Перейти к основному содержанию


1 просмотр

О проблемах мошенничества в закупках

Дмитрий Коновалов
Дмитрий Коновалов
руководитель практики по противодействию мошенничеству SAS Россия/СНГ

Автор: Дмитрий Коновалов, руководитель практики по противодействию мошенничеству SAS Россия/СНГ

Проблема мошенничества в закупках актуальна как в Казахстане, так и во всем мире, так что меры, которые уже в апреле собирается принять Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей, весьма своевременны. По данным Ассоциации «Объединение сертифицированных специалистов по расследованию хищений» (ACFE) ежегодные потери компаний от мошенничества составляют около 5% от выручки. При этом партнёр компании SAS – FACT Consulting – оценивает, что около 10% от общего объема закупок организаций может быть подвержено риску мошенничества.

Оценки абсолютных значений потерь от этой проблемы впечатляют еще больше: по данным ACFE, 3.7 миллиарда долларов составляют потери от мошенничества в закупках каждый год, а организация The Chartered Institute of Purchasing and Supply заявляет, что еще в далеком в 2011 году в Великобритании был запущен проект по борьбе с мошенничеством в госзакупках с оценкой риска в 2,3 миллиардов фунтов. В дополнение к этим цифрам, показывающим прямые потери от мошенничества в закупках, можно привести и общие потери от коррупции – по данным Организации Европейского Экономического Сотрудничества, они составляют 2,6 триллионов долларов. Важно отметить, что это довольно острая проблема для всех стран независимо от уровня их развития – в большинстве государств около 20% компаний несут прямые потери от мошенничества в закупках.

Естественно, что правительства разных стран борются с этой проблемой, причем основным инструментом становятся штрафы. Так, например, министерство юстиции США и комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) с помощью закона о коррупции за рубежом (FCPA) и регуляторов других стран постоянно увеличивают объем штрафов за нарушения в закупках. При этом важно отметить, что эта проблема приводит не только к прямым финансовым потерям, но и к другим последствиям: штрафам, уголовным делам и, возможно, самое главное в век высочайшей конкуренции – к ухудшению репутации.

Одним из самых ярких примеров стала история с компанией Telia в Узбекистане – штрафы достигли суммы 965 миллионов долларов, а расследование в 2012 году было запущено сразу в трёх странах. История всплыла на шведском телевидении в 2013-м, после чего глава компании и совет директоров подали в отставку. Оказалось, что это была структурная, а не точечная проблема. После этой истории были внесены изменения в процесс управления закупками, а именно была проведена централизация этой функции в Евразии – при этом задача была достаточно сложной, поскольку охватывала более 40 000 поставщиков.

В чём же причины того, что эта проблема достигла столь значительных масштабов? Их несколько. Во-первых, мошенничество в закупках – это почти всегда хорошо спланированная и организованная деятельность, в сокрытие которой вовлечено сразу несколько сторон, так что раскрывать подобные преступления достаточно сложно. Во-вторых, часто преступники лучше знают, что и как закупается, чем те, кто пытается разобраться в их схемах. В-третьих, методы мошенников могут отличаться, и применять логику одной схемы по отношению к другой не всегда удается.

Кроме того, важно понимать, что мошенничество возникает там, где не хватает прозрачности и где процессы выстроены не всегда четко. Не так просто найти экспертов, которые смогут независимо оценить закупочную деятельность. Во многих организациях процессы корпоративного управления, в том числе закупочные процессы, оставляют желать лучшего: нужен независимый аудит, принципы разграничения полномочий и т.д., и все это уже внедряется, но требует огромных усилий со стороны организаций.

Соответственно, для эффективного решения этой проблемы необходимо работать по всем упомянутым направлениям: выстраивать систему корпоративного управления и надежные процессы, работать с людьми, и, конечно, использовать технологии, без которых в современном мире невозможно проводить изменения в организации. При этом речь идет о вполне конкретных технологических подходах. Подход data-driven decision management – то есть принятие решений на основании проанализированных данных – в вопросе выявления проблем и уязвимостей в закупочных процедурах очень хорошо себя показывает.

Что это значит на практике? Закупки связаны с созданием огромного количества разной сопутствующей информации об условиях закупок, участниках торгов, результатах тендеров, условиях контрактов, платежах и т.д. С одной стороны, именно поэтому сложно разобраться и увидеть, что происходит что-то не то, но одновременно это открывает новые возможности. В век, когда вычислительные технологии позволяют применять интеллектуальные подходы к анализу данных (например, у всех на слуху слова «машинное обучение»), это становится залогом эффективного подхода к поиску иголки в стоге сена.

Существуют разные методы для выявления признаков нарушений. В качестве иллюстрации: когда мы ранее обозначили проблему о сложности переноса логики одной схемы мошенничества на другую – это означает, что бить по известным областям риска недостаточно, то есть нужно пытаться анализировать неизвестные области. Как это сделать? Например, необходимо выявлять аномалии в разных характеристиках закупки, и для этого существует целый пласт математических методов. Большое количество договоров чуть меньше очередного лимита согласования? Цена на стандартные ТМЦ значительно отличается в регионах? Две компании встречаются в закупках гораздо чаще других? Это простейшие примеры, но они дают понимание вектора, куда можно двигаться. Аномалии будут показывать косвенные признаки того, что что-то не то - при том, что иногда это будет просто реалии бизнеса, а не нарушения. Но дальше есть более сложные подходы, базирующиеся на предиктивных моделях, анализе связей, текстовой аналитике и т.д. Совокупное использование этих методов повышает итоговое качество аналитики и снижает количество необходимых ресурсов для проведения расследований по каждому выявленному кейсу.

Так какие рекомендации можно дать менеджерам, которые решили повысить прозрачность процесса закупок? Прежде всего – это получить знание о процессах, а в цифровую эпоху знание прежде всего лежит в базах данных информационных систем. В конечном итоге именно это знание позволит гибко управлять рисками мошенничества и злоупотребления полномочиями.

Комментарии Disqus
Таир Назханов

Какие налоги должны платить иностранцы и иностранные компании в Казахстане?

Продолжая тематику о правах иностранных лиц в стране, нельзя обойти финансовую составляющую. В данной статье хотелось бы разъяснить порядок налогообложения нерезидентов по одному из основных видов налогов – подоходному налогу (ИПН, КПН), не затрагивая сферу недропользования (в силу своей специфики).


Дана Токмурзина

Уклонение от уплаты налогов: о чем нужно знать топ-менеджменту

Эксперты PwC отмечают, что сегодня уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов является крайне актуальной проблемой. Она имеет различные масштабы, включая личную ответственность, участие в расследовании и, возможно, признание вины. Руководители крупных компаний часто подвергаются риску уголовного преследования и могут стать субъектом международного розыска. Соавторы:


Жандос Мамыткулов

Идеи инвестирования в решение глобальных проблем: дефицит воды

По данным ООН, к 2020 году в ряде регионов Казахстана и Центральной Азии ожидается существенный дефицит качественной питьевой воды. Уже сейчас порядка 20% населения Казахстана и Узбекистана живет на территориях, непригодных для выращивания растений и выпаса скота ввиду нехватки водных ресурсов.


Максим Ламсков

Искусственный интеллект в финансах: не вместо, а вместе

Машинное обучение является одной из самых перспективных областей Искусственного Интеллекта. Именно на развитие когнитивных сервисов делают ставку аналитики Deloitte: за текущий год, по сравнению с 2017-ым, количество внедряемых технологий и пилотных проектов в области МО должно вырасти в два раза и еще раз удвоиться к 2020 году.


Таир Назханов

Привлекателен ли Казахстан для иностранных инвесторов?

По критерию «инвестиционная привлекательность» Казахстан в 2018 году в рейтинге «Doing Business» (Ведение бизнеса), составляемой группой аналитиков Всемирного банка, занимает 36-е место (по 10 индикаторам) среди 190 стран. Казалось бы, страна достигла определенного роста, предпринимает меры по повышению показателей в указанном рейтинге, однако далеко не все иностранцы знают или осведомлены о Казахстане.