Сколько зарабатывают на платных услугах клиники Жамбылской области

И на что они тратят полученные средства

В 2018 году медучреждения Жамбылской области области заработали на предоставлении платных услуг более 264 млн тенге. Из них лишь 5% – около 13 млн тенге – попало в областной бюджет. Оставшиеся 95% пошли на оплату собственных нужд самих стационаров и амбулаторий.

В бюджет – только двадцатина

Как сообщил «Курсиву» глава отдела мониторинга деятельности коммунальных организаций облуправления финансов Шынгыс Батырханов, в 2018 году 34 медучреждения Жамбылской области, имеющие право хозяйственного ведения (ГКП на ПХВ), заработали чуть больше 264 млн тенге. «Рекордсменом» среди областных медучреждений, опередив по доходам даже цент­ральные районные стационары, стала поликлиника №9 Тараза. По данным финуправления, там заработали 68,7 млн тенге.

Как пояснили в ведомстве, постановлением акима области 5% от заработанной суммы медучреждения должны перечислять в доход государства. Соответственно, в местный бюджет из заработанных 264 млн тенге поступило чуть более 13 млн тенге.

«Мы работаем с чистым доходом госпредприятий на ПХВ. У них в конце года сформировывается определенная сумма, двадцатая часть от которой перечисляется в местный бюджет. Мы это и контролируем. А проверять, на что они тратят оставшиеся 95% заработанных денег, каким образом происходит их распределение, не наша компетенция», – отметил Шынгыс Батырханов.

Невыполненный план

Глава отдела планирования облуправлении здравоохранения Гульжан Жабагиева рассказала «Курсиву», что медучреждения составляют прогноз поступлений на будущий год и подают их в облздрав. Согласно им два таразских городских стационара – детская больница и взрослая больница №1 – могли бы превысить планку поликлиники №9. Там планировали предоставить платные услуги на 58 и 225 млн тенге соответственно. Но в итоге эти два стационара в 2018 году вообще ничего не заработали.  

В городской больнице №1 пояснили: причина в том, что полученные на предоставление платных услуг деньги были «съедены» амортизационными расходами на здание, медоборудование и другое имущество, которые в 2018 году составили 326 млн тенге.

«Общая стоимость больницы около 8,2 млрд тенге. Из них около 6 млрд стоят здания и со­оружения, около 3 млрд – медоборудование. Это все мы поставили себе на приход как основные средства. Здания мы поставили на 100 лет, оборудование – на 10 лет, офисную технику – на четыре года. К примеру, процент износа амортизации зданий и сооружений составляет 1% от их стоимости», – пояснили в бухгалтерии стационара.
В детской городской больнице, по данным Гульжан Жабагиевой, примерно такая же ситуация.

На каком основании и за что платить?

Главной правовой основой взимания оплаты за некоторые медицинские услуги в облуправлении здравоохранения назвали приказ Минздрава №304 от 30 апреля 2015 года, которым утверждены правила и условия оказания платных услуг в организациях здравоохранения и типового договора.

В них указано девять пунктов, по которым взимается плата за медицинские услуги. Это оказание первичной медпомощи, диагностические и лечебные услуги по инициативе пациента, а также без направления специалистов, лечение лекарственными средствами, не включенными в лекарственный формуляр организации здравоохранения, проведение исследований, не входящих в перечень ГОБМП, санаторное лечение без направления, медико-­генетические исследования без медицинских показаний. Также обследование граждан для поступления на работу и учебу, оказание медпомощи по договору с организацией, в том числе по добровольному медицинскому страхованию, предоставление дополнительных сервисных услуг и оказание медпомощи иностранцам и лицам без гражданства.

Этим же приказом утвержден типовой договор, который должен быть заключен с пациентом за каждую предоставленную платную услугу.

Как и на что тратят заработанное?

В облуправлении здравоохранения сообщили, что судьбой вырученных средств занимаются коллегиальные органы, созданные при каждом медучреждении, – координационные советы. Среди их членов помимо медиков есть представители бизнеса, неправительственных организаций. Правда, по каким критериям отбираются и назначаются их члены, «Курсиву» в облздраве не объяснили. Но состав такого совета в таразской больнице №1, как сообщили в этом стационаре, утвержден главой облздрава Маратом Жуманкуловым. 

Статьи расходов практически у всех медучреждений одинаковы. Львиную долю, согласно предоставленным управлением здравоохранения «Курсиву» документам, занимает оплата труда и налогов медперсонала, который непосредственно обслуживал пациентов. Гульжан Жабагиева уточнила, что эти расходы составляют около 40% от заработанных денег. Оставшиеся деньги покрывают другие расходы: закупка медикаментов, израсходованных во время оказания этих услуг, оплата командировочных, содержание помещений и зданий, оплата коммунальных услуг, различных услуг физических и юридических лиц.

В приказе Минздрава указано, что для оказания платных услуг в медучреждениях выделяются отдельные штатные единицы врачей, среднего и младшего медперсонала, содержание которых осуществляется за счет средств, полученных от оказания платных услуг.

Ремонтируйте свои здания сами

Гульжан Жабагиева рассказала, что на обслуживание зданий медучреждений деньги из бюджета практически не выделяются. Эти расходы, по ее словам, покрываются из средств, заработанных на платных услугах. 

«Деньги на содержание зданий и сооружений выделяются очень редко. И то только тем учреждениям, здания которых признаны аварийными. В этом году только двум медучреждениям области были выделены деньги на капитальный ремонт зданий. Это сельские амбулатории сел Жанажол и Енбекши в Шуском районе. Им дали 62,5 млн тенге, потому что там была необходимость провести сейсмоусиление. Исключением стал и Байзакский район, которому на капитальный и текущий ремонт медучреждений по проекту «Ауыл – Ел бесігі» были выделены деньги из республиканского бюджета», – сообщила глава отдела. 

Сами себе хозяева

Меркенская райбольница в 2018 году заработала 38,5 млн тенге, из которых 40% заплатили медработникам, оказывавшим эти услуги. 20% от общей суммы потрачено на обслуживание помещений и зданий. На 20% закупили необходимые для жизнедеятельности больницы товары. 10% составили командировочные расходы, по 5% – оплата услуг и текущие расходы.

А в поликлинике города Шу доход за девять месяцев этого года составил 6 млн 616 тыс. тенге. Из них, по данным этого учреждения, уже израсходовано 3 млн 438 тыс. тенге: 222 тыс. на налоги, 48 тыс. – на командировочные, 77 тыс. – на приобретение расходных материалов и 54 тыс. – на прочие расходы.

Доходы в бюджет уменьшаются

В 2019 году количество лечебных учреждений, которые будут отчислять 5%-ную долю от своего заработка, станет меньше. Причины – многие медучреждения переданы в доверительное управление, некоторые выкуплены частниками. Эти медучреждения уже не содержатся за счет бюджета. Также число областных ГКП на ПХВ уменьшилось из-за слияния в конце прошлого года областных наркологического и психиатрического диспансеров. Постановлением акима области на их базе создан областной центр психического здоровья. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как зарабатывают коллекционеры предметов искусства

В нынешние непростые времена банкиры с удовольствием принимают в залог современные шедевры

Иллюстрация: John W. Tomac

Вряд ли этот год можно назвать выдающимся для мира искусств. Однако для банков, кредитующих коллекционеров предметов творчества, ситуация обстоит совсем иначе. 

С самого начала кризиса коронавируса три крупнейших в мире аукционных домах – Sotheby’s, Christie’s и Phillips – впервые в истории начали проводить торги в дистанционном режиме. По данным Christie’s, только в этом месяце главный аукцион на площадке посмотрели 80 тыс. человек. На аукционе Sotheby’s во время торгов, где лотом выступил триптих Фрэнсиса Бэкона, был установлен рекорд на сумму $73 млн, что стало самым крупным предложением, поступившим онлайн. Впрочем, в итоге картина была продана другому покупателю, который позвонил по телефону и предложил больше.

Цены на арт-предметы не упали, однако в целом продажи на рынке искусства в этом году, вероятно, будут слабыми, поскольку аукционные дома и галереи испытывают трудности в привлечении лотов и крупных сделок. В рамках аукциона современного искусства и Вечерних торгов Sotheby’s в Нью-Йорке аукционный дом выручил $286 млн, что намного меньше прошлогодних $448 млн. Кроме того, такие ярмарки, как Art Basel, были отменены, и ни один искушенный коллекционер не хочет продавать шедевры в условиях неопределенности. По большому счету, благодаря масштабным денежно-кредитным экономическим стимулам и растущим фондовым рынкам не многим это сейчас по-настоящему нужно.

Впрочем, у подразделений таких учреждений, как Bank of America, JPMorgan Chase и Citigroup, которые оказывают услуги состоятельным клиентам, пожелавшим получить кредит под залог предметов искусства, работы должно быть много. По словам информированного источника, по мере того, как кризис стал набирать силу, состоятельные клиенты, у которых уже были открыты кредитные линии, обеспеченные коллекциями картин, начали их активно использовать. Подобные кредиты стали удобным источником наличных для тех магнатов из сферы недвижимости, чьи арендаторы внезапно прекратили платить арендную плату. Владельцы частного бизнеса поступили так же с целью справиться с краткосрочными финансовыми трудностями.

Когда ставки по кредитам снижаются, как это происходит в текущем году, спрос на кредиты под залог предметов искусства обычно возрастает. Как правило, инвесторы используют такие кредиты для того, чтобы высвободить привязанные к коллекциям миллионы долларов и вложить эти деньги в активы, которые могут обеспечить более высокую доходность. Воротилы из хедж-фондов и бизнеса по управлению частным капиталом уже давно используют кредиты под залог предметов искусства как часть своей стратегии по управлению инвестиционными портфелями, однако теперь эта тактика становится все более популярной и среди других коллекционеров. По данным Masterworks, специальной платформы для арт-инвестиций, в среднем у богатых клиентов около 6% состояния вложено в предметы искусства.

Использование кредита для обеспечения более высокой доходности имеет смысл, если учесть, что сами по себе предметы искусства имеют весьма заурядные инвестиционные перспективы. К примеру, в период с 1985 по 2018 год, по подсчетам Citi, среднегодовая доходность предметов искусства составила всего 5,3%. Современные картины, большинство из которых пользуется спросом у таких боссов хедж-фондов, как Стивен Коэн и Дэниел Леб, принесли чуть больше – 7,5%. И хотя эта категория предметов искусства по доходности значительно превзошла наличные деньги, сырьевые товары и золото, коллекционер мог бы заработать больше, если бы взял кредит под залог предметов искусства и вложил эти деньги в инвестиционный бизнес или в развивающиеся рынки, доходность которых за тот же период составила 13,9% и 10,8% соответственно.

Владелец коллекции наиболее известных послевоенных и современных произведений искусства имеет возможность занять сумму, составляющую до 50% от стоимости коллекции. Впрочем, если она несет в себе определенные риски – например, включает работы только одного или двух художников, размер предлагаемой ссуды будет меньше. Как правило, кредит в ведущих частных банках под залог картин на 1,5–3 процентных пункта выше эталонной лондонской межбанковской ставки, поэтому этот вид долга не такой уж и дешевый.

WSJ_12_Картины по номерам-1.jpg

Тем не менее в текущем году предметы искусства в качестве залога могут быть куда привлекательнее, нежели другие активы. Использование акций как залога по кредиту способно обеспечить лучшую процентную ставку, но не защищает от риска того, что рынки снова охватит волатильность и это приведет к дорогостоящему margin-call. Кредитование же под залог картин, которые оцениваются лишь раз в год, а не ежедневно (как акции) такой опасности не представляет. Также банки могут проявлять большую осторожность в тех случаях, когда в качестве обеспечения по кредиту выступает недвижимость, по крайней мере, до тех пор, пока общая картина с влиянием пандемии на стоимость таких активов, как торговые центры или офисные здания, не прояснится.

По оценкам Deloitte, под залог предметов искусства в мире выдано займов на общую сумму в размере от $21 до $24 млрд. Подавляющее большинство таких кредитов выдал в США Bank of America. Это учреждение является лидером рынка, ежегодно арт-портфель банка пополняется на $1 млрд. И хотя это лишь малая часть его кредитного портфеля в целом, банк уже занял эту привлекательную нишу.

Возможно, в конце текущего года банкам стоит проявить большую консервативность в оценке коллекций, что поможет снизить скорость прироста их кредитных портфелей. Ведь в условиях экономических спадов рынок искусства непредсказуем. К примеру, во время финансового кризиса 2008–2009 годов годовой доход от предметов искусства упал на 24,5%, что все равно было лучше, чем у акций, которые снизились на 40%. Однако рынку потребовалось почти десять лет, чтобы восстановиться после рецессии начала 1990-х годов. Вот и на этот раз ожидается, что свою ценность сохранят работы таких послевоенных и современных мастеров, как Энди Уорхол и Жан-Мишель Баския, тогда как работы менее известных художников остаются в зоне риска.

Как правило, картины ценятся по эстетическим соображениям либо как символ статуса. Для Уолл-стрит же хорошая новость в этом году – это то, что картины также являются полезным источником наличных денег.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg