Перейти к основному содержанию

268 просмотров

«С точки зрения валютных рисков ситуация сейчас стабильнее»

Аскар Елемесов
Руководитель офиса рейтингового агентства АКРА в МФЦА

Республика Казахстан, располагая в мировом масштабе относительно небольшой по размерам и в то же время достаточно открытой (то есть с высоким объемом экспорта и импорта относительно ВВП) экономикой, будет сильно затронута событиями, происходящими на мировых финансовых и товарных рынках.

Для финансовой отрасли Казахстана краткосрочные последствия будут не столь велики. Наиболее крупной ее составляющей являются банки, имеющие около 27 трлн тенге активов, в то время как пенсионные активы составляют 11 трлн тенге, и два этих показателя на порядок превосходят совокупные активы всех остальных сегментов отрасли (страхового, управляющих компаний, микрофинансовых организаций).

Из 27 трлн тенге банковских активов чуть больше половины (15 трлн) было выдано в виде кредитов. Порядка 4 трлн тенге в портфеле банков приходилось на ценные бумаги; если к этой цифре добавить 11 трлн тенге пенсионных активов (там почти 100% – ценные бумаги) и около 1,5 трлн тенге вложений в ценные бумаги страховых организаций и брокеров, то мы получим приблизительную сумму работающих финансовых активов (как в тенге, так и в иных валютах, размещенных внутри Казахстана и за рубежом) в районе 34 трлн тенге, в том числе в кредитах 15 трлн (45%) и в ценных бумагах 19 трлн (55%).

Далее, я прошу это особо отметить, все цифры будут абсолютно условные, то есть гипотетические. При довольно негативном сценарии проседания рынка акций на 50% и облигаций на 20% приблизительный размер потерь банковской системы останется в пределах 1–2 трлн тенге.

Банковские кредиты не будут заметно обесцениваться в перспективе следующих двух-трех месяцев, по крайней мере с точки зрения отечественных регуляторов – мы говорим условно о 3% (0,45 трлн тенге) как о крайне тяжелом сценарии. Механизм признания потери стоимости займов, выданных коммерческими банками, везде в мире работает намного медленнее, чем признание потерь на рынке ценных бумаг. Итого даже в таком негативном из гипотетически рассматриваемых в данный момент случаев активы банковской системы могут обесцениться на 1,0–2,5 трлн тенге.

Параллельно с этим по пенсионным активам, номинированным в твердой валюте, и по долларовым кредитам в банках (это около четверти от 34 трлн тенге) автоматически произойдет перерасчет в связи с девальвацией тенге, что в значительной мере создаст точно такой же условный доход от переоценки активов (около 1,7 трлн тенге), по размерам сопоставимый с такими же условными потерями (1,0–2,5 трлн тенге). Однако достаточность капитала банков будет под давлением из-за роста активов, взвешенных по риску (RWA), по валютным кредитам.

Общий итог может сложиться в размере от +0,7 трлн до –0,8 трлн тенге, или 2–3% от общих активов финансовой системы, что в текущих условиях некритично. На начало года банки РК были должны нерезидентам 1,5 трлн тенге, то есть порядка 5% своих активов, что значительно меньше, чем было, например, в 2008 году, поэтому с точки зрения валютных рисков ситуация сейчас стабильнее.

Все эти расчеты строятся исходя из краткосрочного прогноза (до лета 2020 года), и мы говорим о «возможных», или «бумажных», прибылях или потерях, потому что сейчас маловероятно, что кто-то будет в массовом порядке продавать свои ценные бумаги, зафиксировав тем самым убытки и превратив «бумажные» потери в реальные. Более долгосрочные прогнозы делать пока рано, однако уже сейчас ясно, что ситуация будет сохраняться сложной и сама собой не разрешится. Уже произошло увеличение процентных ставок в тенге, что привело к повышению стоимости заимствования для большинства заемщиков. Обычно такие процессы приводят к понижению прибыльности бизнеса, неплатежам, сокращению производства, банкротствам и увольнениям.

Государство в лице правительства и Агентства по регулированию и развитию финансового рынка приняло ряд мер, о которых хорошо известно. Стоимость пакета в размере 5–6% от ВВП – весьма достойная цифра для развивающейся страны. Финагентство пошло на те послабления в отношении банков, которые пока удержат баланс между созданием стимулов для частного капитала пойти навстречу заемщикам и сохранением доверия вкладчиков к финансовым институтам и их регулятору. В перспективе двух-трех месяцев это рациональное и профессиональное решение, то есть какую-то часть внешнего шока государство абсорбировало. К сожалению, никто не сможет сказать, насколько это снизит экономический и социальный ущерб. Скорее всего, максимизация стимулирования совокупного спроса, то есть большая социальная направленность, принесла бы больше эффекта.

На все эти тенденции накладывается огромный фактор неопределенности – пандемия, ход которой трудно предсказуем и зависит от большого количества волатильных переменных. Возможное воздействие этого фактора на нашу экономику вряд ли может быть спрогнозировано.

Основной вывод такой: пока финансовый сектор и экономика в целом выдерживают эту шоковую заморозку в основном благодаря мерам, принимаемым государством. Однако прогнозировать, как именно сложится ситуация через два-три месяца, пока сложно. Устойчивость финансовой системы будет зависеть от состояния экономики в целом, и наоборот.

Аскар Елемесов

Испытание COVID-19

Пандемия коронавируса уже отразилась на банках страны: часть клиентов (физические и юридические лица) запросили отсрочку займов, другие фиксировали убытки из-за простоя предприятий, попавших в зону карантина. Все это происходит на фоне роста инфляции и снижения доходов населения.  


Шалкар Жусупов

Что происходит на рынке микрозаймов

В I квартале этого года в Казахстане работало 199 микрофинансовых организаций (МФО). Рост кредитования в этом секторе составил всего 2%, хотя в предыдущие годы был не ниже 15–20%. Доля KMF в общем кредитном портфеле МФО составляет 45% (рост на 3% в I квартале). Слабый рост кредитования в секторе МФО обусловлен как увеличивающейся конкуренцией с банками, так и введением карантинных мер во второй половине марта. При этом концентрация нашего рынка увеличилась: усилились позиции топ-5 МФО, а доля небольших игроков совокупно уменьшилась на треть.


Игорь Ли

Кредитование бизнеса: состояние и перспективы

Проведенный нашим банком опрос клиентов из числа представителей МСБ показал, что постепенное снятие карантинных мер вкупе с программами государственной поддержки бизнеса укрепляет позитивные ожидания предпринимателей. Если две недели назад только 80% наших клиентов говорили о том, что ожидают восстановления своего бизнеса в течение одного-трех месяцев, то неделю назад их число увеличилось до 85%.


Анар Макашева

Пандемия прошлась по автопрому без серьезных последствий

Автопром, несмотря на пандемию коронавируса, демонстрирует стабильный рост. За четыре месяца было произведено более 23 тысяч транспортных средств на сумму свыше 172 миллиарда тенге. Производство автомобилей - одна из немногих отраслей экономики страны, где сегодня не наблюдается сокращения рабочих мест и заработных плат. Наоборот, за счет освоения производства новых моделей прогнозируется даже рост количества занятых.


Дармен Садвакасов

Big Tech бьет рекорды, но опасается будущего

Компании большой технологической четверки - Big Tech - переживают настоящий бум продаж. Конечно, определенный рост следовало ожидать после перехода многих бюджетных и частных организаций в онлайн-режим. Однако доходы технологических гигантов в первом квартале оказались выше даже самых оптимистичных прогнозов.