Перейти к основному содержанию


1384 просмотра

Бюджетная экономия: как большие данные экономят миллиарды государственному сектору

Евгений Щербинин
CEO Prime Source

Пока в Казахстане приходится объяснять, что Big Data (большие данные) – это жизненная необходимость для развития больших компаний. Тем временем частный бизнес и государственный сектор западных стран подсчитывают прибыль от использования в своих процессах этих самых больших данных.

Напомню, большие данные (Big Data) – это набор инструментов и методов по обработке данных.

Глобальный банк HSBC с помощью Big Data увеличил безопасность в три раза, качество распознавания мошеннических инцидентов – в 10 раз, с годовым экономическим эффектом в $100 млн. Компания UPS – курьерская служба из США – пришла к выводу, что, используя Big Data, она смогла оптимизировать курьерские маршруты для своих водителей, сэкономив тем самым $150 млн за год. Другой пример из государственного сектора – Министерство труда Германии, используя Big Data, выяснила, что 20% различных пособий в стране выплачивалось незаслуженно. С помощью Big Data это министерство сократило свою расходную часть бюджета на 10 млрд евро.

Казахстану тоже есть чем похвастать: в прошлом году мы завершили несколько успешных проектов в государственных органах. Важнейшим из них является проект по внедрению информационной системы на основе Data Mining «Система управления рисками» в Комитете государственных доходов Минфина РК. Успешность проекта заключается в положительном прохождении испытаний на информационную безопасность и получении аттестата по информационной безопасности. Также использование системы комитетом привело к положительному экономическому эффекту на этапе опытной экспликации – согласно официальным публикациям в государственный бюджет поступило более 47,7 млрд тенге. На текущий момент ИС «Система управления рисками» введена в промышленную эксплуатацию и активно используется КГД МФ РК по созданию новых моделей-рисков в налоговом и таможенном администрировании по выявлению рисков.

Приведенные примеры – это лишь финал частных примеров, которые, к сожалению, очень редкие и имеют точечный характер. Чтобы системно изменить ситуацию, нужна эволюция подходов к IT.

Сейчас же могу отметить, что в казахстанском государственном секторе в области IT-решений есть несколько основных проблем. Во-первых, это разрозненность и использование большого количества узкоспециализированных IT-решений. В этом вопросе, по нашему мнению, нужно выбирать базовые технологии, такие как BPM и Big Data, а затем все релевантные процессы автоматизировать в рамках данных единых интегрированных систем. Во-вторых, сегодня отмечается скептическое отношение к технологиям, и особенно к IT-специалистам, как к вспомогательной службе – компьютерщикам, которые ползают под столом с проводами. Нужно перевернуть все с ног на голову в этом вопросе и закрепить ведущую роль IT-специалистов в принятии решений по развитию; привлекать этих профессионалов к проектированию IT-инфраструктуры. Потому что в современном мире именно технологии отличают отстающих от лидеров. В-третьих, длительные циклы планирования и финансирования проектов: пока все согласовывается, либо потребность в IT-решении пропадает, либо технология устаревает, либо меняется руководство в госкомпании и приходится все начинать заново. Нужно применять подход, когда бюджет на технологии утверждается как процент от оборота. Далее выделенный бюджет оперативно направляется на проекты, которые актуальны.

Это лишь независимый взгляд на развитие IT-технологий в государственном секторе со стороны профильного бизнеса.

Комментарии Disqus
Максим Барышев

Налог из прошлого

Власти Казахстана решили сократить налоговую нагрузку для работающих низкооплачиваемых граждан, заработная плата которых не более 25 минимальных расчетных показателей (63 125 тенге), в 10 раз. Снижение налоговой нагрузки планировалось провести путем сокращения индивидуального подоходного налога (ИПН), ставка которого должна была снизиться с 10% до 1%.


Евгений Щербинин

Когда управляющие холдинги начнут системную цифровую трансформацию?

Победа Касым-Жомарта Токаева на выборах президента Казахстана и утверждение Аскара Мамина премьер-министром уже привели к организационным изменениям в структуре правительства и появлению новых министерств. Следующим шагом может стать дальнейшее изменение моделей управления в сельском хозяйстве, энергетике, инвестициях. Как следствие, это приведет к дальнейшему преобразованию национальных управляющих холдингов «КазАгро», «Байтерек», «Самрук-Казына», «КазМунайГаз», КТЖ, «Самрук-Энерго», «Зерде», «Казатомпром».


Андрюс Гудайтис

Почему рабочие так медленно работают?

Когда проходишь по производственным цехам, почти всегда глаз цепляется за «неуклюжую» работу рабочих – чересчур много лишних действий, всегда все чего-то ищут, куда-то ходят. Даже невооруженным глазом видно, что они могут сделать в два или даже в три раза больше работы, чем сейчас, и могли бы с меньшими усилиями заработать больше. Так откуда взять таких людей, чтобы старались заработать себе и компании, чтобы предлагали, как организовать работу, чтобы всем было бы лучше? Может, надо уволить и заново принять HR-персонал, чтобы нашли новых людей?


Алем Бектемиров

Nike против Adidas: кто победит?

Nike (Just do it) и Adidas (Impossible is nothing) – эти два гиганта полностью перевернули индустрию спортивной атрибутики и разделили мир на две части. Сегодня мы поговорим об этих двух компаниях и узнаем, каким же образом они добились таких результатов.


Максим Баженов

Какие сложности создает налоговый камеральный контроль для бизнеса

Камеральный контроль – это одна из форм налогового контроля, осуществляемого путем анализа налоговой отчетности и сведений о налогоплательщиках. Цель камерального контроля – выявить нарушения и предоставить налогоплательщикам возможность самостоятельно их устранить. Несмотря на такую цель, камеральный контроль может создать для налогоплательщиков ряд сложностей, что возможно из-за неясности некоторых положений Налогового кодекса и определенных процедурных моментов.