Перейти к основному содержанию

Казахстанский бизнес оспаривает решение налоговых органов

Уникальный кейс из судебной практики

Фото: Shutterstock

В последнее время в юридической практике все чаще встречаются дела по искам налоговых органов о признании сделок недействительными.

Для налоговиков такие дела являются быстрыми и простыми альтернативами по уменьшению вычетов для бизнеса, исключению из зачета по НДС, доначислению КПН и, наконец, дают больше оснований для привлечения к уголовной ответственности предпринимателя.

Однако все ли так легко, быстро и обоснованно? На что бизнесу обращать внимание, попав в такую ситуацию? Именно по такому делу недавно в нашей практике возникла нестандартная ситуация.

Вначале все развивалось по обычному сценарию: комплексная налоговая проверка; у проверяющих претензии к сделкам с несколькими контрагентами; предпринимателю выписываются акт и уведомление. Проверяющих не устроило то, что в отношении некоторых контрагентов были возбуждены уголовные дела, а у одного из контрагентов имелись взаимоотношения с неблагонадежными налогоплательщиками и не имелось «достаточного» количества сотрудников для выполнения работ.

Начиналось все довольно стандартно для таких ситуаций. Мы, как юристы, обжалуем уведомление в уполномоченный орган. Относительно легко «отбиваемся» по сделкам с контрагентами с возбужденными уголовными делами: раз нет приговора, то нет и основания для корректировки. Правда, определенные сложности возникли с контрагентом, у которого «некондиция» по количеству сотрудников. По этому моменту объясняем апелляционной комиссии, что по договору контр­агент устанавливал программное обеспечение и занимался настройкой оборудования под программное обеспечение. Такая работа по силам одному-двум специалистам. При этом взаимоотношения этого контрагента с неблагонадежными налогоплательщиками нашей сделки никак не касаются. 

Вроде убедили членов апелляционной комиссии, однако проверяющие подают иск о признании сделки с этим контрагентом недействительной. Рассмотрение жалобы приостановлено, а налогоплательщик оказывается в суде в качестве ответчика.

Далее, в суде представляем доказательства того, что все работы выполнены в полном объеме. В суд предоставляются акт рабочей комиссии, акт государственной приемочной комиссии (проект республиканского значения), фотографии с установленным оборудованием, лицензии на программное обеспечение, благодарственное письмо от заказчика.

Проверяющие не сдаются и заходят с другой стороны – якобы на момент выписки счетов-фактур руководитель контрагента был за пределами РК. В качестве доказательства проверяющие предоставляют выписку из базы «Беркут» – сведения о пересечении государственной границы РК.

У налоговых органов есть доступ к этой базе, которая находится в ведении Комитета национальной безопасности (КНБ РК), для установления срока пребывания нерезидентов в Казахстане.

В свою очередь налогоплательщик уверяет, что в указанный период руководитель компании лично находился на объектах и занимался настройкой оборудования и, соответственно, находился в РК. Мы заявляем ходатайство о содействии в получении доказательств у первоисточника – Пограничной службы КНБ РК. Суд отказывает в удовлетворении и выносит решение в пользу налогового органа на основании единственного доказательства – выписки из базы «Беркут». Мы обжалуем решение в апелляции и через адвокатский запрос получаем выписку из КНБ РК, которая подтверждает нашу версию.

После этого мы заявляем ходатайство о фальсификации и недопустимости доказательства. Суд апелляционной инстанции, имея на руках две разных версии одного документа, решает привлечь представителя КНБ РК в качестве свидетеля. Свидетель полностью подтвердил нашу версию документа. В результате решение суда первой инстанции отменено, вынесено новое решение об отказе в удовлетворении искового заявления налогового органа. Более того, в отношении налогового органа вынесено частное определение.

Исходя из описанного выше кейса, мы думаем, что количество дел о признании сделок недействительными будет расти, ведь намного легче доказать фиктивность сделки (особенно в случае оказания услуг) в гражданском процессе, чем доказывать фиктивность выписки счетов-фактур в уголовном процессе: вина, ущерб, экспертизы и т. п.

Мы считаем, что судебная практика трактуется однозначно не в пользу налогоплательщиков. Это особенно касается сделок по оказанию услуг, результаты которых являются нематериальными. Тем не менее недавно утверждены Методические рекомендации о некоторых вопросах признания сделок недействительными. В этом документе содержатся достаточно подробные указания для налоговых органов по оценке сделок на предмет фиктивности и по сбору доказательной базы.
 

banner_wsj.gif

3167 просмотров

Как уменьшить последствия нарушения обязательств из-за ЧП в Казахстане

Рассказывает советник юридической фирмы SIGNUM

Фото: Shutterstock

Указом президента РК от 15 марта 2020 года № 285 в связи с объявлением ВОЗ коронавируса COVID-19 пандемией на всей территории республики с 16 марта по 15 апреля введено чрезвычайное положение (ЧП). Прежде всего, нужно понимать, что чрезвычайное положение – это временная мера, представляющая собой особый правовой режим деятельности госорганов, допускающий установление отдельных ограничений прав и свобод граждан, а также прав юридических лиц и возлагающий на них дополнительные обязанности.

Срок действия ЧП на всей территории РК не может превышать 30 суток. Однако при неустранении обстоятельств, послуживших основанием для введения ЧП, президент вправе продлить его действие еще на 30 суток. Все акты, принятые в целях обеспечения режима ЧП, утрачивают силу с прекращением действия ЧП без специального уведомления. 

Как режим ЧП может повлиять на ведение бизнеса 

При ЧП государством могут быть приняты ограничения, которые прямо или косвенно влияют на отношения между хозсубъектами, такие как: 

  • ограничения передвижения транспорта; 
  • приостановление деятельности сетей и средств связи; 
  • особый порядок продажи продовольствия и предметов первой необходимости; 
  • ограничения отдельных видов финансово-экономической деятельности, включая перемещение товаров, услуг и финансов;
  • особый режим оборота лекарственных, наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров, а также этилового спирта, алкогольной продукции; 
  • введение карантина и другие. 

В результате применения таких мер могут возникнуть случаи ненадлежащего исполнения обязательств (перебои с поставками товаров, задержка оплаты, изменение сроков выполнения работ), а также иные последствия, влекущие определенные убытки. 

Как доказать невозможность исполнения обязательств в условиях ЧП 

Иногда такие случаи оговариваются в контрактах, где устанавливается ответственность сторон при форс-мажоре. Но что делать, если возникновение форс-мажора не оговорено в договоре, и как сократить убытки в этом случае? В соответствии со ст. 349 Гражданского кодекса РК (ГК) при невозможности надлежащего исполнения обязательства должник обязан незамедлительно известить об этом кредитора. Согласно ст. 359 ГК, должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при наличии вины, если иное не предусмотрено законодательством или договором. 

Должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства. Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет имущественную ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (стихийные явления, военные действия и т. п.). К таким обстоятельствам не относится, в частности, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, работ или услуг.

В Казахстане функции по свидетельствованию обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора), обстоятельств Hardship осуществляет ТОО «Внешнеторговая палата Казахстана» (далее – ВПК) в соответствии с условиями внешнеторговых сделок, международных договоров РК, договоров, заключенных на территории РК, а также в соответствии с международной практикой. Свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы производится на основании письменного обращения заинтересованной стороны. Отсутствие в контракте ссылки на обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) не препятствует рассмотрению обращения заявителя. В свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) может быть отказано только по причине отсутствия документов, подтверждающих их наступление. Таким образом, при невозможности исполнения обязательств вследствие непреодолимой силы рекомендуется: 

  1. Обратиться в ВПК с заявлением о свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы. 
  2. Направить уведомление контрагенту о невозможности исполнения обязательства, сославшись на соответствующие положения договора (при их наличии), Указ Президента РК от 15 марта 2020 года «О введении ЧП на территории РК» и приложив свидетельство о наличии обстоятельств непреодолимой силы, выданное ВПК. 

Мы надеемся, что в рамках заключенных договоров и согласно обычаям делового оборота контрагенты примут к сведению введение режима ЧП в стране и постараются взаимно договориться и пойти навстречу друг другу. 

Кроме того, заблаговременное принятие вышеперечисленных мер позволит доказать отсутствие вины стороны, не выполнившей обязательство вследствие непреодолимой силы, и, возможно, в будущем освободить от ответственности или уменьшить ее размер.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif