Перейти к основному содержанию

b1_lexus.jpg


2978 просмотров

Как защитить компанию от сотрудников, уходящих к конкурентам

Олеся Кириловская
старший менеджер по юридическим вопросам, Deloitte в Каспийской регионе

Изменения в Трудовой кодекс, принятые начиная с 2016 года, сместили фокус законодательства с защиты прав работников на предоставление более широких полномочий работодателю. Ярким примером такого подхода служит вновь введенное положение статьи 29, согласно которому по соглашению сторон между работодателем и работником может заключаться договор о неконкуренции, которым предусматривается обязательство работника не осуществлять действий, способных нанести ущерб работодателю. Самое частовстречающееся условие о неконкуренции предусматривает ограничение возможности работы в компании, занимающейся конкурирующей деятельностью, в течение определенного срока, либо требует получения разрешения предыдущего работодателя на такую трудовую деятельность.

Концепция неконкуренции давно применяется в международной практике, но в Казахстане введена впервые. В данной статье мы не будем концентрироваться на европейском опыте, а рассмотрим правоприменительную практику РК по данному вопросу и ее развитие за последние годы. Важно отметить, что данная концепция изначально нацелена на защиту коммерческих интересов работодателя в условиях высокой конкуренции и отнюдь не призвана ограничивать права работников.

Согласно статье 29, в договоре о неконкуренции устанавливаются ограничения и условия их принятия, а также может устанавливаться компенсация на период действия этого условия, за исключением случаев, когда условие о неконкуренции предусмотрено законодательством Республики Казахстан. Перечень должностей и работ, занимаемых или выполняемых работниками, с которыми может заключаться договор о неконкуренции, утверждается актом работодателя. Законодательное регулирование данного вопроса ограничивается данной статьей Трудового Кодекса, которая не дает детального понимания порядка применения данного положения. Учитывая важность этого положения и его потенциальную способность ограничить право работника на труд, предусмотренное Конституцией и Трудовым Кодексом, полагаем, что данное положение требует более детального регулирования.

На данный момент существуют разъяснения министра труда и социальной защиты населения РК в отношении действительности положений договоров о неконкуренции, которые сводятся к следующему:

«Договор о неконкуренции носит гражданско-правовой характер, в связи, с чем согласно п.1 ст.383 Гражданского кодекса РК, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законодательством (императивным нормам), действующим в момент его заключения. То есть, те нормы договора о не конкуренции, которые ущемляют закрепленные Конституцией РК и иными законодательными актами РК основные права гражданина на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии, признаются недействительными и не подлежат применению. Вместе с тем, Кодекс предоставляет сторонам данного договора самостоятельно регулировать все вопросы, путем проведения консультаций и переговоров, а при их невозможности в судебном порядке»[1].

То есть договор о не конкуренции может включать положения, не ущемляющие конституционные права и свободы работника. Рассмотрим на примере судебной практики, какие именно положения суды считают таковыми.

Так, в первом рассматриваемом деле[2], сторонами был подписан договор о не конкуренции, согласно которому  работником были приняты следующие обязательства:

  • хранить в тайне сведения, составляющие конфиденциальную информацию (коммерческую тайну) работодателя, как в период своей работы у Работодателя, так и в течение 2 лет после увольнения с работы;
  • не наниматься во время работы у работодателя, а также в течении 2 лет с даты уволь­нения от работодателя, на работу к конкурентам работодателя, осуществляющим аналогичную деятельность в области производства и реализации кровельных и стеновых строительных материалов (в том числе ограждаю­щих конструкций), изготовленных из оцинкованного и/или оцинкованного с полимерным покрытием проката, без письменного согласия работодателя;

За нарушение указанных положений работник должен уплатить штраф. 

Как следует из материалов дела, работник в течение предусмотренного 2 летнего срока устроился на работу к прямому конкуренту, не обратившись за согласием к работодателю, что побудило последнего обратиться в суд с требованием о взыскании штрафа, предусмотренного договором. Суд отказал в удовлетворении требований заявителя, мотивируя отказ следующими аргументами:

  • Конституционное право гражданина на труд неотделимо от личности. Никто не может запретить человеку трудиться, в связи с чем, суд считает условия договора о не конкуренции нарушающими право ответчика выбирать труд, выбирать профессию и род деятельности, то есть несоответствующими ст. 24 Конституции РК;
  • Заявителем не были предоставлены доказательства того, что работником были осуществлены действия, способные нанести ему ущерб, а также того, что была раскрыта информация, составляющая конфиденциальную информацию (коммерческую тайну), или что действия работника имели признаки недобросовестной конкуренции, как предусмотрено ст. 177 Предпринимательского Кодекса РК;
  • Заявителем не представлено доказательств того, что новый работодатель работника осуществляет такой же вид деятельности, что и Заявитель, то есть, не представлены доказательства того, что новый работодатель является его конкурентом.

Резюмируя, можно сказать, что суд не нашел достаточных доказательств того, что действия работника нанесли ущерб бывшему работодателю. Важно отметить, что суд посчитал, что сам факт трудоустройства работника в другую компанию не может являться подтверждением использования и разглашения им коммерческой и служебной информации и нанесения ущерба бывшему работодателю.

В еще одном деле[3], суд также отказал бывшему работодателю во взыскании штрафа с работника по аналогичным основаниям. В этом деле интересно то, что суд также нашел не подлежащими применению следующие условия договора о не конкуренции:

  • «Работник не имеет права: быть работником юридического лица или индивидуального предпринимателя, которая идентична с деятельностью работодателя; выполнять работу в соответствии с ранее занимаемой должностью у работодателя; выступать от своего имени или от имени третьих лиц в отношении с клиентами или клиентами работодателя в целях предоставления услуг, оказанных во время занимаемой должности у работодателя». 

Указанные положения суд нашел ухудшающими положение работника по сравнению с трудовым законодательством РК и ограничивающими его в свободе права в сфере труда.

Имеются, однако, и случаи, когда суд встал на сторону бывшего работодателя. Так, в следующем рассматриваемом деле[iv] суд удовлетворит требования работодателя о взыскании штрафа за нарушение договора о не конкуренции по следующим основаниям:

  • Договор о не конкуренции запрещает работнику в течение 1 календарного года с даты расторжения трудового договора занимать оплачиваемые должности в других организациях, за исключением тех, которые письменно одобрены работодателем. Организациями, конкурирующими с работодателем следует считать следующие торговые сети: «Сеть Х» и вновь открывшиеся торговые сети, с пересекающимся ассортиментом товаров. Суд установил, что новый работодатель работника входит в одну группу (имеет того же учредителя) что и указанная «Сеть Х» и ассортимент товаров нового работодателя на 70% является аналогичным и пересекается с товарами Заявителя;

  • Суд не принял доводы работника о том, что к заключению договора о не конкуренции ее принудили путем угроз увольнения, ввиду отсутствия доказательств.

Как видно, в целом суды поддерживают возможность заключения договоров о не конкуренции, но для их успешного исполнения в судебном порядке их положения должны быть как можно более четкими. Договоры не должны содержать прямых ограничений на работу в той же должности/по той же специальности, поскольку суды рассматривают такие обязательства как нарушающие права работника на труд и не считают сам факт такого трудоустройства нарушением условий договора о не конкуренции. Положение о запрете работы на конкурента следует формулировать как можно более четко (к примеру, указывать отрасль, вид деятельности и тд). Кроме того, для подтверждения нарушения положений договора обязательно наличие ущерба, причиненного бывшему работодателю действиями работника, связи такого ущерба с новой работой работника, а также для подтверждения причиненного ущерба очень важна доказательная база.

При соблюдении указанных условий, договоры о неконкуренции могут стать действительным инструментом для защиты коммерческих интересов работодателей.


[1] Ответ Министра труда и социальной защиты населения РК от 13 августа 2018 года на вопрос от 30 июля 2018 года № 509719 (dialog.egov.kz), Ответ Министра труда и социальной защиты населения РК от 6 сентября 2017 года на вопрос от 21 августа 2017 года № 471193 (dialog.egov.kz), Ответ Министра труда и социальной защиты населения РК от 16 апреля 2018 года на вопрос от 9 апреля 2018 года № 491769 (dialog.egov.kz)

[2] Решение Районного суда № 2 Казыбекбийского района г. Караганды по Делу № 2 –15433от 22 декабря 2016 года

[3] Решение Есильского районного суда города Астаны по Делу № 7140-16-00-2/4496/16 от 30 сентября  2016 года

[4] Решение Атырауского городского суда по Делу №2310-17-00-2/5704 от 02 августа 2017 года

Комментарии Disqus
Ермек Турсунов

Что я думаю по поводу кинопроизводства в стране

Мне в последнее время часто стали задавать один и тот же вопрос: что я думаю по поводу кинопроизводства в стране? И вот что я думаю. Да, действительно, этот поток творческой энергии, по всем своим внешним признакам сильно смахивающий на канализационный, можно смело уже называть процессом. Весь шоу-бизнес рванул в кино. Иже с ними вчерашние кэвээнщики. Медийщики. Каждый месяц под барабанный бой и гул фанфар устраиваются премьеры. Уже не успеваешь следить за афишей. На экраны вываливается небывалое доселе количество новых фильмов. Хорошо это, плохо?


Таир Назханов

Что изменилось на рынке юридических услуг в 2018 году

На рынке юридических услуг происходят существенные изменения. Так, в 2018 году был принят Закон РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». Законодательно "пирог" был разделен между адвокатами и юридическими консультантами. Разница между ними в том, что деятельность первых не отнесена к предпринимательской деятельности. Юридические консультанты занимаются тем же, что и адвокаты. Только у них это бизнес и они не могут осуществлять защиту по уголовным делам. Это очень упрощенное объяснение. Прошу это понять.


Gregory Rayter

Как донести до сотрудников, что система оплаты труда в компании справедлива

Разработка новой и/или корректировка существующей системы оплаты труда означает не только установление новых уровней оплаты на основе применения тех или иных технологий и расчетов. Для руководства компании очень важным становится техника донесения принципов оплаты до персонала. Это напрямую связано с ростом его мотивации, стабилизацией коллектива, улучшением корпоративного климата.


Стин Якобсен

Что ждет мировую экономику в 2019 году?

Главной темой последующих кварталов станет «смятение как глобальная политика»: рост цен, сокращение денежной массы, обратившийся вспять процесс глобализации и рост цен на энергоносители загоняют политиков в угол.


Галим Хусаинов

Нужен ли Казахстану еще один большой банк?

За 10 месяцев этого года выдача новых кредитов увеличилась на 25,1% или 2,2 трлн тенге. Без учета кредитного портфеля банков, проходящих реструктуризацию и лишенных лицензии, годовой рост кредитования экономики оценивается в 8,3% или 966,5 млрд тенге. Отчасти расширение рынка заемных средств было обеспечено ипотечным кредитованием. О том, как себя чувствуют банки на этом рынке «Къ» рассказал председатель правления АО «Банк ЦентрКредит» Галим Хусаинов. Ирина Ледовских - Что сейчас происходит на ипотечном рынке?