4575 просмотров

Еще раз о бонусе коммерческого обнаружения

Талгат Сарсембаев
Талгат Сарсембаев
менеджер департамента налогов и права, «Делойт"

Автор: Талгат Сарсембаев, менеджер департамента налогов и права, «Делойт»

В свете усилий, прилагаемых Казахстаном для привлечения инвесторов в морские проекты и месторождения с глубоким залеганием углеводородного сырья, есть предлагаемые Правительством РК изменения, на которые стоит обратить особое внимание.

К примеру, отмена бонуса коммерческого обнаружения. Этот позитивный с точки зрения существующих и будущих инвесторов шаг, возможно, станет началом положительных нововведений в законодательстве в данном направлении, а также в области текущей фискальной практики по бонусу коммерческого обнаружения.

В прошлом налогоплательщики неоднократно отмечали, что бонус коммерческого обнаружения, по сути, является для инвестора своего рода «наказанием за успех». Геологическое изучение, разведка, оценка и обустройство месторождений полезных ископаемых обычно влечет значительные капитальные затраты и влияет на сроки окупаемости проекта, а длительные периоды низких цен на полезные ископаемые ставят под угрозу окупаемость проекта и его целесообразность в целом. При этом, еще даже толком не начав разработку месторождения, инвесторы обязаны производить в бюджет «предоплату» налогов в виде бонуса в размере 0,1% от текущей рыночной стоимости утвержденного объема запасов полезных ископаемых.

На первый взгляд, ставка 0,1% кажется не такой уж и высокой. Однако, в случаях, когда объемы утверждаемых запасов являются значительными, сумма бонуса тоже может оказаться высокой. Так, на пике мировых цен на нефть в середине 2014 года, сумма бонуса на утверждаемый объем запасов нефти в размере 10 миллионов тонн могла превысить 8 миллионов долл. США. К тому же, данную сумму следовало уплатить в бюджет не позднее 90 календарных дней с даты утверждения запасов или подписания контракта на добычу.

Отдельно стоит остановиться на неясностях текущего налогового законодательства в части определения объекта налогообложения и налоговой базы по бонусу коммерческого обнаружения.

Как известно, при утверждении государственной комиссией запасы подразделяются на категории и группы в зависимости от степени изученности и освоения, и прочих параметров. В тоже время, если в отношении запасов углеводородного сырья объектом обложения является стоимость извлекаемых запасов, то в отношении твердых полезных ископаемых нет явного ограничения, устанавливающего, что налогообложению подлежит только извлекаемая часть запасов. Соответственно, инвестору может быть вменена в обязанность уплата бонуса в отношении всего утвержденного объема запасов твердых полезных ископаемых, независимо от того, являются они извлекаемыми в течение срока действия контракта на добычу или вообще.

Отмечу, что со второй половины 2014 года в различных судебных инстанциях рассматривались налоговые споры крупных налогоплательщиков в отношении доначисления бонуса коммерческого обнаружения по результатам налоговой проверки. По мнению проверяющих, бонус должен был уплачиваться в отношении любого прироста объема утвержденных запасов независимо от оснований, вызвавших такой прирост.

При этом, ввиду некоторых нестыковок понятийного аппарата в налоговом законодательстве и законодательстве о недрах и недропользовании, споры в судах шли в основном об установлении значения таких понятий как «коммерческое обнаружение», «дополнительная разведка», и т.д.

Несмотря на отрицательные результаты судебных тяжб для налогоплательщиков, можно выделить и некоторые условно позитивные моменты, последовавшие за этим.

Так, с целью устранения возможностей различной трактовки положений налогового законодательства в части исчисления бонуса, не дожидаясь окончания судебных тяжб фискальные органы пролоббировали уточняющие изменения в налоговое законодательство и законодательство о недрах и недропользовании. В частности, Законом РК от 30 ноября 2016 года № 26-IV, в Налоговый кодекс и Закон РК «О недрах и недропользовании» были внесены уточняющие изменения в понятийный аппарат, с одновременным уточнением (расширением) объекта налогообложения и налоговой базы по бонусу коммерческого обнаружения.

Таким образом, с 1 января 2017 года бонус коммерческого обнаружения де-юре подлежит уплате в отношении любого прироста утвержденных запасов полезных ископаемых, независимо от оснований, повлекших данный прирост. В целом, следует отметить, что неясности в части определения объекта налогообложения и налоговой базы были устранены лишь частично.

Как видно из вышеизложенного, в отношении отдельных вопросов практика трактовки неясностей и неопределенностей в налоговом законодательстве в пользу фискальных органов, с последующим «узакониванием» позиции фискальных органов (де-факто с обратной силой), продолжает иметь место. И пример бонуса коммерческого обнаружения является лишь одним из ряда таких случаев.

К сожалению, текущая фискальная политика, вкупе с постоянными изменениями налогового законодательства, вряд ли будет способствовать повышению привлекательности Казахстана в глазах потенциальных инвесторов. В целом, отмена бонуса коммерческого обнаружения представляется позитивным шагом на пути улучшения инвестиционного климата Казахстана, хотя и является свидетельством отсутствия единой позиции и координации между различными органами власти в части фискальной политики государства.

Яна Шишканова

Как получить пассивный доход, а не активные проблемы

Период 2020 года мы запомним надолго. Мечта многих - иметь стабильный доход разбилась об истребитель COVID-19 вдребезги. Как выжить? Как поможет государство? И как выходить из денежной ямы? Сегодняшние реалии показывают кто сделал правильный выбор, смог подстраховать себя и свою семью финансово.  На мой взгляд, разумные инвестиции в недвижимость – это вариант стабильного вложения денег. Зачастую тут нет высоких доходов, однако кроме невысокого, но стабильного дохода у вас всегда остается недвижимость. 


Алия Чыныбаева

Переход в диджитал: новые вызовы и возможности

Пандемия COVID-19 оказала беспрецедентное по своим масштабам влияние на наш образ жизни. Более трети населения мира находится в условиях той или иной формы изоляции, чтобы помочь замедлить распространение коронавируса, и привыкая к новой норме – все больше мы взаимодействуем онлайн, включая приобретение товаров и услуг: по данным Национального банка за период январь-апрель 2020 года количество безналичных транзакций выросло в 2,1 раза (количество составило 615,3 млн единиц) и сумма – в 2,4 раза (объем составил 7 567,1 млрд тенге).


Динара Инкарбекова

Внедрение 5G: в чем истина?

В последнее время в сети активно муссируются вопросы вреда здоровью от внедрения сети 5G. Последователи новой «теории заговора» упоминают влияние 5G на появление COVID-19, настаивая на том, что не вирус, а частоты разрушают иммунную систему человека. В середине весны этого года в Великобритании вандалы стали поджигать телекоммуникационные вышки. Более 77 вышек было сожжено, при том, что в большинстве из них не было оборудования для поддержки беспроводной связи пятого поколения.   


Лейли Ушурова

Как карантин изменил работу в крупных компаниях

Во время кризиса мы остаемся на связи с HR-менеджерами из других крупных компаний: обстановка у всех, в основном, не самая радужная. Карантин сказался на всех, многие компании попали в кризисное положение. Работать в прежнем режиме смогли только те, чей бизнес не потерял актуальность в карантине, а также компании, которых поддерживало государство или инвесторы. Нам удалось оставить процент увольнений невысоким. Могу сказать, что в целом неплохо из этой ситуации вышли. 


Алексей Яншин

Турагентства Казахстана стремятся в онлайн

Рынок электронной коммерции Казахстана динамично развивается. По данным Министерства торговли и интеграции РК, в 2019 году объем этого рынка увеличился в 1,8 раза, превысив 700 миллиардов тенге. Растущий интерес к онлайн-покупкам продиктован ростом проникновения интернета в стране, повышением цифровой грамотности и доверия населения к безналичным платежам.