Перейти к основному содержанию

5775 просмотров

В Семее продали старинное здание СИЗО в частные руки

Новый владелец отдал за покупку более 80 млн тенге

Фото: Автора

Тюрьма царской постройки, где в свое время отбывали свой срок краевед Борис Герасимов, целая плеяда деятелей партии «Алаш» и сын Абая Кунанбаева Турагул, была продана с молотка. Но не уникальное историческое прошлое привлекло в ней нового хозяина, а земельный участок в самом центре Семея.

Пустили с молотка

Следственный изолятор использовался по прямому назначению до 2006 года. Однако после длительной эксплуатации старинный острог был признан аварийным, само учреждение было переведено в Усть-Каменогорск, а здание оказалось никому не нужным объектом. 

Лишь в начале 2018 года учреждение ОВ 156/1, на чьем балансе значилось СИЗО, предоставил пакет документов в семейский филиал восточно-казахстанского департамента государственного имущества и приватизации.

«В июне 2018 года тюрьма в Семее была выставлена на продажу. Никаких особых условий балансодержатель к новому владельцу не предъявлял», – пояснил «Курсиву» руководитель Семейского филиала Восточно-Казахстанского департамента государственного имущества и приватизации Нурлан Акшекин.

По результатам независимой оценки старый острог, состоящий из двух зданий, специалисты оценочной компании из Усть-Каменогорска ТОО «Феникс-коммерц» оценили в общую сумму 120,7 млн тенге. Однако первые торги, объявленные по реализации лота 31 июля 2018 года, так и не состоялись: не оказалось желающих.
 
К началу сентября того же года ситуация изменилась. На оба лота нашлись покупатели.

«В соответствии с казахстанским законодательством объекты государственного имущества, выставляющиеся на аукцион повторно, оцениваются в 50% от рыночной цены. Именно поэтому на торгах от 4 сентября 2018 года мы поставили стартовую цену в два раза ниже. И тогда поступили шесть заявок на участие», – рассказал Нурлан Акшенин.

По результатам аукциона владельцем обоих зданий бывшего СИЗО стало физическое лицо. Однако разглашать его имя Нурлан Акшенин не стал. Новому владельцу покупка обошлась в сумму чуть более 83,1 млн тенге. 

Чисто исторический интерес

Что конкретно намерен делать со своим приобретением новый владелец, установить так и не удалось. Однако еще весной на объекте появилась бригада строителей, которые начали разбор старинного здания. И вот тут тревогу забили семейские краеведы.

«Мы давно и безуспешно пытались проникнуть на территорию СИЗО, поскольку оно имеет большое историческое значение для нашего края. Но статус закрытого учреждения не позволял нам этого сделать. И только нынешней весной мы сумели попасть в царскую тюрьму», – рассказал «Курсиву» председатель краеведческого общества «Прииртышье» Марат Сасанов.

По его словам, каземат заслуживает внимания как один из образцов каменной постройки царского периода. Несмотря на 150-летнюю историю, здесь сохранился великолепный пол из тщательно обработанных гранитных плит. Потолки первого этажа представляли собой полукруглый свод. По словам Марата Сасанова, его поразила конструкция глазка, позволяющая рассмотреть все уголки просторной камеры.

Почему же обветшавшее здание так заинтересовало краеведов Семея? Дело в том, что с ним было связано сразу несколько местных легенд. Одна из них – время постройки самой тюрьмы. Многие ошибочно утверждали, что она была воздвигнута еще во времена Екатерины Великой. Однако краеведу Виктору Кашляку удалось найти документы, по которым он четко установил, что в 1855 году областной архитектор Родион Болботов приступил к составлению плана и сметы для постройки тюрьмы в Семипалатинске. Острог построили лишь в июле 1870 году.

Кстати, с возведением постройки связана история, которую современники вполне могут обозначить как коррупционную. Дело в том, что подрядчик, взявшийся за строительство острога и еще двух присутственных мест в Семипалатинске, освоил лишь 30% выделенных средств и исчез из города. Контролем над завершением строительства занимался особый комитет, назначенный из граждан города.

Интересны и мифы, связанные с тюрьмой. Один из них гласит, что здесь отбывал свой срок писатель Федор Достоевский, другой – о том, что из острога к Иртышу вел особый подземный ход. Местные краеведы выяснили, что здание было построено через 11 лет после того, как писатель вернулся в Санкт-Петербург, а шахта под землей – первая в городе система канализации.

По мнению краеведа, богатая история семейского острога могла бы стать одним из туристических брендов города на Иртыше. По мнению Марата Сасанова, здесь вполне можно было устроить гостиницу для любителей острых ощущений или музей. 

В разные годы в камерах содержались такие знаменитые личности, как учредитель семипалатинского подотдела Русского географического общества православный священник Борис Герасимов и советская писательница Галина Серебрякова. Кроме того, за полторы сотни лет эксплуатации в мрачных казематах посидели убийцы, воры, маньяки и даже людоеды. В застенках Семипалатинска в разные годы отбывали наказание и жертвы политических репрессий – видные лидеры партии «Алаш» Мыржакып Дулатов, Ахмет Байтурсынов, Алихан Букейханов и даже сын Абая Кунанбаева Турагул. Много позже в каземате дожидался своего смертного приговора и Кайрат Рыскулбеков, которого позиционируют как жертву Желтоксана 1986 года.

Однако сейчас от острога почти ничего не осталось. На его месте в июне 2019 года уже начато строительство первого 8-этажного жилого двухподъездного дома в ЖК Aruana. Жилой комплекс строится силами ТОО «Arysstroy» и будет завершен в 2010 году.

1463 просмотра

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance