Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1076 просмотров

Как добиться рентабельности мусорного бизнеса через ГЧП

Диана Есембекова
Аналитик казахстанского Центра ГЧП

Уже несколько раз в регионах Казахстана возникали пожары на мусорных полигонах. Жители близлежащих населенных пунктов страдают от запаха гари и непонятного едкого дыма, который очень тяжело выветривается. Сложно определить, какой именно вид отходов дает такой эффект. Или это результат нездорового симбиоза органического мусора и химических отходов, типа пластика? Однозначно одно – пришло время решать проблему управления твердо-бытовыми отходами в Казахстане.

Как правильно выстроить систему управления ТБО, чтобы население поверило в идею переработки мусора? 

Крайне важно, чтобы каждый житель видел, как сортируемый им мусор забирают разные машины, увозят в разные стороны и посредством СМИ и соцсетей, ему показывали, как его отходы перерабатывают во что-то полезное. Только тогда у людей появится доверие к этой системе. В противном случае жильцов просто не заставить добровольно сортировать мусор. 

Утилизация ТБО в полезное вторичное сырье – перспективное направление в Казахстане, как с точки зрения экономической привлекательности, так и с позиции экологической безопасности.

В настоящее время серьезной проблемой остается вопрос увеличения объема образования и накопления твердо-бытовых отходов, а также существующее состояние раздельного сбора, утилизации и переработки коммунальных отходов. Ежегодно скапливается до 6 млн тонн ТБО, из них перерабатывают лишь около 11%, остальное - размещают на полигонах и свалках.

Экологическим кодексом с января 2019 года введен запрет на захоронение на полигонах пластмассы, макулатуры, картона и отходов бумаги, стекла. А с 2021 года вступит в силу запрет на захоронение строительных и пищевых отходов.

Существует целый ряд возможностей для привлечения частных операторов (инвесторов) в систему управления ТБО с применением международных практик. Участие частного сектора может варьироваться от весьма ограниченной деятельности (например, контракты на оказание услуг) до более сложных и комплексных механизмов партнерства (например, проектирование, строительство, финансирование, эксплуатация). 

Приведем небольшой обзор международных практик, утилизации ТБО в энергию или во вторичное сырье: строительство и эксплуатация мусоросжигательного завода по переработке отходов в энергию. Вэньчжоу, провинция Чжэцзян, Китайская Народная Республика.

Схема проекта следующая: частный партнер отвечает за проектирование, финансирование, строительство и эксплуатацию объекта. Период реализации проекта составляет 27 лет, из них период эксплуатации – 25 лет. По окончанию договора объект передается в государственную собственность. Частный партнер получает платежи за утилизацию отходов в размере 74 юаней (11 долларов США) за тонну.

Мусоросжигательный завод рассчитан на переработку 320 тонн ТБО отходов в день и производством электроэнергии до 25 млн киловатт в год. Текущая производительность завода 160 тонн ТБО в день и производство 9 млн. киловатт энергии в год, из которых 7 млн. на продажу.

Завод по переработке отходов в энергию. г. Питерборо (граф. Кембриджшир, Англия, Великобритания)

В рамках данного проекта частный партнер отвечает за строительство и управление завода. Схема реализации проекта планируется ВТО. 

Завод перерабатывает все виды топлива, в том числе RDF (refuse derived fuel  - топливо, полученное из переработанных отходов) от различных источников твердых бытовых отходов, коммерческих и промышленных отходов и отходов древесины. Завод Viridor EfW (Runcorn) Limited обрабатывает около 850 000 тонн отходов, генерируя 80 МВт электроэнергии и 52 МВт тепловой энергии в виде пара. 

Строительство и эксплуатация мусоросжигательного комплекса The Amager Bakke по переработке отходов в энергию. Копенгаген, Дания, Северная Европа

Частный партнер отвечает за проектирование, финансирование, строительство и эксплуатацию объекта. Период реализации проекта составляет 28 лет, из них период эксплуатации – 25 лет. По окончанию договора объект передается в государственную собственность. 

Мусоросжигательный завод рассчитан на переработку 400 тыс. тонн отходов ежегодно для производства электроэнергии и тепла для 150 тыс. домов в Копенгагене. Он будет вырабатывать пар до температуры 440 ° С и давлении 70 бар, удваивая электрический КПД по сравнению с существующей установкой. Что еще более важно, новый завод позволит уменьшить выбросы оксидов азота (NOx) на 85% и снизить содержание серы в дыму на 99,5%, по сравнению с существующим заводом. Новый завод, как ожидается, компенсирует выбросы 107,000 тонн углекислого газа (CO2) в год по сравнению с обычным работающим на угле.

Изучая международный опыт проектов по переработке ТБО  и консультируясь со специалистами данных технологий, аналитики Центра ГЧП готовы помогать с реализацией аналогичных примеров в нашей стране. Существует множество технических решений по утилизации, переработке и получению ценных отходов с попутным образованием энергии в виде газа или жидкого топлива. И законодательная основа для реализации данных проектов предусмотрена. 

В свою очередь проблема скопления мусора в нашей стране становится все острее и требует комплексного решения с участием правительства, бизнес-сектора и общественности. Отходы оказывают огромное воздействие на состояние окружающей среды, приводят к гибели целых хозяйственных отраслей. Отрадно видеть, что экологические вопросы занимают все больше внимания руководителей государства и представителей общественности. Теперь в эту сферу начал вовлекаться и бизнес. И это правильно, потому что отходы можно превратить в экономический ресурс, а их переработка может создать десятки тысяч рабочих мест.

К слову, успешные прецеденты в практике специалистов Центра ГЧП уже есть: это реализованный проект «Комплексная система управления ТБО в городе Алматы». Однако это только начало и также планируются проекты пока в трех областях. 

Выбор механизма участия частного сектора должен осуществляться отдельно для каждого конкретного случая в зависимости от объема работ, который будет отдан  инвестору, планируемого срока сотрудничества, а также с учетом возможных рисков.

Комментарии Disqus
Дмитрий Чуприна

Организационное развитие малого и среднего бизнеса

Вторую статью из серии начинает казахстанский кейс. Дело было в 2010 году. Нам практически «навязали» проект по развитию HR-системы крупной строительной компании, занимающейся строительством цехов и промышленных объектов, для крупных производственных предприятий. Дело в том, что в этой компании мы 6 месяцев строили систему продаж и внедряли все составляющие SVART-системы продаж. Первую часть вы можете прочесть здесь.


Максим Барышев

Налоговая либерализация должна поднять казахстанский малый бизнес с колен

Малый и микробизнес во многих странах – это основа экономики. Развитые государства поддерживают МСБ на всех уровнях – от нормативного до финансового, делая это направление приоритетом государственной политики.


Дмитрий Чуприна

Что нужно знать об организационном развитии малого и среднего бизнеса в Казахстане

На заре моей практики развития организации у меня был интересный кейс. А дело было в далеком 2000 году, когда эпоха накопления первоначального капитала в Казахстане переходила в эпоху производства и продаж.


Алем Бектемиров

Футбол – это больше, чем спорт, это жизнь

Футбол – это игра, которая дарит особые чувства: за пару минут ты получаешь эмоции от отчаяния до полного счастья. Футбол – это игра, которая объединяет разных людей планеты.  Именно так отзываются о футболе его фанаты, но, что самое важное, это можно доказать простыми примерами и цифрами. Например, чемпионат мира в России посмотрело рекордное количество людей – 3,5 млрд. В сборной Андорры и Исландии играют все: от профессиональных игроков до дантистов, режиссеров и других. 


Андрей Скорочкин

Enterprise Agile: адаптируем бизнес к быстрым переменам

Казахстан, как и любая страна, встроенная в глобальную экономику, испытывает колоссальное влияние технологий и ускорение всех процессов в бизнесе. Как компаниям стать гибкими и приспособиться к новым условиям, рассказывает Андрей Скорочкин, управляющий директор Accenture Strategy в России и Казахстане. Классические организации живут по принципу RUN – они нацелены на то, чтобы максимально эффективно управлять стационарными процессами, и минимально приспособлены к работе в изменяющемся мире, к постоянным изменениям своих процессов, принятию решений в условиях неопределенности.