Перейти к основному содержанию

1382 просмотра

ЕАЭС без барьеров и роуминга

Что ждать от этого интеграционного проекта

Аскар Мамин на заседании Евразийского межправительственного совета в Москве обратил внимание коллег по ЕАЭС на сокращение объемов взаимной торговли между участниками Союза в 2019 году. Премьер-министр РК уверен, что тенденция сохранится, если «Евразийская пятерка» в ближайшее время не пересмотрит свои подходы к устранению административных барьеров. 

По данным Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), товарооборот между странами – членами ЕАЭС в этом году пошел на спад. Цифры начала года за январь-февраль: объем взаимной торговли в ЕАЭС составил $8,2 млрд, или только 91,4% к аналогичному периоду 2018 года. К августу этот показатель вырос до $38,6 млрд, что опять же меньше прошлогоднего показателя на 3%. Судя по статистике, объем товарооборота между странами ЕАЭС в 2019 году в лучшем случае сохранится на прежнем уровне, но не исключено и его сокращение. Данные ЕЭК свидетельствуют, что аналогичная ситуация в торговле между странами наблюдалась в 2015-м (74,6% к уровню предыдущего года) и в 2016 (94,2%) годах. Тогда это падение объяснялось административными барьерами на внутренних рынках союза. В Нур-Султане отмечают, что та же самая причина приводит к падению объемов торговли и теперь. 

«К сожалению, мы не видим динамики развития взаимной торговли по итогам периода этого года. Данная тенденция вызывает обеспокоенность. Развитию взаимной торговли препятствуют административные барьеры на внутреннем рынке ЕАЭС», – заявил Аскар Мамин на заседании Евразийского межправительственного совета в Москве.

Премьер-министр РК сообщил, что казахстанская сторона проанализировала действующий в ЕАЭС механизм устранения барьеров, с которыми сталкивается бизнес, и пришла к выводу: существующая схема не позволяет обеспечить транспарентность и эффективность принимаемых решений. Поэтому казахстанским правительством разработаны и направлены в ЕЭК поправки в этот механизм, которые позволят упростить процесс выработки решений и сократить сроки рассмотрения обращений. 

Одно из предложений по устранению административных препон – упрощенный порядок регистрации лекарственных средств на территории ЕАЭС. Участники союза двигаются в сторону создания общего фармацевтического рынка; достичь согласия об автоматическом взаимном признании регистрационных удостоверений лекарств им до сих пор не удалось. Хотя еще в августе министерства здравоохранения стран – членов ЕАЭС заявляли о возможности единой электронной регистрации лекарств, при которой достаточно получить разрешение в одной из пяти стран ЕАЭС для торговли на всей его территории.

«Согласитесь, неэффективно подвергать дополнительным проверкам продукцию известных мировых производителей, если в одной из стран уже проведена процедура регистрации», – заметил Мамин.

Для устранения этого барьера, считает казахстанская сторона, необходимо определить линейку препаратов, по которым возможно взаимное признание без дополнительных проверочных процедур во всех странах союза. Также глава казахстанского кабинета министров предложил ЕЭК провести анализ присутствия сельхозпродукции участников союза на зарубежных рынках, определить перечень товаров, по которым они являются конкурентами, и разработать механизмы кооперации производителей для совместного выхода на рынки третьих стран.

Устранение барьеров Казахстаном предложено и на «бытовом» уровне: Аскар Мамин считает необходимым приступить к поэтапной отмене роуминга мобильных операторов в рамках ЕАЭС для граждан союза на его территории.

«С точки зрения технологий отличий для оказания услуг «своим» и «гостям» нет. Вопросы заключаются в различиях законодательств и межоператорских тарифах. Европейский союз шел к отмене роуминга 10 лет, в итоге в 2017 году он был отменен», – напомнил глава правительства Казахстана.

banner_wsj.gif

Какой казахстанский бизнес потеряет миллиарды тенге на эпидемии

В условиях чрезвычайного положения замирают целые секторы экономики

Фото: Олег Спивак

Целые секторы экономики замирают в условиях чрезвычайного положения в Казахстане и карантина в Алматы и Нур-Султане. Бизнес ищет варианты работы онлайн, но не для всех это возможно. 

Санитайзеры стали обязательным элементом крупных торговых центров в Казахстане. Но даже ежечасная дезинфекция и тепловизоры на входах не спасают бизнес в условиях карантина. «Информируем вас о закрытии всех ТРЦ сети в целях предотвращения угрозы распространения коронавирусной инфекции» – это объявление на сайте «Меги» появилось позавчера, 17 марта. Днем позже о приостановке деятельности сообщил молл «Апорт».  

Работать на территории торговых центров Алматы и Нур-Султана продолжают только супермаркеты и аптеки.

Бизнес закрывается на карантин

Оценивать влияние ЧП и карантина на казахстанский бизнес большинство опрошенных «Курсивом» экспертов отказались, ограничившись словами «последствия будут, но говорить о них рано».

Они перечислили лишь очевидный набор отраслей, которые пострадают первыми, – это непродовольственный ретейл, общепит, транспорт, досуг, туризм. Сфера оптовой и розничной торговли генерирует самое большое число рабочих мест. По данным статистики, в январе 2020 года этим бизнесом занимались 543,9 тыс. субъектов предпринимательства. Оборот розницы в феврале составил 767,1 млрд тенге. Совокупный вклад торговли в ВВП 2019 года – 11,6 трлн тенге. Вклад рынка услуг по проживанию и питанию в ВВП 2019 года составил 777,7 млрд тенге.

Профессиональные ассоциации, куда мы обратились за комментариями, также затруднились оценить масштаб грядущих потерь. Как удалось выяснить «Курсиву», после введения чрезвычайного положения посещаемость в этих заведениях обрушилась на 75%. Можно предположить, что с ужесточением ограничений до карантина поток посетителей сократится почти до нуля. Стоит заметить, что этот сегмент – один из самых динамично развивающихся, и не только в мегаполисах. По данным сервиса 2ГИС, число заведений общественного питания в Казахстане за последний год выросло на 17%. В пяти крупнейших городах страны число действующих точек общепита достигло 10 тыс. При этом число фреш-баров и кофеен удвоилось – до 4397, вдвое больше стало суши-баров, кофейни и кондитерские выросли на 40%, бары – на 32,8%, число пиццерий увеличилось на 31%. Формат кафе, кулинарий и столовых показал рост на 13%, ресторанов – на 8,3%. Все они с 19 марта в Алматы и Нур-Султане закрыты, карантин предполагает «установление нового режима работы объектов общественного питания по принципу «доставки до клиентов», с усилением санитарно-противоэпидемиологических мер». Некоторые представители этого рынка находят креативные пути для функционирования в условиях карантина – например, винотеки продолжают организовывать дегустации, но проходят они онлайн. 

bizness.jpg

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Все участники дегустации получают вино на дом и общаются с сомелье через интернет. Сектор искусства, развлечений и отдыха, полностью остановленный карантинными мерами, обеспечивает работой 14 729 предприятий малого и среднего бизнеса. Их вклад в ВВП прошлого года – 502,7 млрд тенге. Госстат приводит статистику оборотов этого рынка в минувшем году: организаторы спортивных мероприятий привлекли 208,9 млрд тенге, организаторы культурно-массовых мероприятий – 54,3 млрд тенге. В целом годовой оборот в этой сфере составил 777 млрд тенге. В области оказания транспортных и складских услуг заняты 97,6 тыс. предприятий МСБ. Их вклад в ВВП минувшего года составил 5,5 трлн тенге. 

К каким последствиям приведут ограничения на перемещения, в компаниях и профильных ассоциациях сказать затруднились. Можно отметить, что интернет-магазины переживают рост числа заказов – для продуктовых онлайн-ретейлеров этот рост стал взрывным, и им сейчас приходится резко масштабировать бизнес, чтобы удовлетворить спрос. Проблемы перечисленных секторов экономики быстро отразятся на общем положении – как минимум одному бизнесу нечем будет платить аренду другому бизнесу. Негативный сценарий от одного из экспертов, который пожелал остаться неназванным, подразумевает цепную реакцию последствий, которая затянет в кризис все секторы экономики, включая и самые крупные. Анализ возможных последствий от введения жестких карантинных мер для экономики Казахстана, как стало известно «Курсиву», сейчас по заданию правительства делают несколько казахстанских аналитиков. 

Reuters со ссылкой на данные статистического ведомства КНР сообщает, что влияние карантина на экономику Китая оказалось следующим: промышленный сектор за февраль сократился на 13,5% (вместо прогнозируемых 1,5%), розничные продажи ужались на 20,5% (предсказывали 0,8%), строительная индустрия потеряла 24,5%. В результате аналитические центры сейчас ужесточают прогнозы, касающиеся влияния коронавируса на глобальную экономику.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif