Перейти к основному содержанию

1205 просмотров

Сколько зарабатывают на платных услугах клиники Жамбылской области

И на что они тратят полученные средства

В 2018 году медучреждения Жамбылской области области заработали на предоставлении платных услуг более 264 млн тенге. Из них лишь 5% – около 13 млн тенге – попало в областной бюджет. Оставшиеся 95% пошли на оплату собственных нужд самих стационаров и амбулаторий.

В бюджет – только двадцатина

Как сообщил «Курсиву» глава отдела мониторинга деятельности коммунальных организаций облуправления финансов Шынгыс Батырханов, в 2018 году 34 медучреждения Жамбылской области, имеющие право хозяйственного ведения (ГКП на ПХВ), заработали чуть больше 264 млн тенге. «Рекордсменом» среди областных медучреждений, опередив по доходам даже цент­ральные районные стационары, стала поликлиника №9 Тараза. По данным финуправления, там заработали 68,7 млн тенге.

Как пояснили в ведомстве, постановлением акима области 5% от заработанной суммы медучреждения должны перечислять в доход государства. Соответственно, в местный бюджет из заработанных 264 млн тенге поступило чуть более 13 млн тенге.

«Мы работаем с чистым доходом госпредприятий на ПХВ. У них в конце года сформировывается определенная сумма, двадцатая часть от которой перечисляется в местный бюджет. Мы это и контролируем. А проверять, на что они тратят оставшиеся 95% заработанных денег, каким образом происходит их распределение, не наша компетенция», – отметил Шынгыс Батырханов.

Невыполненный план

Глава отдела планирования облуправлении здравоохранения Гульжан Жабагиева рассказала «Курсиву», что медучреждения составляют прогноз поступлений на будущий год и подают их в облздрав. Согласно им два таразских городских стационара – детская больница и взрослая больница №1 – могли бы превысить планку поликлиники №9. Там планировали предоставить платные услуги на 58 и 225 млн тенге соответственно. Но в итоге эти два стационара в 2018 году вообще ничего не заработали.  

В городской больнице №1 пояснили: причина в том, что полученные на предоставление платных услуг деньги были «съедены» амортизационными расходами на здание, медоборудование и другое имущество, которые в 2018 году составили 326 млн тенге.

«Общая стоимость больницы около 8,2 млрд тенге. Из них около 6 млрд стоят здания и со­оружения, около 3 млрд – медоборудование. Это все мы поставили себе на приход как основные средства. Здания мы поставили на 100 лет, оборудование – на 10 лет, офисную технику – на четыре года. К примеру, процент износа амортизации зданий и сооружений составляет 1% от их стоимости», – пояснили в бухгалтерии стационара.
В детской городской больнице, по данным Гульжан Жабагиевой, примерно такая же ситуация.

На каком основании и за что платить?

Главной правовой основой взимания оплаты за некоторые медицинские услуги в облуправлении здравоохранения назвали приказ Минздрава №304 от 30 апреля 2015 года, которым утверждены правила и условия оказания платных услуг в организациях здравоохранения и типового договора.

В них указано девять пунктов, по которым взимается плата за медицинские услуги. Это оказание первичной медпомощи, диагностические и лечебные услуги по инициативе пациента, а также без направления специалистов, лечение лекарственными средствами, не включенными в лекарственный формуляр организации здравоохранения, проведение исследований, не входящих в перечень ГОБМП, санаторное лечение без направления, медико-­генетические исследования без медицинских показаний. Также обследование граждан для поступления на работу и учебу, оказание медпомощи по договору с организацией, в том числе по добровольному медицинскому страхованию, предоставление дополнительных сервисных услуг и оказание медпомощи иностранцам и лицам без гражданства.

Этим же приказом утвержден типовой договор, который должен быть заключен с пациентом за каждую предоставленную платную услугу.

Как и на что тратят заработанное?

В облуправлении здравоохранения сообщили, что судьбой вырученных средств занимаются коллегиальные органы, созданные при каждом медучреждении, – координационные советы. Среди их членов помимо медиков есть представители бизнеса, неправительственных организаций. Правда, по каким критериям отбираются и назначаются их члены, «Курсиву» в облздраве не объяснили. Но состав такого совета в таразской больнице №1, как сообщили в этом стационаре, утвержден главой облздрава Маратом Жуманкуловым. 

Статьи расходов практически у всех медучреждений одинаковы. Львиную долю, согласно предоставленным управлением здравоохранения «Курсиву» документам, занимает оплата труда и налогов медперсонала, который непосредственно обслуживал пациентов. Гульжан Жабагиева уточнила, что эти расходы составляют около 40% от заработанных денег. Оставшиеся деньги покрывают другие расходы: закупка медикаментов, израсходованных во время оказания этих услуг, оплата командировочных, содержание помещений и зданий, оплата коммунальных услуг, различных услуг физических и юридических лиц.

В приказе Минздрава указано, что для оказания платных услуг в медучреждениях выделяются отдельные штатные единицы врачей, среднего и младшего медперсонала, содержание которых осуществляется за счет средств, полученных от оказания платных услуг.

Ремонтируйте свои здания сами

Гульжан Жабагиева рассказала, что на обслуживание зданий медучреждений деньги из бюджета практически не выделяются. Эти расходы, по ее словам, покрываются из средств, заработанных на платных услугах. 

«Деньги на содержание зданий и сооружений выделяются очень редко. И то только тем учреждениям, здания которых признаны аварийными. В этом году только двум медучреждениям области были выделены деньги на капитальный ремонт зданий. Это сельские амбулатории сел Жанажол и Енбекши в Шуском районе. Им дали 62,5 млн тенге, потому что там была необходимость провести сейсмоусиление. Исключением стал и Байзакский район, которому на капитальный и текущий ремонт медучреждений по проекту «Ауыл – Ел бесігі» были выделены деньги из республиканского бюджета», – сообщила глава отдела. 

Сами себе хозяева

Меркенская райбольница в 2018 году заработала 38,5 млн тенге, из которых 40% заплатили медработникам, оказывавшим эти услуги. 20% от общей суммы потрачено на обслуживание помещений и зданий. На 20% закупили необходимые для жизнедеятельности больницы товары. 10% составили командировочные расходы, по 5% – оплата услуг и текущие расходы.

А в поликлинике города Шу доход за девять месяцев этого года составил 6 млн 616 тыс. тенге. Из них, по данным этого учреждения, уже израсходовано 3 млн 438 тыс. тенге: 222 тыс. на налоги, 48 тыс. – на командировочные, 77 тыс. – на приобретение расходных материалов и 54 тыс. – на прочие расходы.

Доходы в бюджет уменьшаются

В 2019 году количество лечебных учреждений, которые будут отчислять 5%-ную долю от своего заработка, станет меньше. Причины – многие медучреждения переданы в доверительное управление, некоторые выкуплены частниками. Эти медучреждения уже не содержатся за счет бюджета. Также число областных ГКП на ПХВ уменьшилось из-за слияния в конце прошлого года областных наркологического и психиатрического диспансеров. Постановлением акима области на их базе создан областной центр психического здоровья. 

1797 просмотров

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance