Перейти к основному содержанию

1716 просмотров

Как Британская палата помогает предпринимателям из Казахстана

Рассказал "Курсиву" председатель палаты Тим Оуэн

Британские торговые палаты в разных странах мира можно назвать своего рода бизнес-сетью, которая помогает предпринимателям из Великобритании и других государств развивать свои проекты.

В Центральной Азии первая такая палата появилась в Казахстане, и это неслучайно. Великобритания входит в десятку крупнейших торговых партнеров нашей страны и является одним из шести крупнейших инвесторов в национальную экономику. За последние 13 лет прямые инвестиции из Великобритании в Казахстан превысили 13 млрд долларов. Здесь зарегистрировано более 800 юридических лиц, филиалов и представительств с британским участием, из которых 504 являются активными. Крупнейшими из них являются Royal Dutch Shell и Ernst & Young.

Тим Оуэн, председатель Комитета Британской торговой палаты в Казахстане в интервью “Курсиву” рассказал, какую поддержку представляемая им организация оказывает бизнесменам обеих стран и как с её помощью предприниматели находят себе новых деловых партнеров. 
 
- Господин Оуэн, почему было принято решение открыть Представительство Британской Торговой Палаты именно в Казахстане?

- В Алматы было довольно большое сообщество британских бизнесменов. Многие из них начали работать в Казахстане более 20 лет назад – не только в индустрии нефти и газа. Многие участники рынка представляют сектор услуг.  Они создали тут неофициальную британскую бизнес-группу. Она успешно работала, и несколько лет назад мы решили оформить все более официально – чтобы появилось больше возможностей. Так в 2015 году Казахстане появилось Представительство Британской Торговой Палаты.  

- В чем заключается главная функция палаты?

- Первая наша задача - это, конечно, помощь в продвижении британских компаний в Казахстане. Но мы не лоббируем интересы британского бизнеса в вашем правительстве - мы, скорее, налаживаем взаимосвязи между участниками рынка. У нас идет постоянный обмен знаниями, которые необходимы для построения бизнеса в республике. Мы делимся информацией о новых законодательных актах, способствуем созданию новых деловых связей - то есть, делаем все, чтобы помогать предприятиям, которые будут выходить на казахстанский рынок или уже вышли на него, но открывают для себя новые секторы экономики или новые регионы.   

- Насколько вы открыты для казахстанских компаний, есть ли у вас представители местного бизнеса в палате? 

- Да, конечно. Было бы недальновидно концентрироваться только на компаниях из Великобритании. Вице-председатель Палаты Алмас Кудайберген – казахстанский бизнесмен из нефтегазовой отрасли. Сейчас членами Британской Торговой Палаты являются 52 компании. В их число входят и казахстанские КИМЭП, Нархоз, SRK Consulting, Qazaq Air, Centrasia Heavy Industries, Chagala Management, Unicase Law Firm, KEREMET Holding, Intermovex, SteelBuilding.

- Каким образом палата контактирует с местным  бизнесом? 

- Минимум раз в месяц мы проводим мероприятие для локальных и британских партнеров, на котором можно пообщаться с коллегами, завести новые связи или узнать что-то новое. Также у нас есть группы, объединяющие компании по отраслевому признаку. Они собираются раз в два-три месяца – как правило, в формате ланча или совещания. Некоторые мероприятия мы проводим с партнерами – например, Британским Советом и Посольством

Один из самых интересных форматов – это встреча британских выпускников, куда может прийти любой казахстанец, который учился в Великобритании. Там есть прекрасные возможности восстановить старые связи или наладить новые. В этом году мы уже провели два подобных мероприятия и в январе 2020 пройдет еще одно в Нур-Султане, в партнерстве с Haileybury Astana. Обычно на них приходит до полутора сотен человек. 

Наши проекты носят разный формат. Недавно в Алматы мы принимали торговую делегацию Объединенного Королевства в горнодобывающей индустрии. К нам прилетели из Нур-Султана представители Министерства торговли Великобритании и английского посольства. Всего было около 70 гостей из Великобритании и Казахстана. В начале года мы провели совместно с Нархозом мероприятие по гендерной экономике. Совместно с Monarch Eurasia организовали бизнес-мероприятие, посвященное технологиям в недвижимости, а вместе с Integrites и Prof Advisor – семинар о различных аспектах и развитии местного контента. Я могу долго перечислять, поверьте. 

Сложно выразить пользу от таких встреч в цифрах, потому что главное там – живое общение. Именно так развивается бизнес. Но то, что на наши встречи приходит все больше гостей, говорит нам, что мы на правильном пути.  

- В каких партнерах вы заинтересованы, если говорить о размере компаний? Это только крупный бизнес?

- Палата действительно была организована крупными транснациональными компаниями, такими как Shell, KPMG, Rio Tinto. У нас есть четыре категории членства - крупные и малые корпорации, ассоциированная категория членства и физические лица. Если вы только пытаетесь создать бизнес, вы можете присоединиться индивидуально как физическое лицо, и членский взнос будет совсем небольшим. Так что даже совсем небольшие фирмы могут вступить в нашу палату. Сейчас в наших рядах пять физлиц – двое из Атырау, один из Алматы и двое из Великобритании. Атырауские физлица работают в сфере нефтепромысловых услуг, алматинское физлицо работает в сфере управления проектами, а англичане оказывают финансовые и юридические услуги.    

Я не думаю, что быть маленьким – это плохо. Моя собственная фирма относится к категории малого бизнеса. Поэтому мы рады всем – были бы готовность и потенциал в налаживании деловых контактов. 

- А по индустриям есть приоритеты?

- Думаю, мы охватываем все сектора. Если вы посмотрите список наших членов, то увидите, что у нас есть компании и предприниматели из нефтегазовой индустрии и добывающего сектора, из финансовых услуг, образования, проектирования, фармацевтики. 

- Казахстанские бизнесмены могут прийти в Британскую Торговую Палату и попросить совет - как найти партнеров в Великобритании и установить с ними хорошие связи? 

- Думаю, будет отлично, если компании придут к нам -  мы сможем много предложить. Недавно мы встречались с местным предприятием, которое  хочет масштабировать свой бизнес не только в Великобритании, но и в других странах, где есть Британские Палаты. Они спрашивали меня, можем ли мы помочь им в контексте исследований, маркетинга, вовлечения в организацию или международное распространение этого бизнеса. И да, мы им помогаем. 

- Какая из отраслей казахстанского бизнеса еще не представлена в Британской Торговой Палате, но интересна ей?

- Мы сейчас разрабатываем политику и критерии для новой рабочей группы - креативного бизнеса, творческой индустрии. Например, ваш “Курсив” как средство массовой информации замечательно подходит для такой группы. Креативный сектор в Великобритании – это довольно крупный бизнес, и в Казахстане в творческой индустрии все может расти очень быстро. Сектор услуг - это то, что Британия очень хорошо экспортирует, поэтому я считаю, что творческая индустрия - это и есть та сфера, где мы можем очень хорошо работать вместе. Казахстанский бизнес может выйти на рынок Великобритании, или, наоборот, мы можем работать вместе для расширения сектора в целом.

Сайт Британской торговой палаты в Казахстане www.britishchamber.kz
 

banner_wsj.gif

2375 просмотров

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif