Перейти к основному содержанию


1149 просмотров

Почему буксует цифровизация в страховой отрасли

Виталий Веревкин
Председатель Ассоциации страховщиков Казахстана

С момента внедрения электронного полиса ОГПО (обязательное страхование гражданско-правовой ответственности автовладельца) прошло шесть месяцев, и уже можно делать определенные выводы.

Вывод общий. Объем продаж через сайты страховщиков составляет 0,5% от общего объема продаж ОГПО. Это значит, что надежды страховых компаний развить прямые продажи и оптимизировать агентскую аквизицию категорически не оправдались.

Вывод частный. Ситуация с онлайн-страхованием вряд ли улучшится в ближайшее время, да и не только в ближайшее. Существующие модель страхования, законодательные и технические условия, а также нежелание госорганов допускать страховщиков к базам данных не позволят в полной мере реализовать так называемую программу цифровизации в Казахстане, в частности в страховании.

Почему? Мое сугубо личное мнение: такая ситуация сложилась по целому ряду причин. Конечно, как говорил один из героев «Операции «Ы», дело для нас новое, неосвоенное. Причина основная – мы не понимали, что имеем в виду под словами «электронный страховой полис» и «онлайн-страхование», отсюда и непроработанность вопроса, и непонимание того, как это будет работать.

Изначально необходимо было поставить задачу, что клиент должен купить страховой полис на сайте страховщика, через его мобильное приложение или в терминале оплаты не более чем за 3 минуты. Исходя из этой задачи, необходимо было проработать бизнес-процессы по заключению договоров, а также понять, насколько работоспособна инфраструктура страхового рынка, и только после этого писать редакции законов и нормативных актов. Тогда мы увидели бы совсем другой рынок страхования.

Что мы не учли

Неверный подход по разделению каналов продаж. Совсем неправильно разделять каналы продаж и прописывать это в законах прямого действия. Гражданский кодекс РК предусматривает заключение договоров в электронной форме – соответственно, методология заключения договоров страхования должна быть единой. Хотя по сути так и есть, но почему-то мы разделяем полисы, оформленные онлайн, и все остальные.

Тяжелый массив данных для заключения договора. Для того чтобы заключить договор страхования, страховщик должен получить от клиента определенный массив данных. Данные о самом страхователе: ИИН, БИН, ФИО, место жительства, телефон, email, возраст и стаж вождения. Если клиент хочет вписать других застрахованных лиц, все то же самое он заполняет на каждого застрахованного. Плюс данные о транспортном средстве (ТС): тип, VIN code (состоит из 17 знаков на латинице), госномер, год выпуска, место регистрации с указанием полного адреса (населенный пункт, улица, дом).

Подтверждение данных. Все указанные выше данные должны быть подтверждены документально: либо приложены к заявлению на страхование в бумажном или электронном виде, либо подтверждены соответствующими протоколами из государственных баз данных (ГБД).

Отсутствие надлежащих коммуникаций с ГБД. Сейчас логика процессов коммуникаций выстроена таким образом, что ЕСБД (Единая страховая база данных) направляет в ГБД запрос по каждому клиенту и получает соответствующий ответ. Особо отмечу, что внесенные изменения в правила регистрации ТС и выдачи водительских удостоверений существенно отразились на страховании. Так, данные о месте регистрации ТС и количестве посадочных мест теперь не содержатся в свидетельстве о регистрации, эту информацию можно получить только из базы МВД. А еще верификация сведений о страхователе и застрахованных проходит в двух других базах данных, куда ЕСБД также обращается с соответствующим запросом.

Что же получается, если исходить из того, что в год страховщики заключают около 5 млн договоров, из которых 30%, или полтора миллиона, переоформляются? Поскольку в процессе заключения и переоформления одного договора идет несколько десятков запросов, нагрузка на сами базы и на каналы, по которым идет связь, резко возросла. Все это усугубляется техническими работами на стороне ГБД.

Вот и выходит, что существующие технические условия и логика процессов не позволяют в автоматическом режиме получать и подтверждать вышеуказанный массив данных, которые закон требует для заключения договора страхования. А вносить на сайте большой объем информации руками с приложением сканов документов, которые еще потом нужно проверить страховщику, чтобы убедиться, что вся информация правильная, – неинтересно ни клиенту, ни страховой компании. Получается некий «недоонлайн» с ручной проверкой данных, как в русской пословице «Крепко Ванька печку сложил, даже дым не идет».

Почему-то мне кажется, что, даже решив возникший вопрос с каналами и доступами в ГБД, мы все равно не уйдем от проблем технических сбоев каналов и самих баз данных в будущем, никуда не денутся «грязные» данные, которые никто не хочет вычищать. Таким путем мы не увеличим онлайн-продажи никогда.

Что нужно сделать

1.  Четко понять, зачем в Казахстане нужно онлайн-страхование, и сформулировать задачу. Она, повторюсь, может звучать так: покупка полиса с электронных устройств любым пользователем за 3 минуты.

2.  Признать, что все договоры у нас заключаются в электронном виде. Разница только в том, где оцифровываются данные и через какой канал продаж приходит клиент.

3.  Выстроить процесс таким образом, чтобы он позволял заключать договор страхования за 3 минуты.

4.  Оптимизировать данные, которые необходимы для заключения договора страхования, отказаться от данных, которые предоставляются ради самих данных. Например, избавиться от данных, которые не нужны для определения суммы страховой премии, или максимально их сократить. Либо вообще поменять модель страхования.

5.  Пересмотреть логику взаимодействия ЕСБД и ГБД. Лучше, если бы в страховую базу подкачивалась информация из государственных баз в нужных объемах, что исключит проблемы технической коммуникации.

6.  Отменить требование к страховщику проверять своего клиента. Тут целый ворох проб­лем, начиная с того, что закон о противодействии отмыванию доходов требует проверки, верификации и идентификации всего и вся, и заканчивая тем, что регулятор наказывает страховщика за ошибки в договоре, который он заключил на основании ошибок в заявлении клиента. Подход здесь должен быть простым: граждане и юридические лица являются правоспособными и дееспособными и вправе вступать в гражданские правоотношения, соответственно, они и несут ответственность за все риски, связанные с тем, какую информацию они предоставляют для заключения договора. Если страховщик выставил оферту клиенту и страхователь ее принял, то есть оплатил страховую премию, – сделка состоялась. Все недоразумения, связанные с неверной информацией, должны решаться в соответствии с процедурами, предусмотренными законом.

7. Предоставить страховщику право регрессного требования, если будет установлено, что клиент при заключении договора страхования сообщил неверные сведения, повлиявшие на сумму страховой премии.

8. Признать, что если информация о лице, заключающем договор, содержится хотя бы в одной базе (например, в базе данных МВД), то эти сведения можно считать достаточными для надлежащей проверки клиента и верификации сведений по нему.

Комментарии Disqus
Максат Нуриденулы

Появятся ли в банках философы и лингвисты?

Deutsche Bank рассказал о закате «фиатных» денег и морали для искусственного интеллекта


Тамерлан Абсалямов

Киберспорт – новая эра спортивных соревнований

Киберспорт очень быстро стал частью жизни миллионов людей, которые ежедневно интересуются новостями, смотрят трансляции, болеют за команды и играют сами. Люди испытывают волну эмоций, наблюдая как их любимая команда совершает эпичный «камбэк» в гранд-финале «The International» или очередным «рэмпейджем» от Миракла (профессиональный игрок в Dota 2) практически в «соло».  


Бауыржан Садиев

Чем привлекателен мобильный гейминг в Казахстане для бизнеса

Всем известно, что рынок киберспорта в последние годы растет быстрыми темпами, но мало кто обращает внимание на то, что в денежном выражении быстрее всего прирастает его медиасоставляющая.


Аскар Таубаев

Казахстану необходим «Диснейленд» для развития туризма

Периодически в отечественных СМИ возникают инфоповоды, которые после своей публикации, так и не находят логического продолжения. Интересная новость забывается и теряется в потоке информации. Эта история коснулась планов строительства аналогов «Диснейленда» в Нур-Султане и Шымкенте. 


Куанышбек Есекеев

Облачное видеонаблюдение

Почему о безопасности надо думать до инцидентов