Как казахстанской ИТ-разработке закрепиться на мировых рынках

Евгений ЩЕРБИНИН
CEO Prime Source

Основная проблема нашего рынка в том, что сегодня казахстанский ИТ-бизнес концентрируется на быстрых проектах. В то же время, как показывает мировой опыт, в основе успешного ИТ-бизнеса лежат экспертиза в автоматизируемых процессах, R&D (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) и системность.

Понятно, что любой бизнес хочет быстрых денег. В Казахстане этого можно пока достичь обычной схемой «купи-продай»: купил на Западе подешевле, продал в Казахстане подороже. Нацеленность на извлечение максимальной прибыли негативно сказывается на развитии компаний, так как зачастую в прибыль уходят средства, которые могли бы быть инвестированы в развитие компании. Для ИТ-компаний критически важно постоянно работать над улучшением внутренних процессов, внедрять передовые практики, повышать эффективность управления проектами – это ресурсоемкие направления. Иначе никак, в противном случае – застой и регресс.

В своем развитии мы пошли альтернативным путем, создав сразу несколько центров компетенций. Наше производство изначально строилось как распределенное: сегодня у нас четыре центра разработки в Казахстане, Украине, Беларуси и России. Такой подход позволяет нам быстро масштабироваться на разные страны и города, под разные задачи и модульно формировать рабочие группы. Всеми зарубежными активностями Prime Source занимается мой партнер Виктор Назаров.

Что касается особенностей именно казахстанского рынка, то здесь есть плюс – стоимость разработки ниже, чем на других рынках. При этом и квалификация казахстанских специалистов, к сожалению, также ниже. Соответственно, казахстанских архитекторов, тимлидов, которые являются ядром разработки по некоторым проектам Prime Source, мало, но они есть – нам удалось собрать по крупицам 250 человек.

Компетенции же местных разработчиков растут на реальных проектах. Поэтому ценность таких отечественных производителей, как Prime Source, в том, что казахстанские разработчики могут из только что выпустившихся специалистов, из низкоквалифицированных кодеров вырасти в профессиональных девелоперов enterprise-решений, которые знают принципы разработки, правила, тренды и т. д.

Для развития нашего бизнеса важна западная экспертиза. Наш американский продукт – Cognive – является участником программы акселерации Plug&Play. Cognive – это когнитивная экосистема борьбы с мошенничеством и экономической преступностью для финансовых организаций и банков. Эта разработка на технологиях блокчейн, искусственного интеллекта и облачных решений связывает различные финансовые учреждения, экспертов и технологии для борьбы с фродом.

Зачем мы пошли в США? Чтобы развивать бизнес на самом крупном и продвинутом в мире рынке. Создавая там ценность, мы становимся международным бизнесом с прорывными революционными проектами. Наша задача-максимум на ближайшие годы – это экспорт решений, в которых будет максимально возможная когнитивизация процессов с использованием искусственного интеллекта сначала в финансовом секторе, а затем в остальных направлениях. 

Ведь финансы – это самая динамичная отрасль мировой экономики. При этом финансы не ограничиваются только сервисами переводов денег или цифровым банкингом. Здесь и мобильный банкинг, и интеллектуальные коммуникационные платформы, и роботизация процессов внутри банка. Мы создаем такие процессы, которые бы минимальным образом были завязаны на человеке, а в идеале вообще обходились без него. Соответственно, всю эту рутину взяли бы на себя машины, а в принятии решений человеку помогал бы анализ Big Data, искусственный интеллект.

В недалеком будущем мы видим Digital Bank в виде all-in-one-системы, которая может распространяться в том числе и по сервисной модели. У банка будет прекрасная альтернатива – взять Digital Bank и уже через неделю начать предоставлять финансовые услуги.
 

Лейли Ушурова

Как карантин изменил работу в крупных компаниях

Во время кризиса мы остаемся на связи с HR-менеджерами из других крупных компаний: обстановка у всех, в основном, не самая радужная. Карантин сказался на всех, многие компании попали в кризисное положение. Работать в прежнем режиме смогли только те, чей бизнес не потерял актуальность в карантине, а также компании, которых поддерживало государство или инвесторы. Нам удалось оставить процент увольнений невысоким. Могу сказать, что в целом неплохо из этой ситуации вышли. 


Алексей Яншин

Турагентства Казахстана стремятся в онлайн

Рынок электронной коммерции Казахстана динамично развивается. По данным Министерства торговли и интеграции РК, в 2019 году объем этого рынка увеличился в 1,8 раза, превысив 700 миллиардов тенге. Растущий интерес к онлайн-покупкам продиктован ростом проникновения интернета в стране, повышением цифровой грамотности и доверия населения к безналичным платежам.


Арман Абенов

Как подать заявку на участие в программе поддержки экспорта QazTrade-акселерация

Не секрет, что экспорт продукции – это очень серьезный шаг для любого предприятия. Процесс экспорта всегда сложен, сопряжен с массой документальной работы; с барьерами и препонами, которые наши производители встречают в другом государстве; большое количество нюансов, которые порой могут не просто помешать освоить внешние рынки, но и пагубно сказаться на самом предприятии и его дальнейшей деятельности. Эти моменты зачастую не дают руководителям казахстанских предприятий решиться на экспорт своих товаров и услуг.


Аскар Елемесов

Испытание COVID-19

Пандемия коронавируса уже отразилась на банках страны: часть клиентов (физические и юридические лица) запросили отсрочку займов, другие фиксировали убытки из-за простоя предприятий, попавших в зону карантина. Все это происходит на фоне роста инфляции и снижения доходов населения.  


Шалкар Жусупов

Что происходит на рынке микрозаймов

В I квартале этого года в Казахстане работало 199 микрофинансовых организаций (МФО). Рост кредитования в этом секторе составил всего 2%, хотя в предыдущие годы был не ниже 15–20%. Доля KMF в общем кредитном портфеле МФО составляет 45% (рост на 3% в I квартале). Слабый рост кредитования в секторе МФО обусловлен как увеличивающейся конкуренцией с банками, так и введением карантинных мер во второй половине марта. При этом концентрация нашего рынка увеличилась: усилились позиции топ-5 МФО, а доля небольших игроков совокупно уменьшилась на треть.