Перейти к основному содержанию

4286 просмотров

Почти 100 млн тенге субсидий должны вернуть павлодарские крестьяне

Фермерам, пустившим из-за бруцеллеза скот под нож, государство предъявило счет

Коллаж: Вадим Квятковский

В Павлодарской области ревизионная комиссия установила, что несколько десятков хозяйств не сохранили скот, приобретенный с помощью бюджетных субсидий.  

По словам представителя комиссии Жанар Шейхисламовой, в третьем квартале текущего года проводился аудит по использованию средств, выданных по Государственной программе развития агропромышленного комплекса на 2018–2021 годы. Как отметила ревизор, во время проверки была выявлена серьезная проблема.

«Согласно правилам субсидирования товаропроизводители обязаны обеспечить сохранность просубсидированного КРС. Это прописано в документации. Конкретно указано, что в случае необеспечения сохранности животных они обязуются вернуть выделенные суммы», – напомнила г-жа Шейхисламова.

По ее словам, программа преду­сматривает потерю скота – около 2%. Согласно правилам основное маточное поголовье должно сохраниться как минимум в течение одного года; если  скот для породного преобразования приобретен за рубежом – в течение трех лет, если отечественный – двух.

Но, по данным Жанар Шейхисламовой, условие не выполнили 59 хозяйств, снявших с учета более 6 тыс. «выбывших» по причине болезней и падежа бычков и буренок. И теперь они должны вернуть почти 100 млн тенге. Выводы аудиторов кажутся неоспоримыми, однако фермеры просят понять и их.

Повинную голову

Среди «проштрафившихся» – крупное крестьянское «Сергей» из Аксуского региона, получившее в начале года более 18 млн тенге на субсидирование покупки КРС. Хозяйство приобрело 330 голов племенного КРС, но 114 из них заболели. Руководитель хозяйства Виктор Рямбов предоставил соответствующие справки о том, что эти животные  были сданы на переработку на местный мясокомбинат. 

Предприниматель объясняет, что произошел форс-мажор, и убой маточного поголовья был вынужденной мерой. Основная проблема, по его словам, – бруцеллез, риск которого нельзя предотвратить полностью, так как проблема ликвидации данного заболевания в регионе окончательно не решена.

Однако оператор программы в лице сельского хозяйства ссылается на отсутствие такого пункта в договоре. 

Фермер уже обратился за помощью в региональную палату предпринимателей, чтобы получить содействие в разрешении сложившейся ситуации. По словам фермера, такая напасть произошла в его хозяйстве в 2014 году. Тогда 95% скотины пошло под нож.

«Думаю, что проблема осталась, она и сказалась в дальнейшем. Конечно, в такой ситуации под нож необходимо пускать все стадо. Именно так делают за границей. Но проблема в том, что приобрести новое поголовье в Казахстане нет возможности. У нас попросту нет скота. А что значит завезти животное из другой страны? Во-первых, за время транспортировки оно ослабнет. Во-вторых, эти коровы выросли в другой среде. Это как домашнего здорового ребенка привести в детский сад, и он тут же начинает болеть», – отмечает Виктор Рямбов.

По мнению руководителя хозяйства, в правилах по субсидированию необходимо учесть форс-мажор, поскольку животноводческие фермы – один из самых трудоемких и рискованных в плане реализации проектов. 

«Конечно, я не снимаю с себя вину, но чем больше поголовье, тем сложнее с ним работать. В данной ситуации обидно, что со мной разговаривают, как с преступником. Скот-то я за свои деньги покупал, спасибо, дали и субсидии. Но получается, государство одной рукой дает, а другой забирает», – говорит фермер. 

Правила есть правила

По словам эксперта Палаты предпринимателей «Атамекен» Сейфоллы Касымканова, сотрудники провели анализ и не усмотрели хищений или незаконного обогащения. Они установили, что в КХ «Сергей» 700 голов крупного рогатого скота имеют статус племенного. В прошлом году за собственные деньги бизнесмен построил молочно-товарную ферму. Предприятие развивается.

Заместитель руководителя управления сельского хозяйства области Марат Шугаев согласен с тем фактом, что сохранность поголовья скота – одна из проблем казахстанского животноводства. 

«Речь идет об исключительном обстоятельстве, которого нет в правилах. Фермер заплатил за каждую голову по 900 тыс. тенге, при сдаче животного на убой выручил 250 тыс. тенге. Это прямые убытки. Субсидии составляют от 100 до 225 тыс. тенге в зависимости от того, где приобретается животное. С другой стороны, правила есть правила, он их подписал», – говорит чиновник.

Палата предпринимателей намерена помочь фермеру оспорить в суде необходимость возврата средств. Юристы уверены, что и другие фермеры последуют примеру КХ «Сергей». По мнению Сейфоллы Касымканова, данная ситуация выходит за пределы одной области, так как может коснуться любого из участников программы, пока проблема заболевания животных бруцеллезом в стране не снята. Например, весной текущего года только в СКО было уничтожено более 120 голов КРС, у которых выявлено данное заболевание. Не исключено, что среди них были те, чью покупку просубсидировало государство.

556 просмотров

Зачем бизнесу нужны «пользовательские» дизайнеры

И какие проблемы они решают, рассказывает креативный директор Notamedia Максим Павлов

Фото: Shutterstock

В условиях высокой конкуренции за внимание аудитории выросли и требования к разработчикам сайтов. Теперь владельцев онлайн-ресурсов интересует не только посещаемость их площадок, но и то, как ведут себя пользователи. Например, сколько времени они проводят на странице, дочитывают ли материалы до конца и в каких случаях совершают покупку. Как управлять вниманием онлайн-аудитории, в какую сторону меняется web-дизайн и зачем нужны сайты, если есть социальные сети, мы обсуждали на семинаре Huawei Media Hub в Алматы.

UI и UX-дизайн

До 2005–2007 годов в решении бизнес-задач разработчики опирались на интуицию и опыт. Но в условиях конкуренции и растущих запросов пользователей старый подход оказался неэффективным. Потребность анализировать поведение пользователей на сайтах возникла практически одновременно с такой возможностью – онлайн-платформы накопили большие объемы данных, в web-пространстве появились статистика и аналитика. Чтобы создавать более удобные интерфейсы и достигать целей заказчиков, разработчики стали изучать поведение онлайн-аудитории.

Так появились UX (user experience – пользовательский опыт) и UI (user interface – пользовательский интерфейс) – дизайнеры. Первые отвечают за функциональность и адаптивность продукта и то, какие эмоции он вызывает при взаимодействии. Вторые занимаются графической частью интерфейса, будь то анимация, иллюстрации и просто кнопки, разделы и другие элементы на странице. 

Функция всегда первична, а эстетика складывается из практичности. К примеру, выравнивание по левому краю помогает пользователю быстрее читать текст. Заголовок чуть-чуть увеличить – казалось бы, вкусовщина, но, если у него будет низкий контраст, текст сольется с анонсом. Должно быть либо одинаково, либо непохоже. Когда возникают пограничные варианты, мозг задает вопросы, и появляется чувство, будто что-то не так.

Поведение пользователей

Для анализа поведения пользователей используются разные инструменты, один из популярных – сервис Google Analytics. Здесь есть инструмент «тепловая карта». Она выводится на отдельный экран, где видно, куда человек заходит, а куда – нет. Если нужно, чтобы люди кликали на конкретное место, мы решаем эту задачу, повышая его приоритет на странице.

В случае рекламных баннеров многое зависит от их местоположения на сайте. Если реклама находится в нижней части страницы, придется отслеживать, как много людей до нее доходят. Также нужно учитывать эффект «баннерной cлепоты», когда посетитель неосознанно игнорирует навязчивые объявления. Более эффективным форматом может стать нативная реклама.

Для создания удобного интерфейса разработчики используют разные подходы, например, Atomic design или дизайн-систему. Так, любую web-страницу можно представить в виде нескольких экранов, допустим, блоков с анонсами и рекламой, заголовками и так далее. Из самых мелких элементов – атомов (кнопки, иконки, поля ввода), потом собираются более крупные. Блоки чуть большего размера, состоящие из нескольких атомов, называются молекулами. К ним относятся навигация и меню сайта, карточки товаров, баннеры с подписями и прочее. 

В результате соединения атомов и молекул получается цельная структура будущего сайта. Предварительная версия – это шаблон, а финальная – полноценный макет с реальным контентом. Дизайн-система подходит как для бизнеса, так и для сервисов, медиа и корпоративных ресурсов. Такой подход распространен среди крупных проектов с высокой потребностью в развитии и масштабировании. 

Сайты или соцсети? 

Для малого бизнеса сайт может быть и не нужен, будет достаточно простого сайта-визитки с поддержкой в Facebook, но если речь идет о крупном бренде или корпорации, вмешивается имиджевая составляющая. Плюс нужно учитывать, что контент в социальных сетях сегодня однотипный, и это повышает конкуренцию за внимание. Другой минус информации в социальных сетях – ее короткий срок жизни. Помимо этого, социальные сети сами понижают рейтинги рекламных записей и уменьшают охват аудитории, даже при условии большого количества подписчиков. 

Например, новую модель автомобиля вряд ли получится продать без сайта. Высокая добавочная стоимость будет зависеть не только от характеристик машины, но и от эмоциональной составляющей. С момента, когда человек первый раз увидел понравившуюся модель, и до покупки в среднем приходит около полугода. Человек еще не раз зайдет на сайт посмотреть фотографии и видео с автомобилем и только спустя время пойдет в салон. Ни одна соцсеть с этой задачей на текущий момент, наверное, не справится. 

Запрос на индивидуальность 

Тренды на рынке web-дизайна формируются не за один день. Это постепенный процесс, и любое новшество должно пройти проверку временем. Если новинку начали внедрять крупные компании, это знак, что нужно начинать думать в этом направлении. 

Например, бизнес уже использует и дополненную реальность, и 3D – это может быть машина, которую можно покрутить мышкой, или жилищный комплекс с возможностью посмотреть квартиру со всех ракурсов. Все зависит от задач.

В 2010-е годы в web-дизайне прослеживался тренд на скевоморфизм с уклоном на декор и «вкусные» кнопки. Потом на смену ему пришел минимализм с плоскими изображениями и сдержанным объемом информации. Но стандартизация и переизбыток шаблонов привели к тому, что многие сайты стали однотипными. Думаю, со стороны бизнеса сейчас созрел запрос на индивидуальность. В том числе с помощью технологий, которые пока затратны в плане производства и не очень доступны с точки зрения потребления пользователями на любой платформе.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif