Перейти к основному содержанию

995 просмотров

Какие нормативы оживят казахстанский фондовый рынок?

Талгат Камаров
председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз»

С сообщением о создании нового Агентства по регулированию и развитию финансовых рынков у рынка ценных бумаг появился шанс на рывок в развитии. Прошлая эпоха регулирования рынка ценных бумаг прошла под знаком либерализации условий для компаний – эмитентов ценных бумаг, тогда были значительно упрощены и смягчены требования к выпуску и размещению компаниями на рынке ценных бумаг.

Однако к заметной эмиссионной активности это не привело. Стало понятно, что для рынка было бы полезным разобраться и с ключевыми инвесторами – институциональными. Именно от их активного участия во многом зависит успех первичного размещения акций и облигаций и их дальнейшее вторичное обращение. По данным Национального банка, по состоянию на 1 апреля 2019 года совокупный инвестированный на рынке ценных бумаг портфель у ЕНПФ составил 8,8 трлн тенге, у банков второго уровня – 5,8 трлн тенге, у страховых и перестраховочных организаций – 632,6 млрд тенге, у профессиональных участников рынка – 150,1 млрд тенге, активы инвестиционных фондов – 53,0 млрд тенге.

На днях на площадке Ассоциа­ции финансистов Казахстана началось обсуждение пруденциальных нормативов для страховых компаний и профессиональных участников рынка ценных бумаг, требуемых к безусловному исполнению. Нормативы определяют инвестиционный приоритет участников рынка при выборе ценных бумаг исходя из ликвидности и надежности последних. Соответственно, чем мягче требования нормативов, тем выше интерес инвесторов к корпоративным ценным бумагам и тем активнее развитие рынка ценных бумаг. Ведь разница в доходности между корпоративными облигациями и государственными ценными бумагами составляет до 5% годовых. А инвестиционный доход является важнейшей составляющей доходности любого бизнеса.

С другой стороны, жесткость нормативов продиктована исходя из бизнес-модели участников рынка ценных бумаг. Например, страховые компании обязаны при наступлении страхового случая выплатить страховую сумму, которая в сотни раз выше суммы страховой премии. А чтобы премии не обесценивались из-за инфляции и приносили инвестиционный доход, их необходимо инвестировать в ликвидные финансовые инструменты. И здесь участники обсуждения разошлись во мнениях: какие критерии ликвидности должны применяться при расчете пруденциальных нормативов? Традиционный подход подразумевает наличие у выпуска ценных бумаг определенного минимального кредитного рейтинга. Но большинству компаний, желающих выпустить в обращение ценные бумаги, они недоступны как по стоимости, так и по присваиваемой им оценке. А практика показывает, что наличие высокого кредитного рейтинга не является гарантией высокой ликвидности ценной бумаги.

Разумно было бы применять другие критерии, исходя из текущих реалий и возможностей самих участников рынка. Так, предлагаемые нами критерии для корпоративных облигаций заключаются в обязательном наличии маркетмейкера и представителя держателей облигаций. Маркетмейкер – это брокер, который поддерживает обязательные двусторонние котировки по облигациям и гарантирует их исполнение. К функциям представителя держателей облигаций относится мониторинг финансового состояния эмитента и анализ его корпоративных событий. Наличие маркетмейкера и представителя держателей облигаций является условной гарантией адекватности рыночной стоимости и ликвидности облигаций. Их услуги обойдутся, по крайней мере, на порядок ниже, чем услуги международных рейтинговых агентств в прежнем, традиционном подходе.

Что это даст помимо развития отечественного фондового рынка самим институциональным инвесторам? В первую очередь, на местный рынок вернется значительная часть денег из тех, что ушли на международные рынки в поисках инвестиционных вложений. Во-вторых, улучшится риск-профиль, поскольку страховые выплаты исчисляются в национальной валюте. В-третьих, повысится доходность вложений на местном облигационном рынке по сравнению с низкими ставками, предлагаемыми в иностранной валюте на зарубежных рынках.

Дармен Садвакасов

Big Tech бьет рекорды, но опасается будущего

Компании большой технологической четверки - Big Tech - переживают настоящий бум продаж. Конечно, определенный рост следовало ожидать после перехода многих бюджетных и частных организаций в онлайн-режим. Однако доходы технологических гигантов в первом квартале оказались выше даже самых оптимистичных прогнозов.


Мадина Нургалиева

Что нового в законе «О политических партиях»

Одним из самых ожидаемых законов политического блока, инициированных Национальным советом общественного доверия при президенте РК, стал Закон «О политических партиях». 


Олег Савеленко

Как предпринимателям отстоять то, что гарантировано законом?

Не секрет, что вопрос защиты своих прав в нашей правовой системе не является простым и однозначным. Есть такая поговорка: «Закон что дышло, как повернешь, так и вышло!». Эта поговорка отчасти тоже работает и в Казахстане. Имеется в виду, что именно от правильных действий зависит исход того или иного дела, получите ли вы штраф или понесете ли убытки, обманут ли вас ваши партнеры по бизнесу или вы сможете укрепить деловые связи.


Алия Чыныбаева

Как обеспечить безопасность и лучший пользовательский опыт при онлайн-покупках?

В период, предшествующий COVID-19, мы наблюдали значительный рост электронной коммерции, в Казахстане объем рынка за 2019 год увеличился почти в 2 раза. Cегодня, на фоне временной приостановки работы объектов торговли и вынужденной самоизоляции, значимость присутствий в онлайн возросла как для бизнеса, так и для потребителей. Компании разной направленности устремились в онлайн-пространство, налаживая процессы цифровых операций. И эта тенденция, вероятно, сохранится и в будущем, подкрепленная общим ростом подключенных к интернету устройств.


Алия Чыныбаева

Время бесконтактных платежей

Глобальная пандемия значительно повлияла на нашу жизнь: потребовала быстрой адаптации к новой реальности и изменений в повседневных привычках. Во всем мире люди отказываются от длительного нахождения на улице и стараются избегать общественных мест. Мы проводим почти все время дома, а многие из нас – жители столицы и ряда других крупных городов, оказавшихся на карантине, – ограничены выходами на улицу только случаями крайней необходимости.