Перейти к основному содержанию

198 просмотров

Семь раз отмерь

Сегодня в стадии реализации в ЗКО находится 25 проектов государственно-частного партнерства

Фото: Shutterstock

Но проектов могло быть больше, а механизм ГПЧ необходимо дорабатывать, уверены экономисты. «Курсив» выяснял, по каким причинам в регионах буксует развитие ГЧП.

ГЧП вам в помощь!

По данным отдела по развитию ГЧП управления экономики и бюджетного планирования ЗКО, в данный момент из 25 проектов договоры заключены только по семи. Общая сумма гособязательств по ним составляет 3,5 млрд тенге.

К примеру, в сфере здравоохранения реализуются пять проектов. Покупка в лизинг магнитно-резонансного томографа для областной больницы, аренда, капитальный ремонт и замена технического оборудования столовой той же клиники, строительство и эксплуатация врачебной амбулатории в селе Лубенка Чингирлауского района. Другие проекты также связаны с приобретением медоборудования. 

В дорожной сфере реализуется пока два проекта. Предприниматели взялись за сервисное обслуживание 337 км автомобильной дороги Чапаево – Жангала – Сайхин. В районе Байтерек – за проект установки и сервисного обслуживания 81 управляемой и 162 стационарных видеокамер интеллектуальной системы видеонаблюдения «Сункар Смарт Сити». Еще по двум проектам ведутся конкурсные процедуры. 

В сфере ЖКХ – модернизация и эксплуатация наружного освещения в пяти селах того же района Байтерек. В спортивной сфере – проект по строительству, эксплуатации и дальнейшей передачи в госсобственность городского физкультурно-оздоровительного комплекса.

«На стадии объявления конкурсов и разработки документации находятся 16 проектов в сферах образования, здравоохранения, дорог, спорта, общественной безопасности и ЖКХ. Ведем работу и по поиску проектов, которые не требуют финансовых мер господдержки и источников возмещения затрат из бюджета», – сообщил «Курсиву» начальник отдела по развитию ГЧП управления экономики и бюджетного планирования ЗКО Ермек Картбаев.

Но проектов могло быть больше, а механизм ГПЧ необходимо дорабатывать.Такого мнения придерживаются в региональной палате предпринимателей (РПП). Напомним, НП «Атамекен», согласно Закону РК «О государственно-частном партнерстве», среди прочего обязана готовить экспертные заключения к концепциям проектов ГЧП и формировать реестр потенциальных частных партнеров.

«Бизнес хочет, но не может»

По мнению заместителя директора РПП, экономиста Марата Нургуатова, проблему низкого уровня участия бизнеса в проектах ГЧП нужно решать в нескольких направлениях. 

«Бизнес хочет, но не может идти на ГЧП – не устраивают условия. У двух сторон должен быть равноценный интерес. А у нас одна сторона предлагает более тяжелые условия. Необходимо облегчить условия, и бизнес пойдет в этот формат. Других проблем тут нет», – сказал в комментариях «Курсиву» экономист.

В свою очередь в областном управлении экономики и бюджетного планирования, которое является координатором проектов ГЧП, заверяют: проблемы взаимопонимания с бизнесом нет. А отсутствие большого количества проектов ГЧП вовсе не отрицательный показатель.

«ЗКО, например, нельзя сравнить с Алматинской областью или Шымкентом. Мы не можем сказать: у нас низкая активность, бизнес не хочет идти в ГЧП. Есть ряд факторов, которые на этот уровень влияют. Например, плотность населения, степень вовлечения людей в бизнес», – сказал, отвечая на вопросы «Курсива», заместитель руководителя управления экономики Алмат Сейткулов. 

При этом экономист Нургуатов считает: проблемы есть, и любые условия, которые бизнес не считает возможными, нужно убирать. Например, в регионах нередки случаи, когда местные власти нарушают договорные условия (как в случае задержки субсидий для частных детских садов), что добавляет негатива в эту историю. Но если будут выгодные условия, бизнес встанет в очередь на проекты ГЧП, уверен экономист.

«На рабочих совещаниях с представителями госструктур мы эти вопросы обсуждаем, конечно. Главное понять: ГЧП – это не господдержка как субсидии или гранты и не госуслуга. Это партнерство. Говорят: бизнес ищет легких условий. Но другого бизнеса нет – только такой, и он ищет выгоду. Хотя ошибка предпринимателей в том, что ГЧП порой рассматривают в плоскости государственной меры, а не партнерства. В ГЧП никто никому ничего не обязан – тут как договорятся. Пока не договорились, поэтому предприниматели ГЧП чаще обходят стороной», – говорит Нургуатов.

Точка зрения

Экономист Алмас Чукин:

«Почему предприниматели не бросились сломя голову осваивать формат ГЧП? Два примера приведу, отрицательный и положительный. Есть в Алматы большая кольцевая дорога. Этот проект ГЧП не могли реализовать в течение многих лет. Кольцевая достаточно загружена и могла бы стать самоокупаемой, поэтому был предложен формат ГЧП. Суть проекта: инвестор строит дорогу, затем собирает деньги с проезжающих автомашин и окупает свои затраты. Проблемы возникли еще на этапе переговоров и обсуждений деталей. К примеру, по вопросу установления тарифа за проезд. Инвестор вкладывает в проект доллары и в случае падения тенге хотел бы поднять тариф, чтобы вернуть вложенные средства. Государство против такого подхода и настаивает на стабильных тарифах. Тогда инвестор предлагает компенсировать его убытки на случай, если произойдет девальвация. Минтранспорта отказывает, тогда нужно идти к правительству, просить деньги у Минфина, а оно должно эти затраты включить в бюджет, но свободных денег нет. Примерно так развалился этот 25-летний контракт в рамках ГЧП.

У нас ключевая проблема – чиновники. Они всего боятся, потому что если делают ошибки, их не жалеют, а обвиняют во всех грехах. Дал поблажку инвестору – значит сам коррупционер. Сегодня хороший, честный чиновник – это тот, кто выжег бизнес, забрал последнюю копейку. Чиновник, который дружит с предпринимателями и понимает их нужды, – это априори коррупционер. И очень частая сменяемость. Даже структуры министерств у нас меняются каждые два года. 

Приведу удачный пример. Алматинские парковки Бауыржан Байбек, будучи акимом Алматы, отдал в бизнес-среду. Акимат «нарезал» улицы и показал, где разрешает организовать парковки. Компания Almaty Parking, которая включилась в проект ГЧП, установила паркоматы, создала всю необходимую инфраструктуру, сотрудники полиции ездят, собирают штрафы, если кто  в неположенном месте припарковался. 75% дохода этих парковок теперь идет в частный карман. Успех в том, что эти паркинги великолепно работают, и власть этому помогает.
 
Бюджет не резиновый, он не может покрывать все потребности, поэтому ГЧП – хороший механизм. Проблем, конечно, много, но это обоюдно полезная форма взаимодействия между государством и частным сектором. Между ними непаханое поле, на котором нужно работать вместе. И не только ради денег. Что касается вопроса, не много ли бизнес хочет, прося более выгодные условия у государства? Думаю, немного. У бизнеса нет госбюджета и подушек безопасности. Один просчет, одна ошибка – и у тебя уже нет бизнеса».

3530 просмотров

В Мангистауской области третий год не могут построить птицефабрику

Она могла бы решить нехватку в регионе мяса птицы и яиц

Фото: Ольга Золотых

Еще в начале года птицефабрику мясного направления, которая должна покрыть половину потребности Мангистауской области в курином мясе, обещали открыть сначала в сентябре, а затем в декабре. Сейчас ее ввод перенесли на середину следующего года. Также была перенесена сдача в эксплуатацию и птицефабрики яичного направления.

Птицефабрику мясного направления в Тупкараганском районе Мангистауской области начали строить еще в конце 2017 года, но в середине 2018 года проект встал: возникла проблема с инфраструктурой и прокладкой инженерных коммуникаций. Предприниматели вначале заручились поддержкой акимата – местные власти должны были подготовить площадки к строительству. Однако в бюджете средств на это не оказалось.

«ПСД очень долго разрабатывалась, потом были проблемы с экспертизой и коммуникациями. Но в этом году вмешался уже аким области, наш вопрос поставили перед региональной комиссией, и в результате в бюджет заложили средства – 888 млн тенге – на инфраструктуру», – сказал «Курсиву» директор ТОО «Актау Агро» Данияр Тургинов.

На брифингах, которые проходили в Актау с участием руководителя управления сельского хозяйства и заместителей акима области в начале и в середине этого года, журналистам сообщили, что птицефабрика вот-вот запустится: сначала говорилось о вводе в эксплуатацию в сентяб­ре, затем сроки сместились до декабря. В итоге, по последним данным, производство будет запущено в июне 2020 года.

К слову, сегодня более 80% куриного мяса в область завозят извне. Мелкие птицефермы не могут полностью покрыть потребности региона – сейчас она составляет 10 тыс. т мяса птицы в год. Планируется, что строящаяся птицеферма покроет половину от этой потребности – ее производственная мощность 5 тыс. т мяса в год. Сейчас здесь ведется строительство и установка оборудования.

«В инкубаторном цехе будут вылупляться цыплята. Яйца для этого цеха планируем завозить из соседней России и Турции, все будет зависеть от цены. В каждом птичнике – а их всего 16 – можно содержать чуть больше 30 тыс. птиц, будем выращивать их до товарного веса», – добавил Данияр Тургинов.

Затем птицу будут отправлять в убойный цех мощностью 2 тыс. голов в час, а оттуда на полки супермаркетов и рынки области. На четвертой площадке размес­тится комбикормовый завод мощностью 10 тыс. т в час. Здесь планируется производить корма не только для птицы, но и для скота. Стоимость всего проекта птицефабрики – 4,6 млрд тенге. Из них 1 млрд тенге – собственные средства казахстанского инвестора, остальные заемные. В течение следующих пяти лет планируется строительство «родительской площадки». Таким образом, отпадет вопрос о закупе яиц для инкубаторов в других странах. Тогда же мощности фаб­рики могут увеличиться вдвое, а потребность области покроется на 100%.

Что касается птицефабрики яичного направления в Мунайлинском районе, то изначально ее также планировали запустить в 2019 году, но еще в 2018 году из-за проблем с инфраструктурой сроки ввода в эксплуатацию перенесли на 2020 год.

«Сейчас стоит вопрос по финансированию проведения коммуникаций и инфраструктуры. Компания просила акимат выделить средства, но денег на это в бюджете не предусмотрено. На эти работы необходимо 100 млн тенге. Сейчас мы отправили заявку для рассмотрения данного вопроса и финансирования через программу «Дорожная карта бизнеса-2020». Но пока ответа нет», – рассказал в интервью «Курсиву» заместитель руководителя Мангистауского областного управления индустриально-инновационного развития Талгат Абдикадыров.

Двумя месяцами ранее на брифинге в РСК заместитель акима Мангистауской области Нурдаулет Килыбай отметил, что вопрос с выделением средств практически решен.

«Недавно аким области дал задание экономистам, чтобы они заложили деньги на строительство инфраструктуры на эту базу», – сказал Нурдаулет Килыбай.

Сам проект стоимостью около 5 млрд тенге называют очень важным для региона, ведь в области нет ни одной птицефаб­рики, которая производила бы куриные яйца в промышленных масштабах. Мощность будущего производства – 143 млн яиц в год. При этом регион потребляет в среднем до 100 млн яиц в год. Оставшуюся часть продукции планировалось отправлять на экспорт в Иран.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance