8776 просмотров

Казахстанский бизнес оспаривает решение налоговых органов

Уникальный кейс из судебной практики

Фото: Shutterstock

В последнее время в юридической практике все чаще встречаются дела по искам налоговых органов о признании сделок недействительными.

Для налоговиков такие дела являются быстрыми и простыми альтернативами по уменьшению вычетов для бизнеса, исключению из зачета по НДС, доначислению КПН и, наконец, дают больше оснований для привлечения к уголовной ответственности предпринимателя.

Однако все ли так легко, быстро и обоснованно? На что бизнесу обращать внимание, попав в такую ситуацию? Именно по такому делу недавно в нашей практике возникла нестандартная ситуация.

Вначале все развивалось по обычному сценарию: комплексная налоговая проверка; у проверяющих претензии к сделкам с несколькими контрагентами; предпринимателю выписываются акт и уведомление. Проверяющих не устроило то, что в отношении некоторых контрагентов были возбуждены уголовные дела, а у одного из контрагентов имелись взаимоотношения с неблагонадежными налогоплательщиками и не имелось «достаточного» количества сотрудников для выполнения работ.

Начиналось все довольно стандартно для таких ситуаций. Мы, как юристы, обжалуем уведомление в уполномоченный орган. Относительно легко «отбиваемся» по сделкам с контрагентами с возбужденными уголовными делами: раз нет приговора, то нет и основания для корректировки. Правда, определенные сложности возникли с контрагентом, у которого «некондиция» по количеству сотрудников. По этому моменту объясняем апелляционной комиссии, что по договору контр­агент устанавливал программное обеспечение и занимался настройкой оборудования под программное обеспечение. Такая работа по силам одному-двум специалистам. При этом взаимоотношения этого контрагента с неблагонадежными налогоплательщиками нашей сделки никак не касаются. 

Вроде убедили членов апелляционной комиссии, однако проверяющие подают иск о признании сделки с этим контрагентом недействительной. Рассмотрение жалобы приостановлено, а налогоплательщик оказывается в суде в качестве ответчика.

Далее, в суде представляем доказательства того, что все работы выполнены в полном объеме. В суд предоставляются акт рабочей комиссии, акт государственной приемочной комиссии (проект республиканского значения), фотографии с установленным оборудованием, лицензии на программное обеспечение, благодарственное письмо от заказчика.

Проверяющие не сдаются и заходят с другой стороны – якобы на момент выписки счетов-фактур руководитель контрагента был за пределами РК. В качестве доказательства проверяющие предоставляют выписку из базы «Беркут» – сведения о пересечении государственной границы РК.

У налоговых органов есть доступ к этой базе, которая находится в ведении Комитета национальной безопасности (КНБ РК), для установления срока пребывания нерезидентов в Казахстане.

В свою очередь налогоплательщик уверяет, что в указанный период руководитель компании лично находился на объектах и занимался настройкой оборудования и, соответственно, находился в РК. Мы заявляем ходатайство о содействии в получении доказательств у первоисточника – Пограничной службы КНБ РК. Суд отказывает в удовлетворении и выносит решение в пользу налогового органа на основании единственного доказательства – выписки из базы «Беркут». Мы обжалуем решение в апелляции и через адвокатский запрос получаем выписку из КНБ РК, которая подтверждает нашу версию.

После этого мы заявляем ходатайство о фальсификации и недопустимости доказательства. Суд апелляционной инстанции, имея на руках две разных версии одного документа, решает привлечь представителя КНБ РК в качестве свидетеля. Свидетель полностью подтвердил нашу версию документа. В результате решение суда первой инстанции отменено, вынесено новое решение об отказе в удовлетворении искового заявления налогового органа. Более того, в отношении налогового органа вынесено частное определение.

Исходя из описанного выше кейса, мы думаем, что количество дел о признании сделок недействительными будет расти, ведь намного легче доказать фиктивность сделки (особенно в случае оказания услуг) в гражданском процессе, чем доказывать фиктивность выписки счетов-фактур в уголовном процессе: вина, ущерб, экспертизы и т. п.

Мы считаем, что судебная практика трактуется однозначно не в пользу налогоплательщиков. Это особенно касается сделок по оказанию услуг, результаты которых являются нематериальными. Тем не менее недавно утверждены Методические рекомендации о некоторых вопросах признания сделок недействительными. В этом документе содержатся достаточно подробные указания для налоговых органов по оценке сделок на предмет фиктивности и по сбору доказательной базы.
 

banner_wsj.gif

186 просмотров

Летние площадки спасают сегмент Food & Beverage от разорения

Они стали хорошим подспорьем для рестораторов в период карантинных ограничений

Фото: Офелия Жакаева

В Алматы работают 3,3 тыс. ресторанов и кафе, в Нур-Султане – 1,9 тыс., судя по данным restoran.kz. Все эти заведения даже после частичного снятия эпидограничений не могут работать в полную силу. Под запретом караоке, кальянные, банкетные залы, ночные клубы и фудкорты. Во время усиления карантинных мер в прошедшие выходные межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции закрыла даже небольшие кафе и рестораны, разрешив работу лишь заведениям на открытом воздухе.

Спасительные летники 

Летние площадки пользовались популярностью и до карантина – они позволяют увеличить вместимость заведения почти вдвое, не требуют серьезных капиталовложений и сложных согласований. А в теплое время притягивают множество желающих посидеть на свежем воздухе.

DSC08017.JPG

 «В Нур-Султане, с учетом длинной зимы, если в ресторане есть «летка», то он в приоритете. В Алматы «летка» – это вообще неотъемлемая часть ресторана, некая классика», – говорит председатель гильдии шеф-поваров города Нур-Султана Рустам Имамниязов.

Но из-за сезонности акцент на летних площадках делали немногие заведения с очень удачным расположением, позволяющим заработать за теплое время года приличную прибыль. Даже в солнечном Алматы летние площадки, по данным restoran.kz, были лишь у каждого седьмого заведения. А в Нур-Султане и того меньше – короткое лето и сильные ветры мешают работе летников. 

Но сейчас, с учетом карантинных ограничений, именно летние площадки выручают рестораторов. Чтобы выжить и выполнить обязательства перед работниками и поставщиками, нужно привлечь посетителей, поэтому  операторы Food&Beverage (F&B) стали использовать каждый метр на свежем воздухе.

«В текущих условиях рестораторы пытаются максимально расширять площадь посадки на летнике, добавляя столы и стулья из основного зала», – продолжает Имамниязов.

DSC08200.JPG

Но лето спасло не всех – многие кафе и рестораны закрылись.

«Процентов пятьдесят не смогли выполнить стандарт и открыть летники. У многих не было площадок в принципе, а выставлять столы, которые мешают проезду, нельзя», – делится член Клуба рестораторов РК Зульфия Юсупова. 

«У нас ситуация в ресторанном бизнесе очень неоднозначная. Общепит работает, как в лотерее. Кейтеринг, фастфуд на фудкортах и банкеты не работают уже очень долго. Финансирования никакого нет. Все резервы закончились. В этом месяце окончательно уволили всех сотрудников с фудкортов «Меги» и кейтеринга. Работает только маленькая «Алина», и то на 30%», – отмечает ресторатор Юрий Пааль.

И это несмотря на то, что владельцы ТРЦ берут на себя расходы по содержанию фудкортов и не взимают с них аренду.

DSC08085.JPG

Как открыть летнюю площадку

Для получения разрешения на открытие летнего кафе, по данным Клуба рестораторов РК, достаточно написать заявление в управление городского планирования и урбанистки (УГПиУ) и приложить к нему эскизный проект летника. УГПиУ со своей стороны сообщает, что такое разрешение можно было оформить онлайн даже во время карантина. УГПиУ проверяет эскиз по основным критериям: расположению и используемым при обустройстве кафе материалам. Сезонное кафе должно непосредственно примыкать к стационарному заведению общественного питания или отстоять от него на расстоянии не более пяти метров.

При этом расположение летника не должно мешать движению пешеходов, велосипедистов и автотранспорта. Кафе нельзя размещать на крышах жилых домов или пристроек к ним. Также не допускается, чтобы внутри летних кафе оказались кроны и стволы деревьев. При обустройстве летней площадки нельзя использовать тяжелые строительные материалы – кирпичи, бетонные блоки и плиты, стальные профлисты. Запрещена облицовка летников черепицей, металлом, рубероидом, асбестоцементом, а также полимерной пленкой и баннерами. Пространство внутри нельзя перегораживать блоками с остеклением или сайдинг-панелями. Временная крыша должна быть в виде зонтов над каждым столиком или террасных маркиз открытого типа.

DSC08069.JPG

Санитарный надзор

На летних площадках, как и везде, ужесточены санитарные нормы:

«Если раньше просто подмели и помыли (летник. – «Курсив»), то теперь ежедневно проводится дезинфекция», – объясняет Юсупова.

Минимальное расстояние между столами – два метра, за одним столиком может сидеть не более четырех человек, за исключением членов одной семьи. На входе в летнее кафе для посетителей размещены антисептики и влажные коврики, кроме того, у клиентов измеряют температуру. У самих сотрудников общепита также проверяют температуру в начале и в конце смены. Во время работы они обязаны пользоваться одноразовыми масками и перчатками. Соблюдение санитарных норм проверяют сотрудники районных отделов департамента качества и безопасности товаров и услуг. Среди нарушений, которые сейчас выявляют чаще всего, – несоблюдение режима работы (общепит должен работать до 23.00), несоблюдение расстояния между столиками, отсутствие журнала прихода/ухода, термометрии сотрудников или ответственного за соблюдение сантребований, отсутствие или неправильное использование персоналом масок, перчаток, санитайзеров и тары для их утилизации, неправильное хранение продуктов питания и т. д. Заведения-нарушители штрафуют и приостанавливают их деятельность до тех пор, пока все правила не будут выполнены. 

2222_1.png

Улыбка под маской

Сегмент F&B во время пандемии оказался в сложной ситуации во всем мире. Сервис бронирования OpenTable, в котором представлено более 60 тыс. ресторанов по всему миру, подсчитал: четверть заведений, закрывшихся из-за пандемии, больше не откроется. Возобновившие работу рестораны и кафе ищут оригинальные решения, чтобы продемонстрировать гостеприимство и заботу о здоровье своих посетителей. В США, по данным Wall Street Journal (WSJ), официанты для ограничения контакта с обедающими откупоривают бутылку вина и ставят ее на стол, вместо того чтобы наполнить бокалы гостей. Со столов пропали специи, а графины с напитками заменены герметичными пакетами. Сотрудники ресторана Emilio’s, Harrison, N. Y. носят фиолетовые перчатки, чтобы не создавать ассоциации с больницей, и раскрывают одноразовые меню на глазах у посетителей, демонстрируя, что меню не используется повторно.

«Мы – артисты, это гостеприимство», – комментирует WSJ свои решения ресторатор Серджио Брасеско.

А McDonald’s Corp. предложил своей команде в масках приветствовать клиентов поднятием вверх больших пальцев.

Люди по-прежнему хотят посещать кафе и рестораны, чтобы пообщаться с другими людьми или семьей в другой обстановке. И по-прежнему ожидают увидеть на лице официанта приветственную улыбку, даже если она будет скрыта под маской. Как говорил Юрий Никулин, «даже после небольшой улыбки в организме обязательно дохнет один маленький микроб».

DSC08046.JPG

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg