2128 просмотров

Сказку сделать былью?

Улытау ежегодно посещают 12 тысяч туристов

Фото: Людмила Ульрих

ласти планируют довести этот показатель до уровня Балхаша, на берегу которого проводят лето 100 тысяч человек. Достичь цели они намереваются с помощью нового визит-центра. Правда, с его строительством почти сразу возникли проблемы. 

Реальность против плана

Строительство визит-центра началось с опозданием на несколько месяцев, в апреле 2019 года. 781 млн тенге выделило государство. Тендер выиграло ТОО «Заводстрой», выступающее генеральным подрядчиком. Авторский надзор на объекте осуществляет ТОО «БАОС-Дизайн», технический – ТОО «КазАрт-Курылыс».

Согласно проекту будущий визит-центр представляет собой комплекс общей площадью 1,6 тыс. квадратных метров, состоящий из административного здания, где находятся различные помещения, и общежития, рассчитанного на 20 человек.

Хотя срок завершения строительства визит-центра намечен на ноябрь 2019 года, к настоящему моменту запланированный объем выполнен только на 35%. Сооружению объекта мешали грунтовые воды, на откачку которых ушло много времени, а также долгий поиск каменщиков.

«Надеюсь, что строительные работы будут закончены к наступлению холодов. Сейчас возведены кирпичные стены, нужно покрыть кровлю. Остаются внутренние отделочные работы. Кроме того, визит-центр необходимо укомплектовать оборудованием, бытовой техникой, оснастить мебелью», – говорит замакима Улытауского района Максут Оспанов.

По словам менеджера проекта, и. о. директора заповедника-музея «Улытау» Лейлы Бакытовой, при выборе места строительства визит-центра учитывался не только красивый природный вид (подножие горы Аулиетау), но и его близкое расположение к селу – для проведения инженерных сетей. Проблема грунтовых вод открылась в процессе строительства, но сейчас ее решили. 

Камень преткновения

Как говорит директор ТОО «Строй и К» Сергей Ким, проблемы, возникшие при строительстве визит-центра, характерны для всей Карагандинской области. Например, недавно трещинами покрылась «государственная» новостройка в Темиртау. Согласно выводам экспертов, причинами брака являются некачественные геологические изыскания, а также недостаточное уплотнение насыпного грунта.

По мнению бизнесмена, грунтовые воды при возведении визит-центра не могли возникнуть из ниоткуда. Их не учли во время геологических исследований на подготовительной стадии строительства. И в этом необязательно виноват подрядчик: стандарты проведения подобных работ в Казахстане оставляют желать лучшего. Долгий поиск каменщиков он также связывает с несовершенством существующих строительных нормативов. 

«Мы платим рабочим за куб кирпичной кладки 10 тыс. тенге. Это средняя стоимость, которую сегодня диктует рынок. Но при возведении бюджетных объектов в смету закладывается вдовое меньшая сумма – 4,6 тыс. тенге. Размер выплаты регламентирует норматив, разработанный КазНИИСА (Казахский научно-исследовательский институт строительства и архитектуры. – «Курсив»). Поэтому мы вынуждены тратить сметную прибыль на зарплату каменщикам. А ведь это именно те средства, которые мы могли бы направить на развитие предприятия. Почему у нас старые, советские бетономешалки? Потому что нормативы оплаты труда оторваны от реальности», – считает г-н Ким.

Удобства, ау!

Визит-центр – это крупный республиканский проект. Его задача – привлечь туристов в Улытау, где дела с турпотоком идут вяло из-за отсутствия инфраструктуры и больших расстояний между туристическими достопримечательностями. Сегодня здесь работает гостиница советского типа на 15 мест, которая не отвечает требованиям турбизнеса.

«Условия проживания в ней, в частности туалет, расположенный на улице, не отпугивают иностранных туристов, а вот соотечественники предпочитают отдыхать в номерах с санузлом. Этим летом я был гидом на II Международном этнофестивале Jezkiik. По дороге в Улытау у родника Кумысбулак туалет был в таком состоянии, что шокировал и иностранных, и наших гостей», – называет одну из причин низкого потока туристов в Улытау заместитель директора ТОО «Nomadic Travel Kazakhstan», президент историко-географического общества «Авалон» Виталий Шуптар

На его взгляд, визит-центр действительно может помочь решить самую большую проблему в Улытау – размещение туристов и организация питания. Но властям следует обратить внимание и на состояние степных дорог, по которым проходят главные туристические маршруты. Их необходимо выровнять, чтобы по ним можно было проехать в любое время года.

А будут ли туристы? 

В Улытауском районе находится свыше 700 зарегистрированных памятников истории и культуры, из них 12 – республиканского значения: курганы, святилища, городища. И еще более 10 тыс. не состоят на государственном учете. Улытау – место объединения трех казахских жузов. Именно здесь происходили события, которые повлияли на создание Казахского ханства и становление казахской государственности.

«Будущее Улытау, Жезказгана и Сатпаева – это туризм. Обряды и ритуалы, связанные с почитанием сакральных мест, имеются в культуре казахского народа и тюркского мира. Поэтому для паломников и туристов просто необходим визит-центр, где можно с комфортом расположиться», – считает историк, экс-директор заповедника-музея «Улытау» Бахтияр Кожахметов

Пока в Улытау приезжает гораздо меньше людей, чем в другие туристические регионы страны – всего 12 тыс. человек в год. Для сравнения: Боровое, Алматы и Алаколь за тот же промежуток времени посещают в общей сложности 3 млн. Лидером по привлечению туристов в Карагандинской области остается Балхаш: лето на берегу озера проводят 100 тыс. человек. В планах властей в ближайшее время довести турпоток в Улытау до этой отметки.

banner_wsj.gif

202 просмотра

Летние площадки спасают сегмент Food & Beverage от разорения

Они стали хорошим подспорьем для рестораторов в период карантинных ограничений

Фото: Офелия Жакаева

В Алматы работают 3,3 тыс. ресторанов и кафе, в Нур-Султане – 1,9 тыс., судя по данным restoran.kz. Все эти заведения даже после частичного снятия эпидограничений не могут работать в полную силу. Под запретом караоке, кальянные, банкетные залы, ночные клубы и фудкорты. Во время усиления карантинных мер в прошедшие выходные межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции закрыла даже небольшие кафе и рестораны, разрешив работу лишь заведениям на открытом воздухе.

Спасительные летники 

Летние площадки пользовались популярностью и до карантина – они позволяют увеличить вместимость заведения почти вдвое, не требуют серьезных капиталовложений и сложных согласований. А в теплое время притягивают множество желающих посидеть на свежем воздухе.

DSC08017.JPG

 «В Нур-Султане, с учетом длинной зимы, если в ресторане есть «летка», то он в приоритете. В Алматы «летка» – это вообще неотъемлемая часть ресторана, некая классика», – говорит председатель гильдии шеф-поваров города Нур-Султана Рустам Имамниязов.

Но из-за сезонности акцент на летних площадках делали немногие заведения с очень удачным расположением, позволяющим заработать за теплое время года приличную прибыль. Даже в солнечном Алматы летние площадки, по данным restoran.kz, были лишь у каждого седьмого заведения. А в Нур-Султане и того меньше – короткое лето и сильные ветры мешают работе летников. 

Но сейчас, с учетом карантинных ограничений, именно летние площадки выручают рестораторов. Чтобы выжить и выполнить обязательства перед работниками и поставщиками, нужно привлечь посетителей, поэтому  операторы Food&Beverage (F&B) стали использовать каждый метр на свежем воздухе.

«В текущих условиях рестораторы пытаются максимально расширять площадь посадки на летнике, добавляя столы и стулья из основного зала», – продолжает Имамниязов.

DSC08200.JPG

Но лето спасло не всех – многие кафе и рестораны закрылись.

«Процентов пятьдесят не смогли выполнить стандарт и открыть летники. У многих не было площадок в принципе, а выставлять столы, которые мешают проезду, нельзя», – делится член Клуба рестораторов РК Зульфия Юсупова. 

«У нас ситуация в ресторанном бизнесе очень неоднозначная. Общепит работает, как в лотерее. Кейтеринг, фастфуд на фудкортах и банкеты не работают уже очень долго. Финансирования никакого нет. Все резервы закончились. В этом месяце окончательно уволили всех сотрудников с фудкортов «Меги» и кейтеринга. Работает только маленькая «Алина», и то на 30%», – отмечает ресторатор Юрий Пааль.

И это несмотря на то, что владельцы ТРЦ берут на себя расходы по содержанию фудкортов и не взимают с них аренду.

DSC08085.JPG

Как открыть летнюю площадку

Для получения разрешения на открытие летнего кафе, по данным Клуба рестораторов РК, достаточно написать заявление в управление городского планирования и урбанистки (УГПиУ) и приложить к нему эскизный проект летника. УГПиУ со своей стороны сообщает, что такое разрешение можно было оформить онлайн даже во время карантина. УГПиУ проверяет эскиз по основным критериям: расположению и используемым при обустройстве кафе материалам. Сезонное кафе должно непосредственно примыкать к стационарному заведению общественного питания или отстоять от него на расстоянии не более пяти метров.

При этом расположение летника не должно мешать движению пешеходов, велосипедистов и автотранспорта. Кафе нельзя размещать на крышах жилых домов или пристроек к ним. Также не допускается, чтобы внутри летних кафе оказались кроны и стволы деревьев. При обустройстве летней площадки нельзя использовать тяжелые строительные материалы – кирпичи, бетонные блоки и плиты, стальные профлисты. Запрещена облицовка летников черепицей, металлом, рубероидом, асбестоцементом, а также полимерной пленкой и баннерами. Пространство внутри нельзя перегораживать блоками с остеклением или сайдинг-панелями. Временная крыша должна быть в виде зонтов над каждым столиком или террасных маркиз открытого типа.

DSC08069.JPG

Санитарный надзор

На летних площадках, как и везде, ужесточены санитарные нормы:

«Если раньше просто подмели и помыли (летник. – «Курсив»), то теперь ежедневно проводится дезинфекция», – объясняет Юсупова.

Минимальное расстояние между столами – два метра, за одним столиком может сидеть не более четырех человек, за исключением членов одной семьи. На входе в летнее кафе для посетителей размещены антисептики и влажные коврики, кроме того, у клиентов измеряют температуру. У самих сотрудников общепита также проверяют температуру в начале и в конце смены. Во время работы они обязаны пользоваться одноразовыми масками и перчатками. Соблюдение санитарных норм проверяют сотрудники районных отделов департамента качества и безопасности товаров и услуг. Среди нарушений, которые сейчас выявляют чаще всего, – несоблюдение режима работы (общепит должен работать до 23.00), несоблюдение расстояния между столиками, отсутствие журнала прихода/ухода, термометрии сотрудников или ответственного за соблюдение сантребований, отсутствие или неправильное использование персоналом масок, перчаток, санитайзеров и тары для их утилизации, неправильное хранение продуктов питания и т. д. Заведения-нарушители штрафуют и приостанавливают их деятельность до тех пор, пока все правила не будут выполнены. 

2222_1.png

Улыбка под маской

Сегмент F&B во время пандемии оказался в сложной ситуации во всем мире. Сервис бронирования OpenTable, в котором представлено более 60 тыс. ресторанов по всему миру, подсчитал: четверть заведений, закрывшихся из-за пандемии, больше не откроется. Возобновившие работу рестораны и кафе ищут оригинальные решения, чтобы продемонстрировать гостеприимство и заботу о здоровье своих посетителей. В США, по данным Wall Street Journal (WSJ), официанты для ограничения контакта с обедающими откупоривают бутылку вина и ставят ее на стол, вместо того чтобы наполнить бокалы гостей. Со столов пропали специи, а графины с напитками заменены герметичными пакетами. Сотрудники ресторана Emilio’s, Harrison, N. Y. носят фиолетовые перчатки, чтобы не создавать ассоциации с больницей, и раскрывают одноразовые меню на глазах у посетителей, демонстрируя, что меню не используется повторно.

«Мы – артисты, это гостеприимство», – комментирует WSJ свои решения ресторатор Серджио Брасеско.

А McDonald’s Corp. предложил своей команде в масках приветствовать клиентов поднятием вверх больших пальцев.

Люди по-прежнему хотят посещать кафе и рестораны, чтобы пообщаться с другими людьми или семьей в другой обстановке. И по-прежнему ожидают увидеть на лице официанта приветственную улыбку, даже если она будет скрыта под маской. Как говорил Юрий Никулин, «даже после небольшой улыбки в организме обязательно дохнет один маленький микроб».

DSC08046.JPG

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg