Бюджетная экономия: как большие данные экономят миллиарды государственному сектору

Евгений Щербинин
CEO Prime Source

Пока в Казахстане приходится объяснять, что Big Data (большие данные) – это жизненная необходимость для развития больших компаний. Тем временем частный бизнес и государственный сектор западных стран подсчитывают прибыль от использования в своих процессах этих самых больших данных.

Напомню, большие данные (Big Data) – это набор инструментов и методов по обработке данных.

Глобальный банк HSBC с помощью Big Data увеличил безопасность в три раза, качество распознавания мошеннических инцидентов – в 10 раз, с годовым экономическим эффектом в $100 млн. Компания UPS – курьерская служба из США – пришла к выводу, что, используя Big Data, она смогла оптимизировать курьерские маршруты для своих водителей, сэкономив тем самым $150 млн за год. Другой пример из государственного сектора – Министерство труда Германии, используя Big Data, выяснила, что 20% различных пособий в стране выплачивалось незаслуженно. С помощью Big Data это министерство сократило свою расходную часть бюджета на 10 млрд евро.

Казахстану тоже есть чем похвастать: в прошлом году мы завершили несколько успешных проектов в государственных органах. Важнейшим из них является проект по внедрению информационной системы на основе Data Mining «Система управления рисками» в Комитете государственных доходов Минфина РК. Успешность проекта заключается в положительном прохождении испытаний на информационную безопасность и получении аттестата по информационной безопасности. Также использование системы комитетом привело к положительному экономическому эффекту на этапе опытной экспликации – согласно официальным публикациям в государственный бюджет поступило более 47,7 млрд тенге. На текущий момент ИС «Система управления рисками» введена в промышленную эксплуатацию и активно используется КГД МФ РК по созданию новых моделей-рисков в налоговом и таможенном администрировании по выявлению рисков.

Приведенные примеры – это лишь финал частных примеров, которые, к сожалению, очень редкие и имеют точечный характер. Чтобы системно изменить ситуацию, нужна эволюция подходов к IT.

Сейчас же могу отметить, что в казахстанском государственном секторе в области IT-решений есть несколько основных проблем. Во-первых, это разрозненность и использование большого количества узкоспециализированных IT-решений. В этом вопросе, по нашему мнению, нужно выбирать базовые технологии, такие как BPM и Big Data, а затем все релевантные процессы автоматизировать в рамках данных единых интегрированных систем. Во-вторых, сегодня отмечается скептическое отношение к технологиям, и особенно к IT-специалистам, как к вспомогательной службе – компьютерщикам, которые ползают под столом с проводами. Нужно перевернуть все с ног на голову в этом вопросе и закрепить ведущую роль IT-специалистов в принятии решений по развитию; привлекать этих профессионалов к проектированию IT-инфраструктуры. Потому что в современном мире именно технологии отличают отстающих от лидеров. В-третьих, длительные циклы планирования и финансирования проектов: пока все согласовывается, либо потребность в IT-решении пропадает, либо технология устаревает, либо меняется руководство в госкомпании и приходится все начинать заново. Нужно применять подход, когда бюджет на технологии утверждается как процент от оборота. Далее выделенный бюджет оперативно направляется на проекты, которые актуальны.

Это лишь независимый взгляд на развитие IT-технологий в государственном секторе со стороны профильного бизнеса.

Лейли Ушурова

Как карантин изменил работу в крупных компаниях

Во время кризиса мы остаемся на связи с HR-менеджерами из других крупных компаний: обстановка у всех, в основном, не самая радужная. Карантин сказался на всех, многие компании попали в кризисное положение. Работать в прежнем режиме смогли только те, чей бизнес не потерял актуальность в карантине, а также компании, которых поддерживало государство или инвесторы. Нам удалось оставить процент увольнений невысоким. Могу сказать, что в целом неплохо из этой ситуации вышли. 


Алексей Яншин

Турагентства Казахстана стремятся в онлайн

Рынок электронной коммерции Казахстана динамично развивается. По данным Министерства торговли и интеграции РК, в 2019 году объем этого рынка увеличился в 1,8 раза, превысив 700 миллиардов тенге. Растущий интерес к онлайн-покупкам продиктован ростом проникновения интернета в стране, повышением цифровой грамотности и доверия населения к безналичным платежам.


Арман Абенов

Как подать заявку на участие в программе поддержки экспорта QazTrade-акселерация

Не секрет, что экспорт продукции – это очень серьезный шаг для любого предприятия. Процесс экспорта всегда сложен, сопряжен с массой документальной работы; с барьерами и препонами, которые наши производители встречают в другом государстве; большое количество нюансов, которые порой могут не просто помешать освоить внешние рынки, но и пагубно сказаться на самом предприятии и его дальнейшей деятельности. Эти моменты зачастую не дают руководителям казахстанских предприятий решиться на экспорт своих товаров и услуг.


Аскар Елемесов

Испытание COVID-19

Пандемия коронавируса уже отразилась на банках страны: часть клиентов (физические и юридические лица) запросили отсрочку займов, другие фиксировали убытки из-за простоя предприятий, попавших в зону карантина. Все это происходит на фоне роста инфляции и снижения доходов населения.  


Шалкар Жусупов

Что происходит на рынке микрозаймов

В I квартале этого года в Казахстане работало 199 микрофинансовых организаций (МФО). Рост кредитования в этом секторе составил всего 2%, хотя в предыдущие годы был не ниже 15–20%. Доля KMF в общем кредитном портфеле МФО составляет 45% (рост на 3% в I квартале). Слабый рост кредитования в секторе МФО обусловлен как увеличивающейся конкуренцией с банками, так и введением карантинных мер во второй половине марта. При этом концентрация нашего рынка увеличилась: усилились позиции топ-5 МФО, а доля небольших игроков совокупно уменьшилась на треть.