5909 просмотров

Жители поселка в Карагандинской области требуют закрыть карьеры по добыче песка

Владелец бизнеса утверждает, что местное население на него ополчили сами власти

Фото: Виктор Осипов

Песчано-гравийную смесь на месторождении «Солончаки» в поселке им. Габидена Мустафина добывают с 90-х годов. Тогда разработкой проекта по добыче ПГС в Бухар-Жырауском районе занималось специализированное управление «Уралсибгидромеханизация». Затем месторождение на берегу реки Нуры эксплуатировалось трестом «Казметаллургстрой». Добываемое сырье активно использовалось в строительных работах, применялось при возведении дорог, а также в производстве цемента.

В 2006 году право недропользования было передано темиртаускому предприятию «Импульс», а в 2018 году – ТОО «Нурнамыс-Строй». 

Производственная мощность предприятия – 500 тыс. т продукции в год. Компания активно поставляла свою продукцию на местный рынок, но в последнее время стали возникать проблемы. Жители поселка считают, что недропользователь наносит ущерб экологии.  

Письмо акиму  

Представители местного сообщества обратились с письмом к акиму Карагандинской области Женису Касымбеку с просьбой проверить «Нурнамыс-Строй» на законность добычи ПГС. Помимо этого они требуют представить им соответствующие разрешительные документы на проведение работ, а также заключения экологов по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОЗ). 

Пережившие в 2015 году серьезное наводнение жители обеспокоены тем, что деятельность предприятия, разрушающего прибрежную зону реки Нуры, может спровоцировать новую трагедию.  

Напомним, наводнение в Карагандинской области стало самым масштабным ЧП в Казахстане. Большая вода полностью разрушила почти 400 домов. Нанесенный ущерб был оценен в 9 млрд тенге.  

«В подвалах жилых домов до сих пор имеется грунтовая вода на уровне 40–50 см. Вода также находится в колодцах «Казахтелекома» и в водопроводных сетях. Факт наличия воды в погребах домов и в подвале школы свидетельствует о том, что добыча песка наносит значительный вред природе и несет угрозу затопления поселка в паводковый период», – отмечено в письме.

Сегодня сельчане считают, что добыча ПГС увеличивает подъем грунтовых вод. Люди обеспокоены ситуацией и хотят знать, не выходит ли предприниматель за пределы разрешенных границ. 

Есть ли нарушения?

Директор ТОО «Нурнамыс-Строй» Юрий Венчиков знает о письме акиму области. Жалобы от местных жителей читает не первый год. Бизнесмен с готовностью представляет все документы и многочисленные заключения проверок. Говорит, что только за 2018 год их было 18, в этом завершилась уже девятая.  

«Мы добываем песок, никаких взрывов не производим. Все документы у нас в порядке, по всем проверкам у нас есть акты и заключения. Мы работаем законно и ничего не нарушаем», – утверждает г-н Венчиков. 

Он также сообщил, что к дороге, которая идет через реку, его компания отношения не имеет.

«Раньше там работала фирма «Уралсибгидромеханизация». Дорогу строили еще в 1988 году. Три предприятия треста КМС работали на этом балласте, потом началась перестройка, предприятия закрылись, а дорога осталась. Это переезд никак не мешает прохождению через него воды», – уверяет Юрий Венчиков.

В свою очередь специалист по недропользованию ТОО «Нурнамыс-Строй» Елена Дуцинина продемонстрировала контракт на право пользования землей. Горный отвод – участок недр, предоставленный пользователю в соответствии с лицензией для добычи полезных ископаемых, согласован с водной инспекцией. Водоохранная полоса соблюдена. Разрешения на работу выдавались областным акиматом, органами СЭС и департаментом экологии.   

«Все необходимые мероприятия в водоохранной зоне мы проводим, есть все заключения: технический проект, проект ОВОЗ. Проводится ежегодный мониторинг. Привозим лабораторию, которая делает замеры. Все документы у нас на это есть, разрешения на эмиссии получены», – утверждает г-жа Дуцинина.  

Последняя проверка на предприятии прошла 23 октября 2019 года. Представители экологического департамента отреагировали на письмо жителей поселка им. Габидена Мустафина. Они установили, что ТОО «Нурнамыс-Строй» выдан горный отвод для добычи песчано-гравийной смеси на месторождении «Солончаки», расположенном в Бухар-Жырауском районе, площадью 1,9 тыс. кв. м. Предприятие имеет заключение государственной экологической экспертизы на проект, разрешение на эмиссии в окружающую среду. В соответствии с документацией по ликвидации рекультивация нарушенных земель будет проведена после полной отработки участка.  

«На момент проверки фактов попадания в воду песка, откачанного в ходе добычи, не установлено. Фактов изменения русла реки не зафиксировано», – отмечается в акте о результатах проверки.  

Все дело в непокорности

Между тем Юрий Венчиков полагает: жалобы на него не случайны. 

«Буквально пару лет назад, в связи с празднованием 350-летия Бухар Жырау, мне пришло письмо из акимата с просьбой оказать материальную помощь в организации праздника – 100 тыс. тенге. Потом еще письмо и еще 100 тыс. тенге, потом еще одно письмо и уже 2 млн тенге. Я отказал. Таких денег у меня нет», – рассказал бизнесмен.  

По его словам, на протяжении длительного времени он помогал местному акимату, безвозмездно отгружая машины с песком на строительство объектов в рамках выполнения социальных обязательств. А когда понял, что помощь стала исчисляться сотнями тонн продукции, написал жалобу в департамент Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции по Карагандинской области.  

«…Предприятие ежегодно откликается на все просьбы местных поселковых акиматов, выделяя строительный материал и технику на сотни тысяч тенге. Прошу оградить меня от незаконных и необоснованных действий акима района, который давит на бизнес», – говорится в его письме.

Из ответа, который получил г-н Венчиков, следует, что с чиновниками была проведена профилактическая беседа «о недопущении фактов, ущемляющих права и свободы предпринимателей, а также нарушений требований этического кодекса госслужащих». 

banner_wsj.gif

204 просмотра

Летние площадки спасают сегмент Food & Beverage от разорения

Они стали хорошим подспорьем для рестораторов в период карантинных ограничений

Фото: Офелия Жакаева

В Алматы работают 3,3 тыс. ресторанов и кафе, в Нур-Султане – 1,9 тыс., судя по данным restoran.kz. Все эти заведения даже после частичного снятия эпидограничений не могут работать в полную силу. Под запретом караоке, кальянные, банкетные залы, ночные клубы и фудкорты. Во время усиления карантинных мер в прошедшие выходные межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции закрыла даже небольшие кафе и рестораны, разрешив работу лишь заведениям на открытом воздухе.

Спасительные летники 

Летние площадки пользовались популярностью и до карантина – они позволяют увеличить вместимость заведения почти вдвое, не требуют серьезных капиталовложений и сложных согласований. А в теплое время притягивают множество желающих посидеть на свежем воздухе.

DSC08017.JPG

 «В Нур-Султане, с учетом длинной зимы, если в ресторане есть «летка», то он в приоритете. В Алматы «летка» – это вообще неотъемлемая часть ресторана, некая классика», – говорит председатель гильдии шеф-поваров города Нур-Султана Рустам Имамниязов.

Но из-за сезонности акцент на летних площадках делали немногие заведения с очень удачным расположением, позволяющим заработать за теплое время года приличную прибыль. Даже в солнечном Алматы летние площадки, по данным restoran.kz, были лишь у каждого седьмого заведения. А в Нур-Султане и того меньше – короткое лето и сильные ветры мешают работе летников. 

Но сейчас, с учетом карантинных ограничений, именно летние площадки выручают рестораторов. Чтобы выжить и выполнить обязательства перед работниками и поставщиками, нужно привлечь посетителей, поэтому  операторы Food&Beverage (F&B) стали использовать каждый метр на свежем воздухе.

«В текущих условиях рестораторы пытаются максимально расширять площадь посадки на летнике, добавляя столы и стулья из основного зала», – продолжает Имамниязов.

DSC08200.JPG

Но лето спасло не всех – многие кафе и рестораны закрылись.

«Процентов пятьдесят не смогли выполнить стандарт и открыть летники. У многих не было площадок в принципе, а выставлять столы, которые мешают проезду, нельзя», – делится член Клуба рестораторов РК Зульфия Юсупова. 

«У нас ситуация в ресторанном бизнесе очень неоднозначная. Общепит работает, как в лотерее. Кейтеринг, фастфуд на фудкортах и банкеты не работают уже очень долго. Финансирования никакого нет. Все резервы закончились. В этом месяце окончательно уволили всех сотрудников с фудкортов «Меги» и кейтеринга. Работает только маленькая «Алина», и то на 30%», – отмечает ресторатор Юрий Пааль.

И это несмотря на то, что владельцы ТРЦ берут на себя расходы по содержанию фудкортов и не взимают с них аренду.

DSC08085.JPG

Как открыть летнюю площадку

Для получения разрешения на открытие летнего кафе, по данным Клуба рестораторов РК, достаточно написать заявление в управление городского планирования и урбанистки (УГПиУ) и приложить к нему эскизный проект летника. УГПиУ со своей стороны сообщает, что такое разрешение можно было оформить онлайн даже во время карантина. УГПиУ проверяет эскиз по основным критериям: расположению и используемым при обустройстве кафе материалам. Сезонное кафе должно непосредственно примыкать к стационарному заведению общественного питания или отстоять от него на расстоянии не более пяти метров.

При этом расположение летника не должно мешать движению пешеходов, велосипедистов и автотранспорта. Кафе нельзя размещать на крышах жилых домов или пристроек к ним. Также не допускается, чтобы внутри летних кафе оказались кроны и стволы деревьев. При обустройстве летней площадки нельзя использовать тяжелые строительные материалы – кирпичи, бетонные блоки и плиты, стальные профлисты. Запрещена облицовка летников черепицей, металлом, рубероидом, асбестоцементом, а также полимерной пленкой и баннерами. Пространство внутри нельзя перегораживать блоками с остеклением или сайдинг-панелями. Временная крыша должна быть в виде зонтов над каждым столиком или террасных маркиз открытого типа.

DSC08069.JPG

Санитарный надзор

На летних площадках, как и везде, ужесточены санитарные нормы:

«Если раньше просто подмели и помыли (летник. – «Курсив»), то теперь ежедневно проводится дезинфекция», – объясняет Юсупова.

Минимальное расстояние между столами – два метра, за одним столиком может сидеть не более четырех человек, за исключением членов одной семьи. На входе в летнее кафе для посетителей размещены антисептики и влажные коврики, кроме того, у клиентов измеряют температуру. У самих сотрудников общепита также проверяют температуру в начале и в конце смены. Во время работы они обязаны пользоваться одноразовыми масками и перчатками. Соблюдение санитарных норм проверяют сотрудники районных отделов департамента качества и безопасности товаров и услуг. Среди нарушений, которые сейчас выявляют чаще всего, – несоблюдение режима работы (общепит должен работать до 23.00), несоблюдение расстояния между столиками, отсутствие журнала прихода/ухода, термометрии сотрудников или ответственного за соблюдение сантребований, отсутствие или неправильное использование персоналом масок, перчаток, санитайзеров и тары для их утилизации, неправильное хранение продуктов питания и т. д. Заведения-нарушители штрафуют и приостанавливают их деятельность до тех пор, пока все правила не будут выполнены. 

2222_1.png

Улыбка под маской

Сегмент F&B во время пандемии оказался в сложной ситуации во всем мире. Сервис бронирования OpenTable, в котором представлено более 60 тыс. ресторанов по всему миру, подсчитал: четверть заведений, закрывшихся из-за пандемии, больше не откроется. Возобновившие работу рестораны и кафе ищут оригинальные решения, чтобы продемонстрировать гостеприимство и заботу о здоровье своих посетителей. В США, по данным Wall Street Journal (WSJ), официанты для ограничения контакта с обедающими откупоривают бутылку вина и ставят ее на стол, вместо того чтобы наполнить бокалы гостей. Со столов пропали специи, а графины с напитками заменены герметичными пакетами. Сотрудники ресторана Emilio’s, Harrison, N. Y. носят фиолетовые перчатки, чтобы не создавать ассоциации с больницей, и раскрывают одноразовые меню на глазах у посетителей, демонстрируя, что меню не используется повторно.

«Мы – артисты, это гостеприимство», – комментирует WSJ свои решения ресторатор Серджио Брасеско.

А McDonald’s Corp. предложил своей команде в масках приветствовать клиентов поднятием вверх больших пальцев.

Люди по-прежнему хотят посещать кафе и рестораны, чтобы пообщаться с другими людьми или семьей в другой обстановке. И по-прежнему ожидают увидеть на лице официанта приветственную улыбку, даже если она будет скрыта под маской. Как говорил Юрий Никулин, «даже после небольшой улыбки в организме обязательно дохнет один маленький микроб».

DSC08046.JPG

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg