Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4314 просмотров

Казахстанский бизнес оспаривает решение налоговых органов

Уникальный кейс из судебной практики

Фото: Shutterstock

В последнее время в юридической практике все чаще встречаются дела по искам налоговых органов о признании сделок недействительными.

Для налоговиков такие дела являются быстрыми и простыми альтернативами по уменьшению вычетов для бизнеса, исключению из зачета по НДС, доначислению КПН и, наконец, дают больше оснований для привлечения к уголовной ответственности предпринимателя.

Однако все ли так легко, быстро и обоснованно? На что бизнесу обращать внимание, попав в такую ситуацию? Именно по такому делу недавно в нашей практике возникла нестандартная ситуация.

Вначале все развивалось по обычному сценарию: комплексная налоговая проверка; у проверяющих претензии к сделкам с несколькими контрагентами; предпринимателю выписываются акт и уведомление. Проверяющих не устроило то, что в отношении некоторых контрагентов были возбуждены уголовные дела, а у одного из контрагентов имелись взаимоотношения с неблагонадежными налогоплательщиками и не имелось «достаточного» количества сотрудников для выполнения работ.

Начиналось все довольно стандартно для таких ситуаций. Мы, как юристы, обжалуем уведомление в уполномоченный орган. Относительно легко «отбиваемся» по сделкам с контрагентами с возбужденными уголовными делами: раз нет приговора, то нет и основания для корректировки. Правда, определенные сложности возникли с контрагентом, у которого «некондиция» по количеству сотрудников. По этому моменту объясняем апелляционной комиссии, что по договору контр­агент устанавливал программное обеспечение и занимался настройкой оборудования под программное обеспечение. Такая работа по силам одному-двум специалистам. При этом взаимоотношения этого контрагента с неблагонадежными налогоплательщиками нашей сделки никак не касаются. 

Вроде убедили членов апелляционной комиссии, однако проверяющие подают иск о признании сделки с этим контрагентом недействительной. Рассмотрение жалобы приостановлено, а налогоплательщик оказывается в суде в качестве ответчика.

Далее, в суде представляем доказательства того, что все работы выполнены в полном объеме. В суд предоставляются акт рабочей комиссии, акт государственной приемочной комиссии (проект республиканского значения), фотографии с установленным оборудованием, лицензии на программное обеспечение, благодарственное письмо от заказчика.

Проверяющие не сдаются и заходят с другой стороны – якобы на момент выписки счетов-фактур руководитель контрагента был за пределами РК. В качестве доказательства проверяющие предоставляют выписку из базы «Беркут» – сведения о пересечении государственной границы РК.

У налоговых органов есть доступ к этой базе, которая находится в ведении Комитета национальной безопасности (КНБ РК), для установления срока пребывания нерезидентов в Казахстане.

В свою очередь налогоплательщик уверяет, что в указанный период руководитель компании лично находился на объектах и занимался настройкой оборудования и, соответственно, находился в РК. Мы заявляем ходатайство о содействии в получении доказательств у первоисточника – Пограничной службы КНБ РК. Суд отказывает в удовлетворении и выносит решение в пользу налогового органа на основании единственного доказательства – выписки из базы «Беркут». Мы обжалуем решение в апелляции и через адвокатский запрос получаем выписку из КНБ РК, которая подтверждает нашу версию.

После этого мы заявляем ходатайство о фальсификации и недопустимости доказательства. Суд апелляционной инстанции, имея на руках две разных версии одного документа, решает привлечь представителя КНБ РК в качестве свидетеля. Свидетель полностью подтвердил нашу версию документа. В результате решение суда первой инстанции отменено, вынесено новое решение об отказе в удовлетворении искового заявления налогового органа. Более того, в отношении налогового органа вынесено частное определение.

Исходя из описанного выше кейса, мы думаем, что количество дел о признании сделок недействительными будет расти, ведь намного легче доказать фиктивность сделки (особенно в случае оказания услуг) в гражданском процессе, чем доказывать фиктивность выписки счетов-фактур в уголовном процессе: вина, ущерб, экспертизы и т. п.

Мы считаем, что судебная практика трактуется однозначно не в пользу налогоплательщиков. Это особенно касается сделок по оказанию услуг, результаты которых являются нематериальными. Тем не менее недавно утверждены Методические рекомендации о некоторых вопросах признания сделок недействительными. В этом документе содержатся достаточно подробные указания для налоговых органов по оценке сделок на предмет фиктивности и по сбору доказательной базы.
 


970 просмотров

Как Британская палата помогает предпринимателям из Казахстана

Рассказал "Курсиву" председатель палаты Тим Оуэн

Британские торговые палаты в разных странах мира можно назвать своего рода бизнес-сетью, которая помогает предпринимателям из Великобритании и других государств развивать свои проекты.

В Центральной Азии первая такая палата появилась в Казахстане, и это неслучайно. Великобритания входит в десятку крупнейших торговых партнеров нашей страны и является одним из шести крупнейших инвесторов в национальную экономику. За последние 13 лет прямые инвестиции из Великобритании в Казахстан превысили 13 млрд долларов. Здесь зарегистрировано более 800 юридических лиц, филиалов и представительств с британским участием, из которых 504 являются активными. Крупнейшими из них являются Royal Dutch Shell и Ernst & Young.

Тим Оуэн, председатель Комитета Британской торговой палаты в Казахстане в интервью “Курсиву” рассказал, какую поддержку представляемая им организация оказывает бизнесменам обеих стран и как с её помощью предприниматели находят себе новых деловых партнеров. 
 
- Господин Оуэн, почему было принято решение открыть Представительство Британской Торговой Палаты именно в Казахстане?

- В Алматы было довольно большое сообщество британских бизнесменов. Многие из них начали работать в Казахстане более 20 лет назад – не только в индустрии нефти и газа. Многие участники рынка представляют сектор услуг.  Они создали тут неофициальную британскую бизнес-группу. Она успешно работала, и несколько лет назад мы решили оформить все более официально – чтобы появилось больше возможностей. Так в 2015 году Казахстане появилось Представительство Британской Торговой Палаты.  

- В чем заключается главная функция палаты?

- Первая наша задача - это, конечно, помощь в продвижении британских компаний в Казахстане. Но мы не лоббируем интересы британского бизнеса в вашем правительстве - мы, скорее, налаживаем взаимосвязи между участниками рынка. У нас идет постоянный обмен знаниями, которые необходимы для построения бизнеса в республике. Мы делимся информацией о новых законодательных актах, способствуем созданию новых деловых связей - то есть, делаем все, чтобы помогать предприятиям, которые будут выходить на казахстанский рынок или уже вышли на него, но открывают для себя новые секторы экономики или новые регионы.   

- Насколько вы открыты для казахстанских компаний, есть ли у вас представители местного бизнеса в палате? 

- Да, конечно. Было бы недальновидно концентрироваться только на компаниях из Великобритании. Вице-председатель Палаты Алмас Кудайберген – казахстанский бизнесмен из нефтегазовой отрасли. Сейчас членами Британской Торговой Палаты являются 52 компании. В их число входят и казахстанские КИМЭП, Нархоз, SRK Consulting, Qazaq Air, Centrasia Heavy Industries, Chagala Management, Unicase Law Firm, KEREMET Holding, Intermovex, SteelBuilding.

- Каким образом палата контактирует с местным  бизнесом? 

- Минимум раз в месяц мы проводим мероприятие для локальных и британских партнеров, на котором можно пообщаться с коллегами, завести новые связи или узнать что-то новое. Также у нас есть группы, объединяющие компании по отраслевому признаку. Они собираются раз в два-три месяца – как правило, в формате ланча или совещания. Некоторые мероприятия мы проводим с партнерами – например, Британским Советом и Посольством

Один из самых интересных форматов – это встреча британских выпускников, куда может прийти любой казахстанец, который учился в Великобритании. Там есть прекрасные возможности восстановить старые связи или наладить новые. В этом году мы уже провели два подобных мероприятия и в январе 2020 пройдет еще одно в Нур-Султане, в партнерстве с Haileybury Astana. Обычно на них приходит до полутора сотен человек. 

Наши проекты носят разный формат. Недавно в Алматы мы принимали торговую делегацию Объединенного Королевства в горнодобывающей индустрии. К нам прилетели из Нур-Султана представители Министерства торговли Великобритании и английского посольства. Всего было около 70 гостей из Великобритании и Казахстана. В начале года мы провели совместно с Нархозом мероприятие по гендерной экономике. Совместно с Monarch Eurasia организовали бизнес-мероприятие, посвященное технологиям в недвижимости, а вместе с Integrites и Prof Advisor – семинар о различных аспектах и развитии местного контента. Я могу долго перечислять, поверьте. 

Сложно выразить пользу от таких встреч в цифрах, потому что главное там – живое общение. Именно так развивается бизнес. Но то, что на наши встречи приходит все больше гостей, говорит нам, что мы на правильном пути.  

- В каких партнерах вы заинтересованы, если говорить о размере компаний? Это только крупный бизнес?

- Палата действительно была организована крупными транснациональными компаниями, такими как Shell, KPMG, Rio Tinto. У нас есть четыре категории членства - крупные и малые корпорации, ассоциированная категория членства и физические лица. Если вы только пытаетесь создать бизнес, вы можете присоединиться индивидуально как физическое лицо, и членский взнос будет совсем небольшим. Так что даже совсем небольшие фирмы могут вступить в нашу палату. Сейчас в наших рядах пять физлиц – двое из Атырау, один из Алматы и двое из Великобритании. Атырауские физлица работают в сфере нефтепромысловых услуг, алматинское физлицо работает в сфере управления проектами, а англичане оказывают финансовые и юридические услуги.    

Я не думаю, что быть маленьким – это плохо. Моя собственная фирма относится к категории малого бизнеса. Поэтому мы рады всем – были бы готовность и потенциал в налаживании деловых контактов. 

- А по индустриям есть приоритеты?

- Думаю, мы охватываем все сектора. Если вы посмотрите список наших членов, то увидите, что у нас есть компании и предприниматели из нефтегазовой индустрии и добывающего сектора, из финансовых услуг, образования, проектирования, фармацевтики. 

- Казахстанские бизнесмены могут прийти в Британскую Торговую Палату и попросить совет - как найти партнеров в Великобритании и установить с ними хорошие связи? 

- Думаю, будет отлично, если компании придут к нам -  мы сможем много предложить. Недавно мы встречались с местным предприятием, которое  хочет масштабировать свой бизнес не только в Великобритании, но и в других странах, где есть Британские Палаты. Они спрашивали меня, можем ли мы помочь им в контексте исследований, маркетинга, вовлечения в организацию или международное распространение этого бизнеса. И да, мы им помогаем. 

- Какая из отраслей казахстанского бизнеса еще не представлена в Британской Торговой Палате, но интересна ей?

- Мы сейчас разрабатываем политику и критерии для новой рабочей группы - креативного бизнеса, творческой индустрии. Например, ваш “Курсив” как средство массовой информации замечательно подходит для такой группы. Креативный сектор в Великобритании – это довольно крупный бизнес, и в Казахстане в творческой индустрии все может расти очень быстро. Сектор услуг - это то, что Британия очень хорошо экспортирует, поэтому я считаю, что творческая индустрия - это и есть та сфера, где мы можем очень хорошо работать вместе. Казахстанский бизнес может выйти на рынок Великобритании, или, наоборот, мы можем работать вместе для расширения сектора в целом.

Сайт Британской торговой палаты в Казахстане www.britishchamber.kz
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций