48639 просмотров

Дело не в степенях

Тулеген Аскаров
Тулеген Аскаров

Недавно в мажилисе председатель его Комитета по социально-культурному развитию Дарига Назарбаева сделала весьма примечательное заявление по поводу состояния (точнее, отсутствия) научных исследований в отечественных университетах.

По ее мнению, и частные, и государственные вузы «не отвечают критериям, нет публикаций, нет цитируемости, нет науки». В итоге «если следовать этим критериям, а если еще и международные агентства будут делать аккредитацию, нам надо будет закрыть, наверное, 90% вузов». Другой депутат - Камал Бурханов - как-то подсчитал, что по числу университетов на 1 миллион жителей Казахстана идет впереди планеты всей, включая США, Германию, Японию и другие развитые страны. По его данным, в стране насчитывалось 146 университетов. 

С тем, что вузов у нас многовато, и надо закрывать часть из них, в профильном Министерстве образования и науки в принципе согласны, хотя особо с сокращением их числа и не напрягаются. Но зато по части научной деятельности глава МОН Бакытжан Жумагулов привел впечатляющий позитив. По его данным, за последние три года число научных работников выросло более чем на четверть до 20 тысяч человек, а количество специалистов-исследователей, ученых, докторантов и магистрантов - почти в полтора раза. Такой эффект он объяснил переходом на новую систему подготовки научных кадров. Значительно увеличился и объем финансирования науки - за последние два года в 2,3 раза до 46,6 млрд. тенге. По этой причине отказываться от продолжения реформ в научной сфере в МОН не намерены, делая упор на подготовку новой плеяды ученых с дипломами PhD – доктора философии, тогда как прежние ученые степени – кандидата и доктора наук – теперь остаются в прошлом. 

 

Парадокс состоит в том, что в России, с которой сейчас Казахстан быстро интегрируется в рамках Единого экономического пространства, а уже скоро будет создавать Евразийский экономический союз, система ученых степеней осталась той же, какой она сформировалась в советское время. Там отказываться от них пока не торопятся, поскольку для получения степени доктора наук требование предъявляется гораздо выше, чем к диплому PhD, - нужно решить крупную научную проблему или занять приоритетные позиции в новом научном направлении. И что еще удивительнее, следование прежней системе подготовки научных кадров и присвоения ученых степеней не мешает российским ученым активно интегрироваться в исследовательское пространство развитых стран!

Приведу свежий пример на эту тему. На днях довелось участвовать в 9-й международной конференции по риск-менеджменту, которую организует страховая компания «Евразия». Там российскую науку представляли профессора Константин Сонин и Алексей Маслов. У первого тема выступления звучала как «2013: Новые и старые риски», у второго – «Проблемы устойчивого развития Китая и финансовая стабильность в Центральной Азии». Пока они выступали, загуглил их, чтобы узнать побольше о спикерах. Обоим нет еще 50-ти, г-н Сонин в 1998 году получил степень кандидата физико-математических наук в МГУ, а г-н Маслов стал доктором исторических наук в 1996 году, защитив кандидатскую диссертацию тремя годами ранее. Первый спикер был представлен в программе конференции от Российской экономической школы, второй – от Высшей школы экономики. В развитых странах с ними сотрудничают ведущие научные центры. Константин Сонин долгое время вел исследования в Гарвардском и Принстонском университетах, а также в Kellogg School of Management Северо-западного университета Иллинойса. Алексей Маслов был приглашенным профессором университетов  Гейдельберга и Колорадо, вел исследования в качестве сотрудника Asia-Pacific center for security studies на Гаваях, руководил в качестве профессора и директора азиатскими программами Нью-Йоркского университета. Любопытно, что защите его кандидатской диссертации не помешало 5-летнее обучение в Академии ушу легендарного монастыря Шаолинь!

 

В общем, прежняя система ученых степеней, доставшаяся России в наследство от советского времени, нисколько не препятствует тамошним исследователям занимать вполне приличные позиции в глобальном научном пространстве. Да и в СССР наука, весьма стесненная идеологическими рамками, по многим ключевым направлениям не была изолированной от мировых трендов, зачастую задавая им тон. Поэтому можно утверждать, что не стоит особо надеяться в реформе научной сферы Казахстана на тотальный переход к ученым степеням PhD как на волшебную палочку, которая чудесным образом изменит состояние нашей бедствующей науки. Классики, у большинства из которых, кстати, вообще не было никаких ученых степеней, выражались по поводу таких иллюзий с большой долей юмора: «От того, что сапожную щетку мы зачислим в единую категорию с млекопитающими, - от этого у нее еще не вырастут молочные железы»!

Бауыржан Садиев

Как пандемия изменила киберспорт

Из-за пандемии и связанных с ней карантинных мер все удаленные формы развлечений переживают новый взрыв пользовательского интереса. В первую волну локдауна люди стали играть почти в два раза больше - активности американских игроков в пиковые часы во второй половине марта выросла на 75%. В странаха с заркытми границами, в опустевших городах, буквально закипела виртуальная жизнь. 


Айгуль Койшибаева

Для чего казахстанским судьям позволят «активничать» в процессах

С 1 июля 2021 года вступает в силу Административный процедурно-процессуальный кодекс Республики Казахстан, который повлечет за собой создание принципиально нового для страны вида судопроизводства –административного. Основной новеллой этого института будет цель на практике уравнять шансы сторон в судебных процессах, где по одну сторону баррикад находятся граждане, а по другую – государственные органы. 


Мирас Касымов

Как перезапустить капитальные проекты

И инвесторы, и подрядчики, вынужденные приостановить проекты капитального строительства, смогут возобновить их благодаря инвестициям в цифровое развитие бизнеса Причина кризиса – цифровая неразвитость


Мадина Корганбаева

Как оценить работу внутреннего аудита

В Казахстане мы часто встречаемся с непониманием того, что должны делать внутренние аудиторы и что могут ожидать от них заинтересованные стороны - совет директоров, комитет по аудиту, правление, представители второй линии защиты, подразделения компании, проверяемые внутренним аудитом.


Ержан Джанзаков

Смена угла зрения | 2021

Нахожусь под впечатлением от эссе Питера Брегмана (автор книг «18 минут» и «Эмоциональная смелость») «Я ничего не понимаю: как нынешний кризис поможет вам узнать себя», где он ставит непростые вопросы. Словами автора, на героя публикации давят тяжесть времени и неопределенность нашей жизни. Смею предположить, что эти переживания в той или иной мере характерны для многих наших современников.