71810 просмотров

Bitcoin - Территория свободы

Тулеген Аскаров
Тулеген Аскаров

Как известно, чиновники самых разных стран и международных организаций, включая и казахстанский Нацбанк, активно изобретают способы усиления государственного контроля над платежами, для чего, например, в нашей стране и создается единый процессинговый центр.

 Тем временем, в Интернет-пространстве изобретаются все новые инструменты для вполне легального ухода миллионов желающих от опеки «Большого брата». Заодно можно избавиться и от обременительных комиссионных, взимаемых банками с клиентов за услуги по платежным операциям, в том числе и с использованием карточек. Самые разнообразные электронные деньги уже давно используются в обороте через системы типа «PayPal», «WebMoney», «Qiwi» и другие. Казахстан здесь явно отстает не только от развитых стран, но и от соседней России, поскольку лишь в 2011 году в национальном законодательстве появились соответствующие изменения по вопросам электронных денег.

 А тем временем в мире уже появился качественно новый Интернет-инструмент, ставший глобальным мега-хитом и символом финансовой свободы человека – криптовалюта «биткойн» (Bitcoin). Ее не относят к электронным деньгам, так как она вообще не привязана к национальным валютам или активам, представляя собой некое число, привязанное к биткойн-адресу, с которого ее можно переводить другому адресату этой системы. Соответственно и обменный курс биткойн к валютам может определяться только спросом и предложением, поскольку центральные банки не могут проводить здесь свои интервенции. Эмиссия биткойнов и их оборот также не подконтрольны чиновникам, не под силу им найти и покарать создателей этой системы – ведь ее создали анонимные разработчики, объединенные псевдонимом Satoshi Nakamoto. В отличие от государства, манипулирующего печатным станком, объем эмиссии биткойнов заведомо ограничен 21 млн., сейчас в обращении их около 11 млн. Обязательных комиссий здесь нет, суммы переводов могут дробиться до восьмого знака после запятой.

 Транзакции можно отслеживать в открытом доступе, но реальные владельцы адресов неизвестны. Они, кстати, могут эмитировать биткойны сами. Обмен биткойнов на национальные валюты производится на онлайн-биржах. Криптовалюта имеет и свое условное обозначение – ВТС. Биткойны принимают поставщики Интернет-услуг, включая и системы электронных денег, - недавно WebMoney Transfer сообщила о включении в нее нового типа титульных знаков – WMX. Один WMX составляет 0,001 ВТС. Получив WMX  в обмен на биткойны, участник системы может поменять их на другие титульные знаки и расплачиваться в сети из десятков тысяч магазинов, подключенных к WebMoney.

 Курс ВТС к доллару США с момента первой продажи новой валюты три года тому назад поднялся с 0,3 центов за 1000 биткойнов до $1 за один биткойн уже в феврале 2011 года. С июня того года по июнь 2012 года ВТС значительно подешевела, а в апреле текущего года подпрыгнула выше $260 из-за драматических событий в банковском секторе Кипра, после чего произошел ее обвал. Кстати, во время финансового коллапса на том острове Google зарегистрировал всплеск поисковой активности россиян по биткойнам, в результате чего они вышли на первое место в мире!

 Если загуглить слова «Казахстан Bitcoin», то пока удастся найти совсем немного ссылок. «Вконтакте» есть открытая группа «Bitcoin в Казахстане», местоположение которой определено в Караганде. К концу прошлой недели там было всего лишь несколько записей. По ссылке howtobuybitcoins.info/kz.html можно выйти на страницу «How to buy bitcoins in» в ее раздел «Kazakhstan», где предлагаются разные способы приобретения биткойнов и операций с ними. Команда BitInstant на сайте bitcointalk.org в своем посте, датированном 19 декабря прошлого года, поздравляет Казахстан и Украину с присоединением к этой сети депозитов наличности, в обмен на которые можно приобрести биткойны с использованием системы Qiwi. А конвертер валют coinmill.com сообщает, что на 17 мая за 1 биткойн эквивалент составлял 17 688 тенге. По всей видимости, особой активностью здесь казахстанцы не отличаются. Не проявляет беспокойства и регулятор, то есть Нацбанк, тогда как центральные банки развитых стран уже всерьез раздумывают над тем, как взять под контроль растущие биткойн-обороты. Так что у нас есть еще шанс освоить для себя территорию финансовой свободы! 

 

Бауыржан Садиев

Как пандемия изменила киберспорт

Из-за пандемии и связанных с ней карантинных мер все удаленные формы развлечений переживают новый взрыв пользовательского интереса. В первую волну локдауна люди стали играть почти в два раза больше - активности американских игроков в пиковые часы во второй половине марта выросла на 75%. В странаха с заркытми границами, в опустевших городах, буквально закипела виртуальная жизнь. 


Айгуль Койшибаева

Для чего казахстанским судьям позволят «активничать» в процессах

С 1 июля 2021 года вступает в силу Административный процедурно-процессуальный кодекс Республики Казахстан, который повлечет за собой создание принципиально нового для страны вида судопроизводства –административного. Основной новеллой этого института будет цель на практике уравнять шансы сторон в судебных процессах, где по одну сторону баррикад находятся граждане, а по другую – государственные органы. 


Мирас Касымов

Как перезапустить капитальные проекты

И инвесторы, и подрядчики, вынужденные приостановить проекты капитального строительства, смогут возобновить их благодаря инвестициям в цифровое развитие бизнеса Причина кризиса – цифровая неразвитость


Мадина Корганбаева

Как оценить работу внутреннего аудита

В Казахстане мы часто встречаемся с непониманием того, что должны делать внутренние аудиторы и что могут ожидать от них заинтересованные стороны - совет директоров, комитет по аудиту, правление, представители второй линии защиты, подразделения компании, проверяемые внутренним аудитом.


Ержан Джанзаков

Смена угла зрения | 2021

Нахожусь под впечатлением от эссе Питера Брегмана (автор книг «18 минут» и «Эмоциональная смелость») «Я ничего не понимаю: как нынешний кризис поможет вам узнать себя», где он ставит непростые вопросы. Словами автора, на героя публикации давят тяжесть времени и неопределенность нашей жизни. Смею предположить, что эти переживания в той или иной мере характерны для многих наших современников.