Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1759 просмотров

Как казахстанской ИТ-разработке закрепиться на мировых рынках

Евгений ЩЕРБИНИН
CEO Prime Source

Основная проблема нашего рынка в том, что сегодня казахстанский ИТ-бизнес концентрируется на быстрых проектах. В то же время, как показывает мировой опыт, в основе успешного ИТ-бизнеса лежат экспертиза в автоматизируемых процессах, R&D (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) и системность.

Понятно, что любой бизнес хочет быстрых денег. В Казахстане этого можно пока достичь обычной схемой «купи-продай»: купил на Западе подешевле, продал в Казахстане подороже. Нацеленность на извлечение максимальной прибыли негативно сказывается на развитии компаний, так как зачастую в прибыль уходят средства, которые могли бы быть инвестированы в развитие компании. Для ИТ-компаний критически важно постоянно работать над улучшением внутренних процессов, внедрять передовые практики, повышать эффективность управления проектами – это ресурсоемкие направления. Иначе никак, в противном случае – застой и регресс.

В своем развитии мы пошли альтернативным путем, создав сразу несколько центров компетенций. Наше производство изначально строилось как распределенное: сегодня у нас четыре центра разработки в Казахстане, Украине, Беларуси и России. Такой подход позволяет нам быстро масштабироваться на разные страны и города, под разные задачи и модульно формировать рабочие группы. Всеми зарубежными активностями Prime Source занимается мой партнер Виктор Назаров.

Что касается особенностей именно казахстанского рынка, то здесь есть плюс – стоимость разработки ниже, чем на других рынках. При этом и квалификация казахстанских специалистов, к сожалению, также ниже. Соответственно, казахстанских архитекторов, тимлидов, которые являются ядром разработки по некоторым проектам Prime Source, мало, но они есть – нам удалось собрать по крупицам 250 человек.

Компетенции же местных разработчиков растут на реальных проектах. Поэтому ценность таких отечественных производителей, как Prime Source, в том, что казахстанские разработчики могут из только что выпустившихся специалистов, из низкоквалифицированных кодеров вырасти в профессиональных девелоперов enterprise-решений, которые знают принципы разработки, правила, тренды и т. д.

Для развития нашего бизнеса важна западная экспертиза. Наш американский продукт – Cognive – является участником программы акселерации Plug&Play. Cognive – это когнитивная экосистема борьбы с мошенничеством и экономической преступностью для финансовых организаций и банков. Эта разработка на технологиях блокчейн, искусственного интеллекта и облачных решений связывает различные финансовые учреждения, экспертов и технологии для борьбы с фродом.

Зачем мы пошли в США? Чтобы развивать бизнес на самом крупном и продвинутом в мире рынке. Создавая там ценность, мы становимся международным бизнесом с прорывными революционными проектами. Наша задача-максимум на ближайшие годы – это экспорт решений, в которых будет максимально возможная когнитивизация процессов с использованием искусственного интеллекта сначала в финансовом секторе, а затем в остальных направлениях. 

Ведь финансы – это самая динамичная отрасль мировой экономики. При этом финансы не ограничиваются только сервисами переводов денег или цифровым банкингом. Здесь и мобильный банкинг, и интеллектуальные коммуникационные платформы, и роботизация процессов внутри банка. Мы создаем такие процессы, которые бы минимальным образом были завязаны на человеке, а в идеале вообще обходились без него. Соответственно, всю эту рутину взяли бы на себя машины, а в принятии решений человеку помогал бы анализ Big Data, искусственный интеллект.

В недалеком будущем мы видим Digital Bank в виде all-in-one-системы, которая может распространяться в том числе и по сервисной модели. У банка будет прекрасная альтернатива – взять Digital Bank и уже через неделю начать предоставлять финансовые услуги.
 

Комментарии Disqus
Евгений Щербинин

Когда управляющие холдинги начнут системную цифровую трансформацию?

Победа Касым-Жомарта Токаева на выборах президента Казахстана и утверждение Аскара Мамина премьер-министром уже привели к организационным изменениям в структуре правительства и появлению новых министерств. Следующим шагом может стать дальнейшее изменение моделей управления в сельском хозяйстве, энергетике, инвестициях. Как следствие, это приведет к дальнейшему преобразованию национальных управляющих холдингов «КазАгро», «Байтерек», «Самрук-Казына», «КазМунайГаз», КТЖ, «Самрук-Энерго», «Зерде», «Казатомпром».


Андрюс Гудайтис

Почему рабочие так медленно работают?

Когда проходишь по производственным цехам, почти всегда глаз цепляется за «неуклюжую» работу рабочих – чересчур много лишних действий, всегда все чего-то ищут, куда-то ходят. Даже невооруженным глазом видно, что они могут сделать в два или даже в три раза больше работы, чем сейчас, и могли бы с меньшими усилиями заработать больше. Так откуда взять таких людей, чтобы старались заработать себе и компании, чтобы предлагали, как организовать работу, чтобы всем было бы лучше? Может, надо уволить и заново принять HR-персонал, чтобы нашли новых людей?


Алем Бектемиров

Nike против Adidas: кто победит?

Nike (Just do it) и Adidas (Impossible is nothing) – эти два гиганта полностью перевернули индустрию спортивной атрибутики и разделили мир на две части. Сегодня мы поговорим об этих двух компаниях и узнаем, каким же образом они добились таких результатов.


Максим Баженов

Какие сложности создает налоговый камеральный контроль для бизнеса

Камеральный контроль – это одна из форм налогового контроля, осуществляемого путем анализа налоговой отчетности и сведений о налогоплательщиках. Цель камерального контроля – выявить нарушения и предоставить налогоплательщикам возможность самостоятельно их устранить. Несмотря на такую цель, камеральный контроль может создать для налогоплательщиков ряд сложностей, что возможно из-за неясности некоторых положений Налогового кодекса и определенных процедурных моментов.


Евгений Щербенин

Как роботы с ИИ захватывают банковские процессы

Технологии искусственного интеллекта (ИИ) за последние несколько лет из сказки превратились в реальность. За те 20 лет, что я в IT-отрасли, появлялись и угасали многие тренды, однако не было столь стремительного прогресса, какой сегодня мы наб­людаем с ИИ. При этом технологии ИИ легко масштабируются на целые отрасли экономики, например финансовую. Мы считаем, что следующий этап эволюции банков – это роботизированный на ИИ банк без людей, и даже придумали ему имя для внутреннего пользования – RoboBank.