Перейти к основному содержанию

7363 просмотра

С чем столкнулись казахстанские торговые сети на кассах самообслуживания

Курсив изучил плюсы и минусы новой технологии для страны

Фото: Офелия Жакаева

Две торговые сети, «Дастархан» и Small, внедрили экспериментальные кассы самообслуживания. Еще одна сеть, Magnum, заявила о планах запуска этой технологии уже в текущем месяце.

Кассы самообслуживания, или self-checkout, – технология кассового контроля, которая позволяет покупателю сформировать чек и оплатить товар самостоятельно, без посредника-кассира. Алгоритм действий простой: покупатель подносит каждую покупку к сканеру штрих-кода, после чего оплачивает итоговый счет через терминал с помощью банковской карты. «Курсив» изучил плюсы и минусы новой технологии для Казахстана, учитывая особенности отечественного ритейла. 

Кассы самообслуживания приживаются не везде

Первые комплексы self-checkout появились в США в 1992 году, но их широкое распространение началось в начале 2000-х. В 2016 году во всем мире работали 225 тыс. касс самообслуживания. Консалтинговая компания RBR в отчете Global EPOS and Self-Checkout 2019 отмечает, что в текущем году на глобальном рынке ритейла дополнительно к имеющимся установят 81 тыс. терминалов self-checkout (SCO). Ожидается, что к 2021 году их общее число достигнет 325 тыс. Это капля в море по сравнению с традиционными электронными кассами (EPOS), которых только в текущем году во всем мире заказано 2,2 млн. 

В разных странах свой, уникальный опыт использования касс самообслуживания. Например, Франция продолжает активно внедрять self-checkout, ежегодный прирост составляет 30%, в то же время торговля Великобритании сокращает их применение на 20%. 

RBR отмечает, что к внедрению технологии SCO ритейл подталкивает растущая конкуренция со стороны онлайн-торговли и стремление угодить технологически продвинутой части покупателей. Плюсы внедрения кажутся очевидными: экономия площади и штатных единиц, ведь на месте одной традиционной кассы можно установить четыре модуля самообслуживания. С другой стороны, появляется необходимость углубления технологий контроля за хищениями – это одна из главных проблем магазинов, внедряющих SCO. 

Какие системы выбрали казахстанские торговые сети

Сеть Magnum Cash & Carry (62 магазина) устанавливает SCO европейского производства. Как сообщили в компании, на первом этапе по четыре узла самообслуживания будут установлены в двух крупнейших торговых центрах сети в Алматы. 

Технология должна снизить общую нагрузку на кассы, уменьшить очередь, ускорить обслуживание. По результатам тестирования будет принято решение о частичном внедрении решений self-checkout во всей торговой сети.
 
SCO в Magnum будут принимать только безналичные платежи. Чек на алкоголь поможет оформить консультант магазина, табачная продукция через кассы самообслуживания продаваться не будет.

Сеть супермаркетов Small (89 магазинов) выбрала американские кассы самообслуживания NCR. Четыре новинки установлены в сентябре в одном из крупных магазинов сети в Алматы. Эти кассы также не предусматривают возможность оплаты наличными и покупку сигарет, чек на алкоголь заверяет работник магазина.

По информации от представителей головного офиса компании, 40% покупателей сети предпочитают при оплате покупок использовать банковские терминалы. Клиенты, опробовавшие технологическую новинку, считают, что теряют на кассе в три раза меньше времени в сравнении с классической схемой.

Сеть «Дастархан» для кассы самообслуживания использовала собственное решение. Первый экспериментальный пост self-checkout в крупном алматинском магазине сети был запущен в середине минувшего лета и сейчас обслуживает в среднем 500 покупателей в сутки. Павел Кляхин, руководитель IТ-департамента ТОО «Дастархан-консалтинг», поделился с «Курсивом» технологическими подробностями. 

s-chem-stolknulis-kazahstanskie-torgovye-seti-na-kassah-samoobsluzhivaniya2.jpg

Между «выгодно» и «удобно»

Павел Кляхин отмечает, что главной мотивацией для казахстанских торговых сетей, внедряющих кассы самообслуживания, служит обеспечение комфорта клиентов. С точки зрения финансовой выгоды подобный инструмент очень сомнителен: экономия на высвобождающемся персонале касс незначительна. Вдобавок принцип самостоятельного обслуживания ставит перед магазинами задачи углубления технологического контроля за процессом покупок.

В первую очередь речь идет о банальном воровстве. По данным Кляхина, во всем мире из-за воровства ежегодно списывается около 2% оборота ритейла. Как эта особенность учитывается в готовых системах self-checkout? 

Кассы самообслуживания, помимо считывателя штрих-кода товара, включают в себя весы. Это дополнительный инструмент контроля, позволяющий системе судить о том, насколько чек соответствует товару. Иначе говоря, магазин должен позаботиться о том, чтобы в электронной системе появилась новая разновидность учета товара – весовая. Именно так работают кассы сетей Small и Magnum.

Почему «Дастархан» не планирует расширение касс self-checkout

Чем отличается касса самообслуживания сети «Дастархан»? По сути, это классическая касса, повернутая служебной стороной к клиенту. Обычно на кассе обслуживающий персонал вводит сумму итогового чека в банковский терминал, через который снимается сумма со счета клиента. По словам руководителя IТ-департамента «Дастархан-консалтинг», на этом этапе кассиры часто ошибаются, например, неправильно вводят в терминал суммы итогового счета. Поэтому восемь лет назад «Дастархан» исключил это звено, интегрировав банковское оборудование в кассу магазина. И теперь, чтобы перевести кассы на формат работы self-checkout, оказалось достаточным повернуть кассу служебной стороной к покупателю.

Задача контроля за возможными инцидентами также решена технологически. Для этого используются возможности аналитического видеонаблюдения. Искусственный интеллект самостоятельно оценивает поведение клиента у кассы, и если оно соответствует 300 сценариям, требующим вмешательства персонала, система сообщает об этом.

Сам Кляхин считает, что в отношениях с новыми технологиями важно не торопиться перескакивать через очередную ветку развития. По его оценкам, большинство покупателей, сталкиваясь с кассой самообслуживания, теряются, им требуется помощь персонала. Поэтому в сети «Дастархан» расширять количество касс self-checkout не планируют.

5110 просмотров

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif