1854 просмотра

Разработка карьеров в Туркестанской области наносит вред природе

Нарушителей штрафуют

Фото: Maksim Safaniuk

Несмотря на отсутствие разрешительных документов на разработку в русле реки Боралдай Туркестанской области, частная компания ведет добычу песчано-гравийной смеси (ПГС). По мнению экологов, разработка карьера ПГС наносит непоправимый ущерб природе и негативно отражается на ведении сельского хозяйства жителями поселков, расположенных вдоль русла Боралдая.    

Вопреки штрафам

В 2,4 млн тенге оценили ущерб окружающей среде, нанесенный деятельностью ТОО «Тумар ХХI» сотрудники департамента экологии по Туркестанской области. 

Экологи направили предписание о возмещении ущерба и 19 июля текущего года подали исковое заявление в СМЭС Туркестанской области на при­остановку деятельности ТОО. Судебный процесс продолжается по нынешний день. 

За несоблюдение экологических требований предприятие уже наказывали административным штрафом в размере 75 750 тенге. А за то, что в период приостановки деятельности было добыто до 300 м3 ПГС, компания была оштрафована еще на 123 тыс. тенге. 

«У ТОО «Тумар ХХI» был контракт и разрешение на эмиссию до 2018 года. Но предприятие продолжило работу и в 2019 году. Ввиду отсутствия у них документации им выставили ущерб и направили предписание на приостановку деятельности.  Однако руководитель в суде стал оспаривать правомочность нашей проверки. Но суд подтвердил законность проведения проверки. Следующая стадия по итогам судебного разбирательства – приостановка деятельности ТОО», – рассказала в комментариях «Курсиву» главный специалист отдела госэкологического контроля департамента экологии по Туркестанской области Татьяна Ленникова. 

По ее словам, с момента выдачи предписания ТОО уже не должно работать. Но для того чтобы это проконтролировать, экологам пришлось бы ежедневно находиться на месте разработки. По мнению Татьяны Ленниковой, контроль за исполнением должны осуществлять местные органы власти, а жители окрестных поселков – сообщать о нарушениях. Но это в идеале.

«Накануне мы выехали, чтобы посмотреть, работает карьер или нет. Был установлен факт, что разработка ведется. Два КамАЗа при нас погрузили ПГС, то есть фирма «Тумар ХХI» работала. Машинами занялась полиция, но накладных при водителях не было. В результате были составлены протоколы. Мы требовали отогнать на штрафстоянку технику», – рассказывает Татьяна Ленникова.

Общественники против

О необходимости решить вопрос с действиями компании на карьере говорят и местные жители. Они пригласили на встречу руководство местной исполнительной власти, прокурора Ордабасинского района, представителей РОВД, руководство «Казгидромета» и департамента экологии. 

«В третий раз приезжаем по жалобе жителей, которые возмущаются незаконной работой на карьере. Дважды в этом году уже отправляли материалы в департамент. Но ТОО все равно продолжает работать», – рассказал участковый поселка Коктобе Ордабасинского РОВД, лейтенант полиции Нурсултан Абиров.  

На деятельность ТОО «Тумар ХХI» давно обратили внимание и общественники. Руководитель природоохранного фонда «Эко «Око» Константин Подушкин в беседе с корреспондентом «Курсива» рассказал, что  по поводу работы компании на боралдайском карьере он неоднократно обращался в различные инстанции.

«При добыче ПГС не соблюдается природоохранная зона. Гравий с песком достаются прямо из русла реки, хотя можно их брать и на берегу. Но при этом необходимо промывать», – отмечает Константин Подушкин.  

Вопросы соблюдения законности при недропользовании  обсуждались не так давно и на координационном совете Туркестанской области. По данным первого заместителя прокурора области Артыкбека Пашаева, около десяти контрактов из двух десятков, заключенных с разработчиками карьеров, находящихся в границах водоохранной зоны, уже расторгнуты.

Но предприятиями, которые продолжили незаконную разработку месторождений уже после расторжения контрактов,  добыто почти 200 тыс. м3 ПГС. По оценке департамента экологии, ущерб составил более полумиллиарда тенге.

banner_wsj.gif

233 просмотра

Летние площадки спасают сегмент Food & Beverage от разорения

Они стали хорошим подспорьем для рестораторов в период карантинных ограничений

Фото: Офелия Жакаева

В Алматы работают 3,3 тыс. ресторанов и кафе, в Нур-Султане – 1,9 тыс., судя по данным restoran.kz. Все эти заведения даже после частичного снятия эпидограничений не могут работать в полную силу. Под запретом караоке, кальянные, банкетные залы, ночные клубы и фудкорты. Во время усиления карантинных мер в прошедшие выходные межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции закрыла даже небольшие кафе и рестораны, разрешив работу лишь заведениям на открытом воздухе.

Спасительные летники 

Летние площадки пользовались популярностью и до карантина – они позволяют увеличить вместимость заведения почти вдвое, не требуют серьезных капиталовложений и сложных согласований. А в теплое время притягивают множество желающих посидеть на свежем воздухе.

DSC08017.JPG

 «В Нур-Султане, с учетом длинной зимы, если в ресторане есть «летка», то он в приоритете. В Алматы «летка» – это вообще неотъемлемая часть ресторана, некая классика», – говорит председатель гильдии шеф-поваров города Нур-Султана Рустам Имамниязов.

Но из-за сезонности акцент на летних площадках делали немногие заведения с очень удачным расположением, позволяющим заработать за теплое время года приличную прибыль. Даже в солнечном Алматы летние площадки, по данным restoran.kz, были лишь у каждого седьмого заведения. А в Нур-Султане и того меньше – короткое лето и сильные ветры мешают работе летников. 

Но сейчас, с учетом карантинных ограничений, именно летние площадки выручают рестораторов. Чтобы выжить и выполнить обязательства перед работниками и поставщиками, нужно привлечь посетителей, поэтому  операторы Food&Beverage (F&B) стали использовать каждый метр на свежем воздухе.

«В текущих условиях рестораторы пытаются максимально расширять площадь посадки на летнике, добавляя столы и стулья из основного зала», – продолжает Имамниязов.

DSC08200.JPG

Но лето спасло не всех – многие кафе и рестораны закрылись.

«Процентов пятьдесят не смогли выполнить стандарт и открыть летники. У многих не было площадок в принципе, а выставлять столы, которые мешают проезду, нельзя», – делится член Клуба рестораторов РК Зульфия Юсупова. 

«У нас ситуация в ресторанном бизнесе очень неоднозначная. Общепит работает, как в лотерее. Кейтеринг, фастфуд на фудкортах и банкеты не работают уже очень долго. Финансирования никакого нет. Все резервы закончились. В этом месяце окончательно уволили всех сотрудников с фудкортов «Меги» и кейтеринга. Работает только маленькая «Алина», и то на 30%», – отмечает ресторатор Юрий Пааль.

И это несмотря на то, что владельцы ТРЦ берут на себя расходы по содержанию фудкортов и не взимают с них аренду.

DSC08085.JPG

Как открыть летнюю площадку

Для получения разрешения на открытие летнего кафе, по данным Клуба рестораторов РК, достаточно написать заявление в управление городского планирования и урбанистки (УГПиУ) и приложить к нему эскизный проект летника. УГПиУ со своей стороны сообщает, что такое разрешение можно было оформить онлайн даже во время карантина. УГПиУ проверяет эскиз по основным критериям: расположению и используемым при обустройстве кафе материалам. Сезонное кафе должно непосредственно примыкать к стационарному заведению общественного питания или отстоять от него на расстоянии не более пяти метров.

При этом расположение летника не должно мешать движению пешеходов, велосипедистов и автотранспорта. Кафе нельзя размещать на крышах жилых домов или пристроек к ним. Также не допускается, чтобы внутри летних кафе оказались кроны и стволы деревьев. При обустройстве летней площадки нельзя использовать тяжелые строительные материалы – кирпичи, бетонные блоки и плиты, стальные профлисты. Запрещена облицовка летников черепицей, металлом, рубероидом, асбестоцементом, а также полимерной пленкой и баннерами. Пространство внутри нельзя перегораживать блоками с остеклением или сайдинг-панелями. Временная крыша должна быть в виде зонтов над каждым столиком или террасных маркиз открытого типа.

DSC08069.JPG

Санитарный надзор

На летних площадках, как и везде, ужесточены санитарные нормы:

«Если раньше просто подмели и помыли (летник. – «Курсив»), то теперь ежедневно проводится дезинфекция», – объясняет Юсупова.

Минимальное расстояние между столами – два метра, за одним столиком может сидеть не более четырех человек, за исключением членов одной семьи. На входе в летнее кафе для посетителей размещены антисептики и влажные коврики, кроме того, у клиентов измеряют температуру. У самих сотрудников общепита также проверяют температуру в начале и в конце смены. Во время работы они обязаны пользоваться одноразовыми масками и перчатками. Соблюдение санитарных норм проверяют сотрудники районных отделов департамента качества и безопасности товаров и услуг. Среди нарушений, которые сейчас выявляют чаще всего, – несоблюдение режима работы (общепит должен работать до 23.00), несоблюдение расстояния между столиками, отсутствие журнала прихода/ухода, термометрии сотрудников или ответственного за соблюдение сантребований, отсутствие или неправильное использование персоналом масок, перчаток, санитайзеров и тары для их утилизации, неправильное хранение продуктов питания и т. д. Заведения-нарушители штрафуют и приостанавливают их деятельность до тех пор, пока все правила не будут выполнены. 

2222_1.png

Улыбка под маской

Сегмент F&B во время пандемии оказался в сложной ситуации во всем мире. Сервис бронирования OpenTable, в котором представлено более 60 тыс. ресторанов по всему миру, подсчитал: четверть заведений, закрывшихся из-за пандемии, больше не откроется. Возобновившие работу рестораны и кафе ищут оригинальные решения, чтобы продемонстрировать гостеприимство и заботу о здоровье своих посетителей. В США, по данным Wall Street Journal (WSJ), официанты для ограничения контакта с обедающими откупоривают бутылку вина и ставят ее на стол, вместо того чтобы наполнить бокалы гостей. Со столов пропали специи, а графины с напитками заменены герметичными пакетами. Сотрудники ресторана Emilio’s, Harrison, N. Y. носят фиолетовые перчатки, чтобы не создавать ассоциации с больницей, и раскрывают одноразовые меню на глазах у посетителей, демонстрируя, что меню не используется повторно.

«Мы – артисты, это гостеприимство», – комментирует WSJ свои решения ресторатор Серджио Брасеско.

А McDonald’s Corp. предложил своей команде в масках приветствовать клиентов поднятием вверх больших пальцев.

Люди по-прежнему хотят посещать кафе и рестораны, чтобы пообщаться с другими людьми или семьей в другой обстановке. И по-прежнему ожидают увидеть на лице официанта приветственную улыбку, даже если она будет скрыта под маской. Как говорил Юрий Никулин, «даже после небольшой улыбки в организме обязательно дохнет один маленький микроб».

DSC08046.JPG

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg