас в глаза бросается большое количество организационно-правовых форм, под которыми скрывается участие государства.

В том же Сингапуре предприятия с гос­участием оформлены как ООО. Они платят налоги, раскрывают свою финансовую отчетность и отчитываются перед главным держателем – государством.

Стратегия предусматривает значительное упразднение государственных унитарных предприятий (ГУП). Проведенная Агентством по управлению госактивами инвентаризация 1742 ГУП показала, что большинство из них просто не соответствуют реалиям сегодняшнего времени. По плану, должны остаться лишь 70 ГУП, то есть только 4%. Остальные будут упразднены либо превращены в форму АО. 

Многие из этих предприятий имели право обходить правила прозрачных госзакупок, нередко осуществляли деятельность без лицензии. Все это позволило раздуть квазигосударственный сектор. Приведу пример. В перечне госпредприятий, которые будут упразднены, оказались все базары республики. До сих пор они находятся на балансе местных органов власти (хокимиятов) и управляются ими. Объясняется это заботой о продовольственной без­опасности и санитарным контролем. Та же ситуация сложилась со многими мукомольными комбинатами, хотя уже давно появились частные игроки, конкурентоспособные и не нуждающиеся в субсидиях. Другой пример касается работ по благоустройству городов, которые осуществляют ГУПы при каждом хокимияте. В различных мэриях разных стран данная функция давно передана частному сектору на принципах ГЧП/аутсорсинга, а у нас эти вопросы курируют чиновники. 

На данном этапе стратегия предполагает сохранение за государством 554 предприятий. В них будут внедряться принципы корпоративного управления. И это требование времени. С сентября 2016 года в Узбекистане активно заговорили о необходимости экономических реформ, что невозможно без отхода от этатизма или административно-командной экономики. До сегодняшнего дня уже были приняты законы об аудиторской деятельности, МСФО, о госзакупках. Также запускается работа экспертного совета и общественной коллегии, которые будут сопровождать процесс приватизации госпредприятий.

Вопрос приватизации тесно связан с антимонопольной политикой и конкуренцией. И планируемая трансформация экономики в стране затрагивает практически весь цикл – от способов принятия решений до реализации интересов государства на уровне предприятий. В период бушующего коронавируса, когда, как мы видим, государство усиливает свою роль в экономике в условиях нарастающего кризиса посредством господдержки, разговоры о сокращении доли госсектора кажутся чуть более утопичными, чем обычно. Но это правильный вектор. Который останется, хотелось бы верить, невзирая на катаклизмы.

Аскар Елемесов

Испытание COVID-19

Пандемия коронавируса уже отразилась на банках страны: часть клиентов (физические и юридические лица) запросили отсрочку займов, другие фиксировали убытки из-за простоя предприятий, попавших в зону карантина. Все это происходит на фоне роста инфляции и снижения доходов населения.  


Шалкар Жусупов

Что происходит на рынке микрозаймов

В I квартале этого года в Казахстане работало 199 микрофинансовых организаций (МФО). Рост кредитования в этом секторе составил всего 2%, хотя в предыдущие годы был не ниже 15–20%. Доля KMF в общем кредитном портфеле МФО составляет 45% (рост на 3% в I квартале). Слабый рост кредитования в секторе МФО обусловлен как увеличивающейся конкуренцией с банками, так и введением карантинных мер во второй половине марта. При этом концентрация нашего рынка увеличилась: усилились позиции топ-5 МФО, а доля небольших игроков совокупно уменьшилась на треть.


Игорь Ли

Кредитование бизнеса: состояние и перспективы

Проведенный нашим банком опрос клиентов из числа представителей МСБ показал, что постепенное снятие карантинных мер вкупе с программами государственной поддержки бизнеса укрепляет позитивные ожидания предпринимателей. Если две недели назад только 80% наших клиентов говорили о том, что ожидают восстановления своего бизнеса в течение одного-трех месяцев, то неделю назад их число увеличилось до 85%.


Анар Макашева

Пандемия прошлась по автопрому без серьезных последствий

Автопром, несмотря на пандемию коронавируса, демонстрирует стабильный рост. За четыре месяца было произведено более 23 тысяч транспортных средств на сумму свыше 172 миллиарда тенге. Производство автомобилей - одна из немногих отраслей экономики страны, где сегодня не наблюдается сокращения рабочих мест и заработных плат. Наоборот, за счет освоения производства новых моделей прогнозируется даже рост количества занятых.


Дармен Садвакасов

Big Tech бьет рекорды, но опасается будущего

Компании большой технологической четверки - Big Tech - переживают настоящий бум продаж. Конечно, определенный рост следовало ожидать после перехода многих бюджетных и частных организаций в онлайн-режим. Однако доходы технологических гигантов в первом квартале оказались выше даже самых оптимистичных прогнозов.