Почему запретительные меры не подняли спрос на отечественную кожу

А фермеры просто выбрасывают излишки

Фото: ktkusmtku

Как утверждают фермеры Карагандинской области, полугодовой запрет на вывоз необработанных шкур КРС серьезно ударил по экономике региона и снизил его экспортный потенциал. А местные предприятия по выпуску кожаных изделий и вовсе не ощутили от законодательного ограничения какого-либо эффекта.

Запрет действовал с 19 февраля по 10 сентября 2019 года на территории всего Казахстана. Инициаторами данного запрета стали три крупных переработчика – Алматинский, Таразский и Семипалатинский кожевенные заводы. Ранее они жаловались на дефицит местного сырья, которое уходило за рубеж – чаще всего в Китай и Турцию, а назад возвращалось в виде выделанной кожи с 14-кратной накруткой на первоначальную стоимость.  

14 ноября, спустя два месяца после отмены ограничения, обанкротился Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат – единственный в своем роде не только в Казахстане, но и во всей Центральной Азии. Его задолженность перед кредиторами составила 5 млрд тенге, перед государством – 65 млн тенге. 

Миллиарды на свалку 

Исходя из отчетов областных властей, сельское хозяйство является вторым по значимости направлением экономического роста Карагандинской области. В 2018 году в структуре ВРП на его долю приходилось 8% (100 млрд тенге), оставшиеся 92% – на промышленность (1,4 трлн тенге). 

Ежегодно в регионе выращивают более 500 тыс. голов КРС, забивают – более 200 тыс. Из слов животноводов следует, что в период запрета они были вынуждены выбрасывать шкуры, поскольку отечественные переработчики предлагали им несоизмеримо меньше по сравнению с перекупщиками – 200 тенге против 10 тыс. тенге за шкуру. Впрочем, то же самое фермеры делают и сейчас, после отмены запрета, так как спрос на эту продукцию не возобновился.  

«Чтобы приберегать шкуры, которые являются скоропортящимся продуктом, до лучших времен, нужно содержать целый штат, покупать соль, строить склад – это все вложения. Поэтому мы просто их выбрасываем. Раньше деньги, вырученные от продажи этого товара, мы вкладывали в производство, получали прибыль. Теперь существуем исключительно за счет субсидий от государства. Только представьте: тысячи фермеров ежегодно режут миллионы голов скота. Если умножить это число на 10 тыс. тенге, получится, что миллиарды ушли на свалку. Страна теряет экспортный потенциал, бюджет недополучает огромные суммы. В этом году мы зарезали 15 тыс. голов КРС. Можете подсчитать, какие убытки мы понесли, выбрасывая шкуры», – поделился с «Курсивом» директор откормочной площадки КХ «Жаке» Жанат Азыханов

Импортное лучше? 

В регионе нет предприятий, перерабатывающих шкуры КРС. Изготовлением кожаных изделий в промышленных масштабах занимается лишь Карагандинская обувная фабрика. Исходное сырье предприятие закупает как на отечественном, так и на российском рынках. 

«Сейчас нашим основным казахстанским поставщиком является алматинский завод, раньше – еще и семипалатинский. Поскольку отечественная кожа уступает по качеству иностранным аналогам, мы используем ее только для производства рабочей обуви. Для повседневной она не подходит, как и для галантереи, – слишком жесткая. Тем не менее стоит она несколько дороже российской – 50 тенге за квадратный дециметр. На производство пары ботинок мы тратим в среднем 30 кв. дм. При этом в структуре себестоимости готовой продукции доля сырья обычно составляет 50%», – рассказывает главный менеджер ТОО «Карагандинская обув­ная фабрика» Алексей Заика.

По его словам, запрет на вывоз необработанных шкур не сказался на обувном предприятии – оно не нуждалось в увеличении поставок отечественного сырья. 

«Чтобы наладить выпуск качественной кожи, недостаточно одного запрета. Работу необходимо проводить параллельно. Фермеры должны сначала научиться снимать шкуру правильно, а не делать это с закрытыми глазами. Тогда и брака будет меньше, и отделки. Вместе с тем кожевенные заводы должны быть модернизированы. Наши предприятия ни в какое сравнение не идут с зарубежными. Российские, например, в 50 раз больше, но все равно не по всем параметрам дотягивают», – рассуждает г-н Заика.  

Владелец небольшого производства по пошиву кожаных сумок и аксессуаров «Мануфактура ER» Александр Ермаков приобретает расходный материал в России. Соседняя страна выделывает кожу сама и перепродает итальянскую. 

«Квадратный дециметр обходится от 20 до 100 рублей (курс рубля на 19 ноября 2019 года – 6,08 тенге. – «Курсив»). Для сумки среднего размера необходимо 100 кв. дм, или 1 кв. м. Себестоимость готового изделия с учетом фурнитуры – 30 тыс. тенге, не считая логистику, налоги, труд», – говорит предприниматель. 

Стоимость кожаной сумки карагандинского производства варьируется от 50 до 80 тыс. тенге. Поэтому предприятие сотрудничает в основном с покупателями из Алматы и Нур-Султана, в том числе и с крупными международными компаниями. В перспективе – выход на европейский рынок. 

«Почему-то люди считают, что цены на отечественную продукцию должны быть ниже. Но никто не учитывает, что многое зависит от сырья. Кожа, выделанная в Казахстане, не стоит дешевле, потому что оборудование используется импортное, химия – тоже. Вдобавок ко всему нет таких больших объемов производства, как в той же России. И потом, существует понятие «рынок». Почему мы должны продавать свою продукцию дешевле, чем безымянные европейские бренды? Мы и так находимся в сложной ситуации, когда национальная валюта почти ничего не стоит», – резюмировал Александр Ермаков.

Безымянный_101.png

banner_wsj.gif

В Казахстане торговые центры ожидают к осени оттока арендаторов

Прогнозируется, что последствия кризиса для ретейлеров еще впереди

Фото: Офелия Жакаева

Двухмесячный карантин практически не проредил ряды арендаторов торговых площадей в казахстанских торговых центрах. Но девелоперы настроены не слишком оптимистично и прогнозируют, что главные последствия кризиса для ретейлеров еще впереди.

С 25 мая арендаторы ТРЦ открыли двери своих офлайн-магазинов и начали торговлю, пытаясь наверстать месяцы простоя. Девелоперы сообщают, что потерь среди арендаторов торговых центров практически нет.

«Несмотря на сложнейший период на рынке ретейла, на данный момент мы существенного оттока арендаторов не видим ни в своих центрах, ни в других проектах на рынке», – комментирует ситуацию директор по управлению торговыми активами компании, управляющей несколькими ТРЦ в Алматы и Нур-Султане, Шахида Садырова.

Слабым звеном оказались единичные мелкие арендаторы, которые не успели закупить летние коллекции перед объявлением режима ЧП. Так, молл «Апорт» из 272 арендаторов покинули 9 небольших индивидуальных предпринимателей. ТРЦ «Спутник» не досчитался двух-трех арендаторов. В то же время в молле «Апорт» за первый месяц работы после локдауна открыли свои магазины десять новых брендов, кроме того, открылся бар «Пинта», который занял сразу 900 кв. м. Готовится к открытию McDonald’s с McCafe, Marwin&Меломан и еще несколько брендов, сообщает один из основателей и совладелец моллов «Апорт» Дмитрий Ревин.

В «Достык Плаза», по данным директора департамента аренды Марины Шишкиной, открылись новые бутики по продаже ювелирных изделий, парфюмерии, товаров для детей. Девелоперы отмечают, что период локдауна повысил спрос на домашний текстиль, товары для творчества, книги, настольные и семейные игры. Однако владельцы и управляющие торговыми центрами не спешат радоваться, полагая, что последствия текущего кризиса отрасль почувствует к осени. К этому времени рынок могут покинуть в первую очередь непрофессиональные и несетевые игроки, у которых нет достаточной ликвидности для поддержания товарооборота.

«В ситуации неопределённости игроки на рынке зачастую не готовы принимать сложные для себя и судьбоносные решения. Мы прогнозируем существенный отток арендаторов, которые завершат свою историю на рынке после летнего сезона. Те арендаторы, которым не удалось договориться на особые льготные условия аренды, не смогут вовремя и в полном объёме заказать осенние коллекции и полноценно торговать на рынке», – объясняет Садырова.

«Осенью возможны изменения, когда мы почувствуем результаты карантина и остановки экономики», – соглашается с коллегой управляющий ТРЦ «Спутник» Ержан Уразбаев.

При ограничении доступа к офлайн-магазинам сложно будет удержаться на плаву и тем игрокам, кто не смог наладить онлайн-торговлю.

«Игроки, вовремя инвестировавшие в эффективные инструменты онлайн-продаж, сегодня окажутся в приоритете и будут иметь больше шансов на безболезненный выход из посткарантинного периода», – считает Садырова.

Чтобы минимизировать потери и сохранить вакантность на приемлемом уровне, девелоперы разрабатывают для арендаторов льготные схемы арендных платежей с разными сценариями.

Среди самых распространенных: скидки и отложенные платежи, равномерно распределенные на посткарантинный период, либо единовременные платежи в конце 2020-го – начале 2021 года.

 

*Материал подготовлен при поддержке Colliers International Kazakhstan
 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg