Перейти к основному содержанию

273 просмотра

Семь раз отмерь

Сегодня в стадии реализации в ЗКО находится 25 проектов государственно-частного партнерства

Фото: Shutterstock

Но проектов могло быть больше, а механизм ГПЧ необходимо дорабатывать, уверены экономисты. «Курсив» выяснял, по каким причинам в регионах буксует развитие ГЧП.

ГЧП вам в помощь!

По данным отдела по развитию ГЧП управления экономики и бюджетного планирования ЗКО, в данный момент из 25 проектов договоры заключены только по семи. Общая сумма гособязательств по ним составляет 3,5 млрд тенге.

К примеру, в сфере здравоохранения реализуются пять проектов. Покупка в лизинг магнитно-резонансного томографа для областной больницы, аренда, капитальный ремонт и замена технического оборудования столовой той же клиники, строительство и эксплуатация врачебной амбулатории в селе Лубенка Чингирлауского района. Другие проекты также связаны с приобретением медоборудования. 

В дорожной сфере реализуется пока два проекта. Предприниматели взялись за сервисное обслуживание 337 км автомобильной дороги Чапаево – Жангала – Сайхин. В районе Байтерек – за проект установки и сервисного обслуживания 81 управляемой и 162 стационарных видеокамер интеллектуальной системы видеонаблюдения «Сункар Смарт Сити». Еще по двум проектам ведутся конкурсные процедуры. 

В сфере ЖКХ – модернизация и эксплуатация наружного освещения в пяти селах того же района Байтерек. В спортивной сфере – проект по строительству, эксплуатации и дальнейшей передачи в госсобственность городского физкультурно-оздоровительного комплекса.

«На стадии объявления конкурсов и разработки документации находятся 16 проектов в сферах образования, здравоохранения, дорог, спорта, общественной безопасности и ЖКХ. Ведем работу и по поиску проектов, которые не требуют финансовых мер господдержки и источников возмещения затрат из бюджета», – сообщил «Курсиву» начальник отдела по развитию ГЧП управления экономики и бюджетного планирования ЗКО Ермек Картбаев.

Но проектов могло быть больше, а механизм ГПЧ необходимо дорабатывать.Такого мнения придерживаются в региональной палате предпринимателей (РПП). Напомним, НП «Атамекен», согласно Закону РК «О государственно-частном партнерстве», среди прочего обязана готовить экспертные заключения к концепциям проектов ГЧП и формировать реестр потенциальных частных партнеров.

«Бизнес хочет, но не может»

По мнению заместителя директора РПП, экономиста Марата Нургуатова, проблему низкого уровня участия бизнеса в проектах ГЧП нужно решать в нескольких направлениях. 

«Бизнес хочет, но не может идти на ГЧП – не устраивают условия. У двух сторон должен быть равноценный интерес. А у нас одна сторона предлагает более тяжелые условия. Необходимо облегчить условия, и бизнес пойдет в этот формат. Других проблем тут нет», – сказал в комментариях «Курсиву» экономист.

В свою очередь в областном управлении экономики и бюджетного планирования, которое является координатором проектов ГЧП, заверяют: проблемы взаимопонимания с бизнесом нет. А отсутствие большого количества проектов ГЧП вовсе не отрицательный показатель.

«ЗКО, например, нельзя сравнить с Алматинской областью или Шымкентом. Мы не можем сказать: у нас низкая активность, бизнес не хочет идти в ГЧП. Есть ряд факторов, которые на этот уровень влияют. Например, плотность населения, степень вовлечения людей в бизнес», – сказал, отвечая на вопросы «Курсива», заместитель руководителя управления экономики Алмат Сейткулов. 

При этом экономист Нургуатов считает: проблемы есть, и любые условия, которые бизнес не считает возможными, нужно убирать. Например, в регионах нередки случаи, когда местные власти нарушают договорные условия (как в случае задержки субсидий для частных детских садов), что добавляет негатива в эту историю. Но если будут выгодные условия, бизнес встанет в очередь на проекты ГЧП, уверен экономист.

«На рабочих совещаниях с представителями госструктур мы эти вопросы обсуждаем, конечно. Главное понять: ГЧП – это не господдержка как субсидии или гранты и не госуслуга. Это партнерство. Говорят: бизнес ищет легких условий. Но другого бизнеса нет – только такой, и он ищет выгоду. Хотя ошибка предпринимателей в том, что ГЧП порой рассматривают в плоскости государственной меры, а не партнерства. В ГЧП никто никому ничего не обязан – тут как договорятся. Пока не договорились, поэтому предприниматели ГЧП чаще обходят стороной», – говорит Нургуатов.

Точка зрения

Экономист Алмас Чукин:

«Почему предприниматели не бросились сломя голову осваивать формат ГЧП? Два примера приведу, отрицательный и положительный. Есть в Алматы большая кольцевая дорога. Этот проект ГЧП не могли реализовать в течение многих лет. Кольцевая достаточно загружена и могла бы стать самоокупаемой, поэтому был предложен формат ГЧП. Суть проекта: инвестор строит дорогу, затем собирает деньги с проезжающих автомашин и окупает свои затраты. Проблемы возникли еще на этапе переговоров и обсуждений деталей. К примеру, по вопросу установления тарифа за проезд. Инвестор вкладывает в проект доллары и в случае падения тенге хотел бы поднять тариф, чтобы вернуть вложенные средства. Государство против такого подхода и настаивает на стабильных тарифах. Тогда инвестор предлагает компенсировать его убытки на случай, если произойдет девальвация. Минтранспорта отказывает, тогда нужно идти к правительству, просить деньги у Минфина, а оно должно эти затраты включить в бюджет, но свободных денег нет. Примерно так развалился этот 25-летний контракт в рамках ГЧП.

У нас ключевая проблема – чиновники. Они всего боятся, потому что если делают ошибки, их не жалеют, а обвиняют во всех грехах. Дал поблажку инвестору – значит сам коррупционер. Сегодня хороший, честный чиновник – это тот, кто выжег бизнес, забрал последнюю копейку. Чиновник, который дружит с предпринимателями и понимает их нужды, – это априори коррупционер. И очень частая сменяемость. Даже структуры министерств у нас меняются каждые два года. 

Приведу удачный пример. Алматинские парковки Бауыржан Байбек, будучи акимом Алматы, отдал в бизнес-среду. Акимат «нарезал» улицы и показал, где разрешает организовать парковки. Компания Almaty Parking, которая включилась в проект ГЧП, установила паркоматы, создала всю необходимую инфраструктуру, сотрудники полиции ездят, собирают штрафы, если кто  в неположенном месте припарковался. 75% дохода этих парковок теперь идет в частный карман. Успех в том, что эти паркинги великолепно работают, и власть этому помогает.
 
Бюджет не резиновый, он не может покрывать все потребности, поэтому ГЧП – хороший механизм. Проблем, конечно, много, но это обоюдно полезная форма взаимодействия между государством и частным сектором. Между ними непаханое поле, на котором нужно работать вместе. И не только ради денег. Что касается вопроса, не много ли бизнес хочет, прося более выгодные условия у государства? Думаю, немного. У бизнеса нет госбюджета и подушек безопасности. Один просчет, одна ошибка – и у тебя уже нет бизнеса».

banner_wsj.gif

3211 просмотров

Как уменьшить последствия нарушения обязательств из-за ЧП в Казахстане

Рассказывает советник юридической фирмы SIGNUM

Фото: Shutterstock

Указом президента РК от 15 марта 2020 года № 285 в связи с объявлением ВОЗ коронавируса COVID-19 пандемией на всей территории республики с 16 марта по 15 апреля введено чрезвычайное положение (ЧП). Прежде всего, нужно понимать, что чрезвычайное положение – это временная мера, представляющая собой особый правовой режим деятельности госорганов, допускающий установление отдельных ограничений прав и свобод граждан, а также прав юридических лиц и возлагающий на них дополнительные обязанности.

Срок действия ЧП на всей территории РК не может превышать 30 суток. Однако при неустранении обстоятельств, послуживших основанием для введения ЧП, президент вправе продлить его действие еще на 30 суток. Все акты, принятые в целях обеспечения режима ЧП, утрачивают силу с прекращением действия ЧП без специального уведомления. 

Как режим ЧП может повлиять на ведение бизнеса 

При ЧП государством могут быть приняты ограничения, которые прямо или косвенно влияют на отношения между хозсубъектами, такие как: 

  • ограничения передвижения транспорта; 
  • приостановление деятельности сетей и средств связи; 
  • особый порядок продажи продовольствия и предметов первой необходимости; 
  • ограничения отдельных видов финансово-экономической деятельности, включая перемещение товаров, услуг и финансов;
  • особый режим оборота лекарственных, наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров, а также этилового спирта, алкогольной продукции; 
  • введение карантина и другие. 

В результате применения таких мер могут возникнуть случаи ненадлежащего исполнения обязательств (перебои с поставками товаров, задержка оплаты, изменение сроков выполнения работ), а также иные последствия, влекущие определенные убытки. 

Как доказать невозможность исполнения обязательств в условиях ЧП 

Иногда такие случаи оговариваются в контрактах, где устанавливается ответственность сторон при форс-мажоре. Но что делать, если возникновение форс-мажора не оговорено в договоре, и как сократить убытки в этом случае? В соответствии со ст. 349 Гражданского кодекса РК (ГК) при невозможности надлежащего исполнения обязательства должник обязан незамедлительно известить об этом кредитора. Согласно ст. 359 ГК, должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при наличии вины, если иное не предусмотрено законодательством или договором. 

Должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства. Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет имущественную ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (стихийные явления, военные действия и т. п.). К таким обстоятельствам не относится, в частности, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, работ или услуг.

В Казахстане функции по свидетельствованию обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора), обстоятельств Hardship осуществляет ТОО «Внешнеторговая палата Казахстана» (далее – ВПК) в соответствии с условиями внешнеторговых сделок, международных договоров РК, договоров, заключенных на территории РК, а также в соответствии с международной практикой. Свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы производится на основании письменного обращения заинтересованной стороны. Отсутствие в контракте ссылки на обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) не препятствует рассмотрению обращения заявителя. В свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) может быть отказано только по причине отсутствия документов, подтверждающих их наступление. Таким образом, при невозможности исполнения обязательств вследствие непреодолимой силы рекомендуется: 

  1. Обратиться в ВПК с заявлением о свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы. 
  2. Направить уведомление контрагенту о невозможности исполнения обязательства, сославшись на соответствующие положения договора (при их наличии), Указ Президента РК от 15 марта 2020 года «О введении ЧП на территории РК» и приложив свидетельство о наличии обстоятельств непреодолимой силы, выданное ВПК. 

Мы надеемся, что в рамках заключенных договоров и согласно обычаям делового оборота контрагенты примут к сведению введение режима ЧП в стране и постараются взаимно договориться и пойти навстречу друг другу. 

Кроме того, заблаговременное принятие вышеперечисленных мер позволит доказать отсутствие вины стороны, не выполнившей обязательство вследствие непреодолимой силы, и, возможно, в будущем освободить от ответственности или уменьшить ее размер.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif