46374 просмотра

Сказ о старике Нацбанке и его тенговой воде

Олжас Худайбергенов
Олжас Худайбергенов
директор центра Макроэкономических исследований

Постоянные баталии на тему денежно-кредитной политики, на тему нехватки кредитных ресурсов, эмиссии денег, высоких ставок, инфляции, честно говоря, уже малость надоели. Постороннему наблюдателю и вовсе неинтересны склоки, где все кричат заумные слова уже столько лет и все одинаково безынтересно. И вот возникла идея, написать небольшую сказку, где рассказать все простыми словами, так, чтобы проще некуда. Надеюсь, это позволит тем, кто далек от экономики, понять о чем же идет речь... В общем, ниже будет текст, в комментариях пишите, какие экономические термины скрыты за простыми словами. Надеюсь, догадливых будет много! :)
---

Сказ о старике Нацбанке и его тенговой воде
Жил-был в одной стране старик по имени Нацбанк. И владел он колодцем, в котором текла тенговая пресная вода. Вода в колодце была чудесная. Она не была ни холодная, ни теплая. Стоило ей полить, так сразу оживали растения, деревья начинали плодоносить, еды становилось много. 

Колодец был один на всю страну, а страна была большая, почти по всей ее площади раскинулись пустыни, лишь изредка прерываясь оазисами. Один оазис был вокруг колодца, а остальные были далеко от колодца, а между ними были пустыни. Жители приловчились, построили кучу каналов, только все равно не до всех они доходили. А жители оазисов, помимо того, что окружал колодец, построили свои каналы и брали воду из другой страны, откуда была вода ближе, но чужая вода была теплой и соленой. 

Все было бы хорошо, только старик имел крутой нрав, считал себя инженером, строил всякие конструкции – воду зачем-то нагревал или же строил фильтры, чтобы ограничивать подачу воды. Никого не слушал. Даже правителя, кому иногда жители жаловались на старика. Правитель часто сомневался, думал как быть – но было у него доверие к старику, что раз старик сам смог колодец построить и умеет черпать воду из-под земли, строит всякие заумные конструкции, значит, толк знает в деле. 

Жители жаловались старику, что его конструкции не нужны, или нужны другие конструкции. Нужны конструкции, чтобы расширять ширину каналов, нужны конструкции, которые делают чистой использованную воду, но старик считал, что ширина каналов достаточная, а вода сама собой должна очиститься, или хуже того, есть злобные жители, которые намеренно воду грязной делают. 

Жители жаловались старику, что не надо ограничивать воду – старик отвечал, что той, что он дает, должно хватать всем по его расчетам. Он говорил, что у некоторых жителей должны быть излишки воды, пусть они делятся ими через каналы. Владельцы излишков отвечали, что так и делают. Жители говорили, что часть воды уходит под землю и все равно возвращается ему через колодец, куда стекаются подземные воды. Старик сказал, что эту воду он будет отдавать назад, но ни капли более. Жители говорили, что нужно воды как можно больше, в два, в три раза, если он хочет, чтобы везде был оазис – старик вглядывался в оазис вокруг колодца и не верил, что оазис где-то заканчивается, когда ему везли и показывали пустыни, он говорил, что даст воду только на поддержание оазисов, мол, только на то, что дала сама природа, а ежели пустыня сама сможет стать оазисом, только тогда дам воду. Жители говорили, что пустыня сама не станет никогда оазисом – потребна вода, помимо желания и труда. Но старик был непоколебим – он говорил, если дать много воды, то вся земля в пустыне превратится в глину, ходить будет невозможно. Жители объясняли, что воду нельзя сразу много давать, надо понемножку увеличивать объем воды, и тогда постепенно появятся растения, потом появятся почва, и пустыня отойдет. 

Жители жаловались старику, чтобы он не нагревал воду, не давал ее горячей, пусть хотя бы дает теплой, ведь если он дает ее горячей, то она, пока идет по каналу, нагревается и уже совсем не используешь. Старик говорил, что для пустыни нужна горячая вода, иначе это принесет вред песку. Жители говорили, что в некоторых далеких оазисах брали чужую воду, хоть и соленую, но она была теплой, а не горячей. Ему нравилась соленая вода и говорил, что кто ему принесет соленую воду, то он ему даст воды пресной. Кто-то ему приносил, и старик копил эту соленую воду, но потом пришли гонцы из чужой страны, они просили соленой воды себя, ибо своей не хватает. Они хвалили старика, говорили ему приятные слова о его конструкциях, и тогда старик построил канал, по которой отдавал соленую воду в чужую страну. 

Жители устали спорить со стариком – не слушал он никого. Иные говорили, что уйдет старик на пенсию, тогда будет много воды, холодной, живительной, на всех хватит. Но у старика подрастали сыновья и внуки, которые почитали стариковские традиции и обещались им следовать…

 

Бауыржан Садиев

Как пандемия изменила киберспорт

Из-за пандемии и связанных с ней карантинных мер все удаленные формы развлечений переживают новый взрыв пользовательского интереса. В первую волну локдауна люди стали играть почти в два раза больше - активности американских игроков в пиковые часы во второй половине марта выросла на 75%. В странаха с заркытми границами, в опустевших городах, буквально закипела виртуальная жизнь. 


Айгуль Койшибаева

Для чего казахстанским судьям позволят «активничать» в процессах

С 1 июля 2021 года вступает в силу Административный процедурно-процессуальный кодекс Республики Казахстан, который повлечет за собой создание принципиально нового для страны вида судопроизводства –административного. Основной новеллой этого института будет цель на практике уравнять шансы сторон в судебных процессах, где по одну сторону баррикад находятся граждане, а по другую – государственные органы. 


Мирас Касымов

Как перезапустить капитальные проекты

И инвесторы, и подрядчики, вынужденные приостановить проекты капитального строительства, смогут возобновить их благодаря инвестициям в цифровое развитие бизнеса Причина кризиса – цифровая неразвитость


Мадина Корганбаева

Как оценить работу внутреннего аудита

В Казахстане мы часто встречаемся с непониманием того, что должны делать внутренние аудиторы и что могут ожидать от них заинтересованные стороны - совет директоров, комитет по аудиту, правление, представители второй линии защиты, подразделения компании, проверяемые внутренним аудитом.


Ержан Джанзаков

Смена угла зрения | 2021

Нахожусь под впечатлением от эссе Питера Брегмана (автор книг «18 минут» и «Эмоциональная смелость») «Я ничего не понимаю: как нынешний кризис поможет вам узнать себя», где он ставит непростые вопросы. Словами автора, на героя публикации давят тяжесть времени и неопределенность нашей жизни. Смею предположить, что эти переживания в той или иной мере характерны для многих наших современников.