Перейти к основному содержанию

3907 просмотров

В Карагандинской области растет число исков о признании сделок недействительными

За три года их количество выросло в 10 раз

Коллаж: Вадим Квятковский

Предприниматели продолжают жаловаться на налоговую, которая душит их бизнес. Они утверждают, что неблагонадежность поставщиков, по сделкам с которыми доначисляются многомиллионные суммы, основывается только на предположениях. Однако судьи имеют на этот счет совершенно иное мнение.

На пороховой бочке

На протяжении последних четырех лет налоговые органы буквально заваливают суды исками о признании сделок недействительными. Количество подобных заявлений за этот промежуток времени выросло в 10 раз – с 63 до 685, а шансы ответчиков на победу приблизились к нулю. Например, если в 2016 году из 46 решений в пользу предпринимателей выносилось 22, то в 2019-м из 609 всего лишь одно. 

«Курсив» уже поднимал данную проблему («Курсив-Центр» №3(19) от 31 января). Предприниматели возмущались, что им незаслуженно доначисляли налоги по сделкам многолетней давности, противозаконность которых не была доказана ни в гражданском, ни в уголовном порядке. В основу решений ложились предположения налоговых органов об экономической несостоятельности поставщиков, выражающейся в отсутствии активов: зданий, складов, транспортных средств, рабочей силы.

По словам адвоката Ботагоз Садуовой, представляющей интересы Ассоциации застройщиков Карагандинской области, с течением времени ситуация только усугубилась. Под удар попали новые крупные предприятия, которые вынуждены закрываться. Одним из ярких примеров, по мнению адвоката, является ситуация с ТОО «Карат», производящим искусственное покрытие для спортивных со­оружений. По итогам проверки ТОО налоговые органы исключили НДС из зачета по сделкам с «подозрительными» фирмами на общую сумму 500 млн тенге. После этого директор компании отправил сотрудников в отпуск без содержания, а сам задумался, стоит ли ему заниматься бизнесом дальше. 

«Предприниматели с благодарностью отнеслись к инициативе президента по освобождению малого бизнеса от уплаты налогов. Но на местах чиновники дискредитируют ее. И все было бы ничего, если бы существовал правовой суд, основанный на силе права. Складывающаяся практика создает широкое поле для коррупции: завтра в список ответчиков может попасть абсолютно любой предприниматель, чей контрагент покажется налоговикам странным. И они не будут утруждать себя сбором доказательств», – считает Ботагоз Садуова. 

Аналогичная проблема возникла и у ТОО «Агродор». По словам директора компании Натальи Мальчушкиной, им дважды доначислили НДС на общую сумму более 3 млн тенге по сделкам, которые суд признал недействительными. В свою очередь глава ТОО утверждает, что сделки были. В первом случае фирма приобретала для ремонта дорог бордюр, во втором – битум. 

«Мы всегда запрашиваем у поставщиков документы, подтверждающие, что они состоят на налоговом учете и существуют на рынке не первый год. Другим способом проверить их благонадежность мы не можем. Поэтому никто не даст гарантии, что через пять лет нам снова не доначислят НДС», – переживает бизнесвумен. 

Средоточие теневой экономики

Количество дел о признании сделок недействительными стремительно растет. В этой связи сами судьи признают, что скоро у них не останется времени на рассмотрение других дел.

«Мы не вправе не принимать иски налоговых органов, но настаиваем, чтобы ответчики были вовлечены в орбиту административного или уголовного судопроизводства. Потому что согласно ГПК РК мы рассматриваем дела, по которым нет другого судебного разбирательства. А по уклонению от уплаты налогов, выписке фиктивных счетов-фактур есть наказание как в уголовном, так и в административном праве. Мы должны быть последними, к кому обращается налоговый орган. Но получилось так, что являемся первыми и единственными. Сегодня треть судебной нагрузки составляет именно эта категория дел. Если их убрать, то мы приблизимся к общереспубликанской норме», – заметил в комментариях «Курсиву» председатель экономического суда Карагандинской области Талгат Токбулатов. 

По его словам, объем теневой экономики в Казахстане составляет примерно 30% от ВВП. В этой связи судья не исключает, что, возможно, большая часть теневых средств должна крутиться именно в Карагандинской области. 

«Но если разобраться, суммы, за которые налоговые органы судятся с предпринимателями, составляют всего 0,001% от общего объема теневой экономики. Конечно, принимаемых усилий по борьбе с теневой экономикой недостаточно, но если закрутить машину вовсю, то не хватит ни судей, ни налоговиков, ни прокуроров, ни следователей. Но все эти иски – это работа постфактум. Налоги по совершенным ранее сделкам не уплачены, деньги давно обналичены и ушли. Так есть ли смысл проводить эту работу, если конечного результата все равно не будет?» – рассуждает служитель Фемиды. 

По мнению г-на Токбулатова, возникшую проблему можно решить с помощью БВУ. 

«Банк обязан представлять сведения об обналичивании денежных средств, и если он эти действия производит, то почему далее не идет оперативное пресечение? Деньги можно вывести из официального оборота только путем обналичивания – других вариантов нет. Это и есть узкое горло системы, в которой должно оперативно работать государство», – полагает Талгат Токбулатов. 

Стоит отметить, что в 2019 году департамент экономических расследований Карагандинской области зарегистрировал 13 уголовных дел по двум статьям УК РК: ст. 216 «Выписка счетов-фактур без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров» и ст. 245 «Уклонение от уплаты налогов». 

Из 13 уголовных дел только по двум вынесены обвинительные приговоры: осужденные получили по полтора года ограничения свободы. 
Любопытно, что в сентябре началось расследование в отношении ОПГ, которая в течение двух лет занималась выпиской фиктивных счетов-фактур от имени ряда предприятий. Суммы средств, обналиченных по формальным сделкам, связанным с незаконным оборотом нефтепродуктов, превысили 500 млн тенге. Дело обещает стать одним из крупных за последнее время. 

Безымянный_70.png

Аксиома или теорема?  

Как говорит Талгат Токбулатов, зачастую предприниматели уклоняются от защиты своих конституционных прав. В половине случаев они не являются на процесс и практически во всех – не представляют первичную бухгалтерскую документацию на товар, который они продали либо купили. Вместе с тем сотрудники органов госдоходов подкрепляют иски декларациями и другими видами налоговой отчетности: данными о рабочей силе, имуществе и так далее. Согласно этим документам нередко случается, что в фирмах с миллиардными оборотами работает только один директор, который на поверку оказывается лицом без определенного места жительства. 

«Строители на своих совещаниях часто говорят: объект стоит физически. Никто этого не оспаривает. Вопрос в том, что с этого объекта вы получили больший доход, заплатив меньше налогов. Что представляет собой любой строительный объект? Это бетон, металл, кирпич, древесина. Каждый из этих строительных материалов кем-то был произведен. Обычно между производителем и застройщиком существует масса посредников. И если в этой цепочке работает система ухода от налогов, то будет как минимум одно предприятие, которое обналичивает суммы в большом объеме», – говорит председатель экономического суда. 

Г-н Токбулатов пояснил, что при вынесении решений судьи опираются на нормативные постановления Верховного суда РК №4 «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29 июня 2017 г. и №6 «О некоторых вопросах недействительности сделок и применении судами последствий их недействительности» от 7 июля 2016 г. 

В них четко оговорено: законные по форме, но фиктивные по содержанию сделки, которые не свидетельствуют о намерении заниматься предпринимательской деятельностью, являются ничтожными, что подтверждается отсутствием экономического смысла учтенных операций и соответствующих активов. 

Надежда остается 

В свою очередь адвокат Ботагоз Садуова утверждает, что ее подзащитные представляют полный пакет необходимых документов. 

«Истцы считают, что если поставщик не сдавал отчеты по транспорту, имуществу, земле, значит, у него нет этих активов и соответственно сделки. Мы доказываем: вы сначала придите к нему на проверку, может быть, он брал в аренду или субаренду у физического лица, которое не представляет ФНО.700. Что касается персонала, многие используют аутсорсинг, что также не противоречит закону. Это же нужно проверять, нельзя домысливать, тем более налоговая наделена огромными полномочиями осуществления форм налогового контроля, в том числе и в виде проведения документальных проверок. Чтобы доказать, что фирма обнальная, следует соблюсти уголовный порядок. Но это очень долго, поэтому налоговики идут по пути наименьшего сопротивления», – убеждена правовед. 

Она считает, что нормативное постановление Верховного суда №4 необходимо привести в соответствие с нормами гражданского законодательства, а именно ч. 2 ст. 158 «Недействительность сделки, содержание которой не соответствует требованиям законодательства РК». 

По словам адвоката, ч. 2 ст. 158 гласит: «Сделки, направленные на достижение преступной цели, противоправность которой установлена приговором или постановлением суда, ничтожны». 

«То есть должен быть приговор или постановление суда, чтобы признавать такие сделки недействительными. Но фактически решения принимаются исключительно на основе предположений. В связи с этим складывается негативная ситуация для развития бизнеса», – резюмирует Ботагоз Садуова.

Между тем, по словам председателя правления НПП «Атамекен» Аблая Мырзахметова, еще в марте 2019 года была создана рабочая группа по изменению нормативного постановления Верховного суда РК №4, которая к настоящему моменту подготовила поправки в действующий Налоговый кодекс РК.

418 просмотров

Казахстанские отели спасут только иностранные туристы

Рынки гостиничной недвижимости Алматы и Нур-Султана перенасыщены

Фото: Shutterstock.com

Рост экономики и развитие туризма в Казахстане неизбежно влечет расширение основной сферы индустрии гостеприимства и отдыха (H&L) страны – отельного бизнеса. Резкое изменение в структуре и количестве отельных номеров произошло в 2017 году в связи с проведением EXPO 2017 и зимней Универсиады – 2017. Тогда количество отелей в столице, по данным МНЭ РК, увеличилось почти на 30%, а объем реализации гостиничных услуг на 70% по сравнению с предыдущим годом. Что же происходит с отелями через два года после событий, обеспечивших их максимальную загрузку?

Есть ли жизнь после EXPO?

Согласно данным отчета «Гостиничная недвижимость», составленного Colliers International Kazakhstan по итогам первого полугодия 2019 года, наиболее востребованными в стране являются пятизвездочные отели. Их загрузка составляет 46,2% в Алматы и 28% – в Нур-Султане. В четырехзвездочных отелях в среднем востребовано 37% номеров в Алматы и 22,6% – в Нур-Султане. Трехзвездочные отели загружены: на 34,6% в Алматы и почти на 28% – в столице. 

0001_12.jpg

Эксперт в сфере международного гостиничного бизнеса

Татьяна Веллер говорит, что отель начинает зарабатывать деньги, когда его загрузка составляет не менее 40%. Пока средняя загрузка отелей не превышает 70%, рынок считается перенасыщенным, поскольку предложение гостиничных услуг на нем заметно выше, чем спрос.

Несмотря на показатели, которые свидетельствуют о перенасыщенности рынка, гостиничный сектор Алматы, генерирующий 49% услуг на рынке гостеприимства страны, не прекращает свой рост. Количество мест размещения в южной столице выросло в 2,7 раза за последние четыре года и на 35% – за последний год. 

Столичный рынок, генерирующий около 9% услуг страны, после роста на 28% в 2017 году (год проведения EXPO) достиг насыщения. За последние два года суммарный прирост составил лишь 1%. На рынке Нур-Султана место на сегодня есть только для концептуально сильных международных сетевых объектов – такого мнения придерживаются аналитики Colliers International Kazakhstan.

При общей недостаточной заполняемости некоторым отелям на рынке удается добиваться впечатляющих результатов. Так, The Ritz-Carlton, Almaty по итогам сентября 2019 года продемонстрировал заполняемость отеля на 81%, а периодами в отеле совсем не было свободных номеров. «Динамика очень наглядная. Мы видим стабильный прирост по количеству гостей из года в год: в сентябре 2015 года заселяемость отеля была равна 64,5%, в 2016 году уровень достиг 76,1%, в 2017 году показатели выросли до 80,3%, в 2018-м наблюдали небольшой спад до 72,5%, а в этом году наши отметки достигли рекордных 81% по итогам месяца», – поделилась специалист по маркетингу The Ritz-Carlton, Almaty Карина Тюрикова.

На вопрос, как отелю удалось добиться загрузки отеля до уровня активных туристических бизнес-дестинаций, таких как Лондон и Париж, Тюрикова ответила, что это результат симбиоза активного развития отеля и подъема экономики страны. 

«К нам прилетает множество представителей бизнеса с новыми проектами для Казахстана, видя перспективы локального рынка, презентуя решения, проводя бизнес-встречи и крупные мероприятия в Алматы», – отметила маркетолог отеля.

Но не все специалисты отрасли согласны с этим мнением. «К сожалению, статистика загрузки брендовых отелей на рынке Алматы (не более 60% ежегодно за последние несколько лет) заставляет думать, что это скорее краткосрочный пик спроса, связанный с наложением нескольких крупномасштабных событий», – отмечает Веллер, имеющая 20-летний опыт работы в международных гостиничных сетях и глобальных консалтинговых компаниях.

Сегментация туристов по целям поездки показывает, что около 60% постояльцев отелей прибыли в Алматы с деловыми целями, около 40% – для посещения туристических объектов и с личными целями. Такие данные приводит МНЭ РК. При этом бизнесмены и деловые люди в первую очередь выбирают брендовые отели с эталонным сервисом. Тот же The Ritz-Carlton, Almaty в 2019 году принял 90% гостей, прибывших с деловыми целями, и лишь 10% – c целью отдыха. «Самое большое количество гостей в 2019 году, останавливающихся в отеле, было из США, России и Великобритании, но также у нас традиционно очень много гостей из ОАЭ, Китая и Индии» – такие данные приводит Карина Тюрикова. 

Таким образом, лучше всего на рынке Алматы, являющемся драйвером общей индустрии гостеприимства, обеспечена загрузка отелей известных мировых брендов, и в первую очередь деловыми туристами. 

Мировые тренды в индустрии гостеприимства

Статистика по Казахстану сейчас соответствует скорее глобальным тенденциям прежних лет. Раньше, согласно исследованиям PricewaterhouseCoopers (PwC), мировой тренд развития отелей был направлен на узнаваемость брендов. 

Маркетологи трудились над созданием уникального и узнаваемого в любой точке мира имиджа бренда. Люди выбирали для отдыха отели, которые лучше всего соответствовали их личным склонностям, основываясь на информации о бренде.

Однако в последнее время ситуация на отельном рынке меняется, и руководители H&L пессимистично смотрят на будущее своего бизнеса. В 2019 году по результатам ежегодного глобального опроса руководителей, проведенного PwC, только 27% респондентов H&L заявили, что они «очень уверены» в росте доходов в ближайший год, в то время как на глобальном рынке такая уверенность есть у 35% руководителей.

Аналитики агентства PwC, входящего в «большую четверку», связывают пессимистические тенденции на рынке гостеприимства с потерей традиционными отелями прямого контакта с потребителями из-за развития платформ-агрегаторов по краткосрочной и долгосрочной аренде жилья (booking.com, hotels.com и т. п.). На этих платформах выбор отелей происходит в основном по расположению и цене. И хотя бренд по-прежнему играет свою роль, его важность затмевают отзывы и рейтинги потребителей.

Чтобы преодолеть риск потери дохода, связанный с развитием сервисов бронирования, отели должны найти способ вновь стать уникальными для клиентов. Компания PwC отмечает три приоритетных стратегических подхода в развитии мировых отелей в ближайшем будущем.

Во-первых, создание уникальных услуг, предвосхищающих и выходящих за рамки ожиданий гостей. Отелям необходимо создать такие условия, чтобы клиенты вновь и вновь возвращались к ним и делились своими позитивными отзывами с друзьями, расширяя круг потенциальных клиентов отеля. Во-вторых, наем сотрудников, успешных в налаживании личных доверительных отношений с клиентами. Каждый гость должен быть окружен персональной заботой, чувствовать к себе особое отношение, как к VIP-персоне. И наконец, в-третьих, внедрение новейших технологий для экономии на административных процессах. А сэкономленные средства необходимо инвестировать в новые цифровые системы, улучшающие качество и удобство взаимодействия между гостями и отелем.

Будущее казахстанских отелей

Учитывая избыточное гостиничное предложение в Казахстане, продолжающийся рост гостиничного сектора недвижимости Алматы и пессимизм на глобальном рынке, отельеров нашей страны могут ждать не лучшие времена. «Уверена, что низкая загрузка отелей и невысокие средние тарифы в течение нескольких лет, а также отсутствие тренда к повышению спроса на гостиничное размещение натолкнут инвесторов на мысль о том, что сейчас лучше вкладывать деньги в другие сегменты недвижимости или поискать вообще альтернативные средства сохранения и приумножения капитала. Нормальным сроком возврата капитала при строительстве гостиницы с заемными средствами на российском рынке, например, в текущий момент считается: для 3* – от 10 до 13 лет, для 4* – от 12 до 15, для 5* – от 15 и выше. Если ваши расчетные показатели значительно превышают эти цифры, то наверняка можно поискать иные инвестиционные возможности», – считает Веллер.

Ситуацию может улучшить значительный рост туристического потока. «В динамике мы видим, что туризм в Казахстане развивается, и от года к году все больше гостей приезжают с целью посетить страну для отдыха и изучения местной культуры и окрестностей. И это очень во­одушевляет, ведь в нашей стратегии развития важным пунктом является продолжение активной работы по продвижению Казахстана, и Алматы в частности, как привлекательного туристического направления», – отмечает Тюрикова. Статистика МНЭ РК также подтверждает положительную динамику: за январь – июнь 2019 года обслужено 590 тыс. человек, что на 17% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Но загрузка существующих отелей свидетельствует о том, что пока этого недостаточно.

Кроме того, в свете мировых тенденций брендовым отелям придется переосмыслить понятие лояльности к бренду, которая теперь должна строиться на уникальных и неожиданных удобствах для клиента. Отелям стоит выходить за рамки проверенного и надежного, тестировать новые функции, предлагать рискованные идеи и предугадывать, что станет наиболее привлекательным для гостей в ближайшем будущем – такого мнения придерживаются специалисты PwC. 

Отелям же экономкласса 

Татьяна Веллер советует присмотреться к мировым тенденциям по развитию коливингов и B&B и выбору путешественниками бутиковых и лайфстайл-отелей.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций