Перейти к основному содержанию

1614 просмотров

Разработка карьеров в Туркестанской области наносит вред природе

Нарушителей штрафуют

Фото: Maksim Safaniuk

Несмотря на отсутствие разрешительных документов на разработку в русле реки Боралдай Туркестанской области, частная компания ведет добычу песчано-гравийной смеси (ПГС). По мнению экологов, разработка карьера ПГС наносит непоправимый ущерб природе и негативно отражается на ведении сельского хозяйства жителями поселков, расположенных вдоль русла Боралдая.    

Вопреки штрафам

В 2,4 млн тенге оценили ущерб окружающей среде, нанесенный деятельностью ТОО «Тумар ХХI» сотрудники департамента экологии по Туркестанской области. 

Экологи направили предписание о возмещении ущерба и 19 июля текущего года подали исковое заявление в СМЭС Туркестанской области на при­остановку деятельности ТОО. Судебный процесс продолжается по нынешний день. 

За несоблюдение экологических требований предприятие уже наказывали административным штрафом в размере 75 750 тенге. А за то, что в период приостановки деятельности было добыто до 300 м3 ПГС, компания была оштрафована еще на 123 тыс. тенге. 

«У ТОО «Тумар ХХI» был контракт и разрешение на эмиссию до 2018 года. Но предприятие продолжило работу и в 2019 году. Ввиду отсутствия у них документации им выставили ущерб и направили предписание на приостановку деятельности.  Однако руководитель в суде стал оспаривать правомочность нашей проверки. Но суд подтвердил законность проведения проверки. Следующая стадия по итогам судебного разбирательства – приостановка деятельности ТОО», – рассказала в комментариях «Курсиву» главный специалист отдела госэкологического контроля департамента экологии по Туркестанской области Татьяна Ленникова. 

По ее словам, с момента выдачи предписания ТОО уже не должно работать. Но для того чтобы это проконтролировать, экологам пришлось бы ежедневно находиться на месте разработки. По мнению Татьяны Ленниковой, контроль за исполнением должны осуществлять местные органы власти, а жители окрестных поселков – сообщать о нарушениях. Но это в идеале.

«Накануне мы выехали, чтобы посмотреть, работает карьер или нет. Был установлен факт, что разработка ведется. Два КамАЗа при нас погрузили ПГС, то есть фирма «Тумар ХХI» работала. Машинами занялась полиция, но накладных при водителях не было. В результате были составлены протоколы. Мы требовали отогнать на штрафстоянку технику», – рассказывает Татьяна Ленникова.

Общественники против

О необходимости решить вопрос с действиями компании на карьере говорят и местные жители. Они пригласили на встречу руководство местной исполнительной власти, прокурора Ордабасинского района, представителей РОВД, руководство «Казгидромета» и департамента экологии. 

«В третий раз приезжаем по жалобе жителей, которые возмущаются незаконной работой на карьере. Дважды в этом году уже отправляли материалы в департамент. Но ТОО все равно продолжает работать», – рассказал участковый поселка Коктобе Ордабасинского РОВД, лейтенант полиции Нурсултан Абиров.  

На деятельность ТОО «Тумар ХХI» давно обратили внимание и общественники. Руководитель природоохранного фонда «Эко «Око» Константин Подушкин в беседе с корреспондентом «Курсива» рассказал, что  по поводу работы компании на боралдайском карьере он неоднократно обращался в различные инстанции.

«При добыче ПГС не соблюдается природоохранная зона. Гравий с песком достаются прямо из русла реки, хотя можно их брать и на берегу. Но при этом необходимо промывать», – отмечает Константин Подушкин.  

Вопросы соблюдения законности при недропользовании  обсуждались не так давно и на координационном совете Туркестанской области. По данным первого заместителя прокурора области Артыкбека Пашаева, около десяти контрактов из двух десятков, заключенных с разработчиками карьеров, находящихся в границах водоохранной зоны, уже расторгнуты.

Но предприятиями, которые продолжили незаконную разработку месторождений уже после расторжения контрактов,  добыто почти 200 тыс. м3 ПГС. По оценке департамента экологии, ущерб составил более полумиллиарда тенге.

banner_wsj.gif

30765 просмотров

Какой казахстанский бизнес потеряет миллиарды тенге на эпидемии

В условиях чрезвычайного положения замирают целые секторы экономики

Фото: Олег Спивак

Целые секторы экономики замирают в условиях чрезвычайного положения в Казахстане и карантина в Алматы и Нур-Султане. Бизнес ищет варианты работы онлайн, но не для всех это возможно. 

Санитайзеры стали обязательным элементом крупных торговых центров в Казахстане. Но даже ежечасная дезинфекция и тепловизоры на входах не спасают бизнес в условиях карантина. «Информируем вас о закрытии всех ТРЦ сети в целях предотвращения угрозы распространения коронавирусной инфекции» – это объявление на сайте «Меги» появилось позавчера, 17 марта. Днем позже о приостановке деятельности сообщил молл «Апорт».  

Работать на территории торговых центров Алматы и Нур-Султана продолжают только супермаркеты и аптеки.

Бизнес закрывается на карантин

Оценивать влияние ЧП и карантина на казахстанский бизнес большинство опрошенных «Курсивом» экспертов отказались, ограничившись словами «последствия будут, но говорить о них рано».

Они перечислили лишь очевидный набор отраслей, которые пострадают первыми, – это непродовольственный ретейл, общепит, транспорт, досуг, туризм. Сфера оптовой и розничной торговли генерирует самое большое число рабочих мест. По данным статистики, в январе 2020 года этим бизнесом занимались 543,9 тыс. субъектов предпринимательства. Оборот розницы в феврале составил 767,1 млрд тенге. Совокупный вклад торговли в ВВП 2019 года – 11,6 трлн тенге. Вклад рынка услуг по проживанию и питанию в ВВП 2019 года составил 777,7 млрд тенге.

Профессиональные ассоциации, куда мы обратились за комментариями, также затруднились оценить масштаб грядущих потерь. Как удалось выяснить «Курсиву», после введения чрезвычайного положения посещаемость в этих заведениях обрушилась на 75%. Можно предположить, что с ужесточением ограничений до карантина поток посетителей сократится почти до нуля. Стоит заметить, что этот сегмент – один из самых динамично развивающихся, и не только в мегаполисах. По данным сервиса 2ГИС, число заведений общественного питания в Казахстане за последний год выросло на 17%. В пяти крупнейших городах страны число действующих точек общепита достигло 10 тыс. При этом число фреш-баров и кофеен удвоилось – до 4397, вдвое больше стало суши-баров, кофейни и кондитерские выросли на 40%, бары – на 32,8%, число пиццерий увеличилось на 31%. Формат кафе, кулинарий и столовых показал рост на 13%, ресторанов – на 8,3%. Все они с 19 марта в Алматы и Нур-Султане закрыты, карантин предполагает «установление нового режима работы объектов общественного питания по принципу «доставки до клиентов», с усилением санитарно-противоэпидемиологических мер». Некоторые представители этого рынка находят креативные пути для функционирования в условиях карантина – например, винотеки продолжают организовывать дегустации, но проходят они онлайн. 

bizness.jpg

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Все участники дегустации получают вино на дом и общаются с сомелье через интернет. Сектор искусства, развлечений и отдыха, полностью остановленный карантинными мерами, обеспечивает работой 14 729 предприятий малого и среднего бизнеса. Их вклад в ВВП прошлого года – 502,7 млрд тенге. Госстат приводит статистику оборотов этого рынка в минувшем году: организаторы спортивных мероприятий привлекли 208,9 млрд тенге, организаторы культурно-массовых мероприятий – 54,3 млрд тенге. В целом годовой оборот в этой сфере составил 777 млрд тенге. В области оказания транспортных и складских услуг заняты 97,6 тыс. предприятий МСБ. Их вклад в ВВП минувшего года составил 5,5 трлн тенге. 

К каким последствиям приведут ограничения на перемещения, в компаниях и профильных ассоциациях сказать затруднились. Можно отметить, что интернет-магазины переживают рост числа заказов – для продуктовых онлайн-ретейлеров этот рост стал взрывным, и им сейчас приходится резко масштабировать бизнес, чтобы удовлетворить спрос. Проблемы перечисленных секторов экономики быстро отразятся на общем положении – как минимум одному бизнесу нечем будет платить аренду другому бизнесу. Негативный сценарий от одного из экспертов, который пожелал остаться неназванным, подразумевает цепную реакцию последствий, которая затянет в кризис все секторы экономики, включая и самые крупные. Анализ возможных последствий от введения жестких карантинных мер для экономики Казахстана, как стало известно «Курсиву», сейчас по заданию правительства делают несколько казахстанских аналитиков. 

Reuters со ссылкой на данные статистического ведомства КНР сообщает, что влияние карантина на экономику Китая оказалось следующим: промышленный сектор за февраль сократился на 13,5% (вместо прогнозируемых 1,5%), розничные продажи ужались на 20,5% (предсказывали 0,8%), строительная индустрия потеряла 24,5%. В результате аналитические центры сейчас ужесточают прогнозы, касающиеся влияния коронавируса на глобальную экономику.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif