Перейти к основному содержанию

2253 просмотра

Какие аэропорты Казахстана интересны инвесторам

Идущие второй год переговоры о продаже аэропорта Алматы уже близки к завершению

Фото: Byelikova Oksana

Алматинский аэропорт – не единственный международный аэропорт страны, выставленный на продажу. 

«Возможная сделка вписывается в стратегию развития аэропортов группы ADP и TAV в Центральной Азии», – это цитата из релиза французской Groupe ADP, которая 8 ноября сообщила, что консорциум TAV Airports (46,12% принадлежат Groupe ADP) и VPE Capital (специализируется в управлении активами в СНГ) ведет переговоры о приобретении крупнейшего аэропорта Казахстана. 

Пассажиропоток аэропорта Алматы по итогам 2018 года составил 5,6 млн человек, и этот результат позволил ему войти в 10 самых загруженных воздушных гаваней постсоветского пространства.

Единственный акционер АО «Международный аэропорт Алматы» – Venus Airport Investments B.V., зарегистрированная в Амстердаме. В свою очередь эта компания полностью принадлежит сингапурской Steppe Capital Pte. Ltd, контролируемой Тимуром Кулибаевым. Groupe ADP управляет рядом аэропортов, в числе которых Париж – Шарль-де-Голль, Париж – Орли и Париж – Ле-Бурже. В 2018 году группа компаний через бренд Paris Aéroport, по собственным данным, приняла более 105 млн пассажиров и 2,3 млн тонн грузов и почты в аэропортах Париж – Шарль-де-Голль и Париж – Орли, а также более 176 млн пассажиров в аэропортах за рубежом через дочернюю компанию ADP International. 

С 405-м еще не договорились

Идущие второй год переговоры о продаже аэропорта Алматы уже близки к завершению – это информация от знакомого с ситуацией источника «Курсива» из правительственных кругов. Однако есть несколько моментов, которые не позволяют консорциуму TAV в полной мере согласиться с условиями сделки, предложенной компанией Venus Airport Holdings B.V. 

Речь идет о возможности расширения алматинского аэропорта. В частности, источник «Курсива» не подтвердил появившуюся в СМИ информацию о достигнутой договоренности с группой компаний ERG о переносе авиаремонтного завода №405 c прилегающей с севера к Международному аэропорту Алматы территории.

«В августе этого года премьер Мамин приезжал на завод. Походил по территории 405-го и уехал. Есть информация, что предлагаемые варианты передислокации в Нур-Султан или Боралдай рядом с Алматы не устраивают ERG. Высококвалифицированные рабочие завода готовы поехать в столицу только при условии, что им дадут квартиры. А это маловероятно. Для строительства нового завода возле аэропорта Боралдай слишком мало места», – рассказал «Курсиву» собеседник. 

О существующих разногласиях между ERG и Международным аэропортом Алматы сообщил «Курсиву» и человек, близкий к руководству авиаремонтного завода №405. 

«Попытки передислоцировать завод активно предпринимались прежним руководством аэропорта. Но и дирекция завода, и акционеры, среди которых Национальная компания «Казинжиниринг», все эти атаки отбили. Передислоцировать завод – это убить действующее высокотехнологичное предприятие. К тому же недавно с Россией был подписан договор о начале сборки вертолетов Ми-8. А это уже большая политика», – подчеркнул источник «Курсива». 

Куда расти аэропорту

Получается, что расширять Международный аэропорт Алматы пока можно только с южной стороны, где уже стоит железобетонный каркас терминала. На строительство нового пассажирского терминала потратили десятки миллионов долларов, но локация в итоге была признана неудачной, поскольку самолеты пришлось бы постоянно перегонять от старого терминала к новому через две взлетно-посадочные полосы, а это дорого и неэффективно. 

Даже без расширения территории алматинский аэропорт является прибыльным предприятием. Две самые длинные в стране взлетно-посадочные полосы и самое современное навигационное оборудование позволили аэропорту получить сертификат повышенной категории ICAO – IIІ B. Ежегодный пассажиропоток – почти шесть миллионов человек. Все это принесло аэропорту 4,465 млрд тенге чистой прибыли только по итогам первого полугодия 2019 года. С учетом получения пятой степени «свободного неба», в рамках которой уже в следующем году в Международный аэропорт Алматы начнут выполнять рейсы авиакомпании из России, стран Персидского залива и Азии, прибыль может возрасти на 30, 40, а то и 100%. 

Доходы, расходы и пассажиропоток

На прибыль могут также рассчитывать управляемый до 2035 года турецкой компанией ATM Grup Международный аэропорт Актау, пассажиропоток которого по итогам 2018 года составил 1 023 900 человек, и главный аэропорт Казахстана «Нурсултан Назарбаев» в столице страны, услугами которого в прошлом году воспользовались 4 545 373 человека. В ближайшей перспективе на прибыльность может выйти находящийся на балансе акимата самого крупного города юга Казахстана Международный аэропорт Шымкента, который после введения в строй нового терминала под управлением авиа­компании SCAT рассчитывает увеличить пассажиропоток с нынешних 817 073 до 3 500 000 человек в год. Что касается остальных аэропортов страны со статусом «международный», то у них расходы на реконструкцию и содержание нередко превышают доходы. 

К примеру, завершившаяся в конце октября 2019 года реконструкция основной взлетно-посадочной полосы Международного аэропорта Костаная обошлась в 9 млрд тенге. За 10,7 млрд тенге в 2018 году были реконструированы терминал и взлетно-посадочная полоса в Международном аэропорту Семея. В 10,6 млрд тенге обойдутся работы по реконструкции терминала и взлетно-посадочной полосы Международного аэропорта Усть-Каменогорска, которые будут завершены в 2021 году. Предварительная стоимость реконструкции терминала кызылординского Международного аэропорта имени Коркыт ата оценивается в 7,5 млрд тенге. 

Улучшенная инфраструктура региональных международных аэропортов Казахстана позволит принимать им большие воздушные суда типа Boeing-767 или Airbas-321, а также рассчитывать на увеличение пассажиропотока. Это в теории, но не факт, что практика окажется соответствующей. Во-первых, стоимость авиаперелетов как на внутренних, так и на международных направлениях достаточно высока для большинства жителей регионов Казахстана. Во-вторых, количество населения региональных центров не позволяет в полной мере делать прибыльными их аэропорты. Показателен пример Петропавловска, откуда с мая 2019 года выполняла рейсы в Москву российская авиа­компания «ИрАэро». Спустя три месяца российский авиаперевозчик был вынужден отказаться от обслуживания маршрута Москва – Петропавловск – Москва из-за очень низкого пассажиропотока и с ноября перенес свой рейс в Кокшетау. Аналогичная история наблюдалась и в Павлодаре, откуда российская авиакомпания «Сибирь» в течение полутора лет не выполняла полеты в Новосибирск из-за нерентабельности авиасообщения.

На особых условиях

Региональные международные аэропорты заинтересованы в привлечении зарубежных инвесторов и не против, чтобы их взяла под управление частная компания. Однако претендентов на управление такими регио­нальными аэропортами немного.

В настоящий момент известно лишь об  интересе со стороны компании «Новапорт», входящей в группу AEON Corporation российского мультимиллионера Романа Троценко. И то лишь к Международному аэропорту Актобе и главному аэропорту Казахстана «Нурсултан Назарбаев». В мае 2019 года «Новапорт» объявила о намерениях вложить в модернизацию аэропорта Актобе $50 млн при условии получения права собственника терминала, а также инвестировать в развитие Международного аэропорта столицы Казахстана, но только после ввода в эксплуатацию второй взлетно-посадочной полосы, нужды в которой, по мнению экспертов IATA, пока нет. 

Попытки Казахстана сделать привлекательными региональные аэропорты с международным статусом своими силами, похоже, успехом не увенчались. Переданные решением правительства в период 2013–2016 годов в респуб­ликанскую собственность девять аэропортов страны, которыми управлял фонд «Самрук-Казына» через дочернюю компанию «Казахстан Темир Жолы» –ТОО «Airport Management Group», в большинстве своем вернулись в коммунальную собственность. В частности, осенью 2018 года были возвращены областным акиматам аэропорты Костаная и Шымкента, в октябре по-новому старых хозяев приобрели аэропорты Актобе, Атырау и Павлодара. Напомним, что последние три аэропорта фонд национального благосостояния намеревался продать, но на лот из трех воздушных гаваней ценой в 9,2 млрд тенге покупателей не нашлось.

Сейчас за Airport Management Group (AMG) остались только аэропорты Петропавловска, Кызылорды и Кокшетау. 

«Учитывая все эти эксперименты с аэропортами, вполне естественным выглядит желание зарубежных инвесторов в первую очередь интересоваться Международным аэропортом Алматы», – заметил источник «Курсива» в правительственных кругах. 

 

При этом он добавил, что в настоящий момент все же наблюдается острожный интерес к активам ряда казахстанских аэропортов со стороны инвесторов, прежде всего из стран Персидского залива и Юго-Восточной Азии. По его словам, связан он с введенной с 1 ноября «пятой степени свободы» в 11 международных аэропортах страны.

FireShot Capture 011 -  - new2.kursiv.kz_.jpg

3176 просмотров

Ревизию госпрограмм предложили провести в Казахстане

И привлечь к их финансированию банки

Фото: Олег Спивак

Председатель президиума Национальной палаты предпринимателей Казахстана «Атамекен» (НПП) Тимур Кулибаев во время встречи с парламентариями предложил провести ревизию госпрограмм по поддержке бизнеса и снизить уровень участия государства в этой сфере. Заместить госпрограммы должны банки, но они смогут это сделать только в случае смягчения регуляторных требований к ним, признает он.

«Госпрограммы начали постепенно замещать рыночные механизмы привлечения денег: к примеру, сегодня есть девять госпрограмм по поддержке сельского хозяйства, – сказал Кулибаев во время встречи с депутатами мажилиса. – Идет конкуренция между банками и институтами развития: внутри госпрограмм существуют разные операторы, разные ставки, это дезориентирует рынок. Необходимо выработать единые приоритеты, какие отрасли поддерживать, а какие отдать рынку. Нужна ревизия всех госпрограмм. Давайте совместно проведем эту работу», – обратился он к парламентариям.

При каких условиях банки смогут заменить государство

Сам автор предложения признал, что сейчас в Казахстане с банковским кредитованием бизнеса все обстоит не лучшим образом: по сведениям главы президиума НПП, по сравнению с прошлым годом объем кредитования юридических лиц со стороны банков снизился на 5,4%, а банковские займы малому и среднему бизнесу уменьшились на 12,5%.

Это при том, что в займах казахстанский бизнес остро нуждается: по данным исследования Всемирного банка, большинство казахстанских предприятий (62%) держится на плаву, не имея возможностей для дальнейшего развития. Исследования НПП дают примерно ту же цифру: 60% компаний обрабатывающей промышленности испытывает проблемы с получением займа на оборотные средства.

«Зачастую это связано с высокими требованиями банков, высокой ставкой по кредиту и недостатком залоговой базы», – утверждает Кулибаев.

И эти же 62 и 60% в разных интерпретациях остаются за бортом и государственных программ. Выход спикер видит в смягчении требований к банкам со стороны регулятора: по его мнению, банки сейчас находятся под давлением усиленного регулирования и вынуждены придерживаться консервативного подхода при принятии кредитных решений.

Разомкнуть круг, при котором банки не кредитуют бизнес, потому что у него нет достаточного залогового имущества, а это имущество не появляется, потому что у бизнеса нет возможности получить необходимые заемные средства, предлагается за счет снижения пруденциальных нормативов и требований к залоговому обеспечению.

При этом риски банков НПП предлагает нивелировать за счет внедрения цифровых технологий, формата цифровых кредитных досье и информационных систем управления рисками. По мнению палаты, это позволит банкам проводить экспресс-анализ компании, оценивать ее благонадежность за счет проведения рейтингов на основе базы данных информационных систем.

НПП считает необходимым, чтобы государство сократило количество госпрограмм, освободив кредитную нишу для получивших большую свободу банков, оставшись с госпрограммами только в нескольких стратегических отраслях.

Банки и финансисты «за»

Отметим, что идея ревизии госпрограмм и частичного ухода государства с рынка кредитования высказывалась и ранее: в середине ноября глава Народного банка Умут Шаяхметова на конференции «Финансовый рынок и реальный сектор экономики» заявила, что поддержка государством бизнеса была эффективной лет пять назад, когда осуществлялась точечно по тем самым стратегически важным отраслям.

«Нам нужно сокращать количество госпрограмм, так как ручное управление становится неэффективным и порождает иждивенческие настроения, причем у всех институтов и участников госпрограмм, – считает Шаяхметова. – Мы уже залезли в Нацфонд, в хорошую кормушку, и это не стимулирует быть более эффективными государство и правительство. Я не вижу спроса на модернизацию, на изменение своих процессов со стороны заемщиков: было много программ по лизингу в 2006-2008 годы, на этом рынке было хорошее налогообложение, которое породило в те годы переоснащение наших старых фондов. И сейчас такое время подошло: необходимо переоснащаться, но большого спроса мы не видим», – отмечает она.

Выводы у банкиров примерно те же, что и у НПП: они призывают слезть с госпрограммной «иглы» и разделить поляну кредитования между банковским сектором и государством, оставив за последним кредитование стратегических секторов экономики. Хотя в эффективности госкредитования та же Шаяхметова сильно сомневается: в качестве примера она приводит сельское хозяйство страны, которое, несмотря на девять госпрограмм, в массе своей остается «депрессивным». Так что вопрос ревизии деятельности операторов госпрограмм остается актуальным сам по себе, вне зависимости от того, поделят они с банками рынок кредитования или нет.

Необходимость сокращения госучастия в кредитовании разделяет и глава Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова – в первую очередь потому, что это, по ее мнению, глушит предпринимательскую инициативу: бизнес просто ждет появления на рынке очередной порции дешевых денег, вместо того чтобы пытаться решать свои проблемы. К тому же снижение стоимости заемных средств рано или поздно ударит по самому государству и по рынку: расширение госпрограмм будет требовать все больших и больших вливаний, которые имеют свои ограничения. И когда бюджетные возможности будут исчерпаны, государство может столкнуться с проблемой привыкшего к госпомощи бизнеса с одной стороны и потерявшего свои возможности в сфере кредитования финсектора – с другой.

«Ограничения административных интервенций государства в экономические рыночные отношения, включая финансовый рынок, просто необходимы», – считает она.

Кредиты под проекты, а не под залоги

Представители бизнеса, на которых направлены кредиты (и от банков, и в рамках госпрограмм), считают, что банки смогут на равных конкурировать с государством не в результате снижения регуляторных требований к ним, а в случае изменения подходов к заемщикам. В частности, по мнению генерального директора отраслевой организации «Мясной союз Казахстана» Максута Бахтыбаева, банки смогут выдавить государство со своей вотчины, если будут воспринимать бизнес как партнера в зарабатывании денег, а не как средство их зарабатывания. Но это означает, что они должны разделять с ним риски, кредитуя его под залог текущих проектов, а не под залог имеющихся у него активов.

«Так как акционерам банка важна прибыль (и тут как бизнесмены они правы), то о росте реального сектора экономики они будут думать тогда, когда придет понимание, что банк – это парт­нер бизнеса, и прибыль от этого партнера можно получать только тогда, когда они будут расти вместе. Когда кредиты будут давать не под залоги, а под проекты. А для этого нужна экспертиза этих проектов в банках – и тогда государству на рынке кредитования будет нечего делать», – считает Бахтыбаев.

В нынешней же ситуации, по его мнению, кредитование через госпрограммы является более или менее действенной попыткой оживить экономику. Минусы такого вмешательства, по словам спикера, очевидны: государство по корпоративным и рыночным меркам не самый лучший управленец, и рядом с ним на рынке всегда идут бюрократия, коррупция, непрозрачность и прочие побочные эффекты. Но проблема в том, что банки сейчас достойной альтернативы рынку и бизнесу предоставить просто не могут.

«Всем известно, что в реальном бизнесе, связанном с производством, рентабельность не превышает 25–30%, из них отдавать 15-17% банку, да еще и предварительно дав ему 150–200% залогов от стоимости проекта, – это из области фантастики», – отмечает Бахтыбаев.

По его мнению, переходная модель, когда операторами гос­программ будут выступать не нацхолдинги и их дочки, а банки, позволит сделать процессы распределения средств прозрачнее, но тогда средства госпрограмм станут дороже для бизнеса за счет появления посредников. При таком решении, по сути, все программы поддержки бизнеса и населения превратятся в программу поддержки банков, что тоже не является рыночным решением, убежден эксперт.

Госхолдинги уже проходят AQR?

Банки со сторонней помощью заканчивают оценку своих активов (AQR), так что к январю Национальный банк вполне может оценить их способности заместить государство на рынке кредитования. Как идет и проводится ли вообще аналог AQR в отношении самих государственных программ и их операторов, среди которых национальные холдинги, пока неясно. Хотя о необходимости ревизии деятельности государства на рынке неоднократно заявлял в течение всего этого года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

«Мы должны четко определиться с границами государства в экономике, – сказал Токаев на заседании совета национальных инвесторов в мае этого года. – В непростые времена государство всегда брало на себя бремя поддержания экономического роста, но нельзя забывать, что системная конкурентоспособность экономики формируется за счет частного бизнеса. Именно поэтому была поставлена задача довести долю государства в экономике до стандартов стран ОЭСР. Это даст толчок частным инвестициям и развитию МСБ», – сказал глава государства.

После чего поручил правительству до 1 сентября провести ревизию всех разрешенных видов деятельности для госкомпаний и внести предложения по их сокращению, одновременно объявив мораторий на создание новых государственных компаний в экономике. А 2 сентября, выступая с посланием народу Казахстана в парламенте, Токаев напрямую дал правительству поручение проверить эффективность деятельности госхолдингов.

«Нам нужно понять, каков реальный вклад Фонда национального благосостояния в рост благосостояния народа за прошедшие 14 лет. Правительство вместе со Счетным комитетом в трехмесячный срок должны провести анализ эффективности государственных холдингов и национальных компаний, – заявил тогда президент страны. – Количество государственных компаний можно и нужно сократить, при этом следует аккуратно подходить к деятельности государственных компаний, работающих в стратегических секторах – контроль государства над ними должен сохраниться. В противном случае вместо государственных монополистов мы получим частных монополистов со всеми вытекающими отсюда последствиями», – добавил президент.

Если исходить из сроков, озвученных в поручении главы государства, результаты анализа эффективности деятельности гос­холдингов и получение данных банковского AQR должны сойтись в одной точке – к 1 января 2020 года (анализ деятельности госхолдингов должен быть проведен даже чуть раньше – 2 декабря 2019 года, если отсчитывать ровно три месяца от даты озвучивания поручения, то есть от 2 сентября).

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций