Перейти к основному содержанию

4276 просмотров

Производители обуви в Казахстане не могут конкурировать с дешевой продукцией

И просят ограничить ввоз импорта

Фото: Офелия Жакаева

Представители обувной промышленности Казахстана заявляют о невозможности конкурировать с дешевой завозной продукцией и просят принять меры по защите внутреннего рынка от нее. В первую очередь – ограничить ввоз импорта путем введения минимального ценового порога за пару обуви в $20.

Импорт правит бал

О необходимости использования антидемпинговых мер при импорте обуви заявили отечественные производители. Как отметил в комментариях «Курсиву» генеральный директор ТОО «Lux Shoes» Гайрат Хасанбаев, главной проблемой казахстанских обувщиков является засилье импорта, занявшего свыше 90% рынка.

«Если исходить из того, что каждому казахстанцу нужны как минимум четыре пары обуви в год, по числу сезонов, то, по грубым расчетам, годовая емкость нашего рынка – 70–80 млн пар обуви. Наш рынок перенасыщен, так как завозится гораздо больший объем. Сколько точно, трудно определить, так как идет бесконтрольный «серый» импорт», – отметил Гайрат Хасанбаев.

По данным Комитета по статистике МНЭ РК, импорт обувной продукции в Казахстане на начало 2019 года составил 96,7%. В Палате предпринимателей Шымкента «Курсиву» представили его распределение по странам: 60% рынка обуви в Казахстане приходится на Китай, 20% – на Турцию, 10% – на Россию, 10% – на другие страны, в том числе Узбекистан. 

Конкурировать в неравной борьбе с завозной дешевой обувью, по демпинговым ценам, казахстанским производителям тяжело. Продавать же свою продукцию ниже себестоимости они не могут.

«Средняя себестоимость пары кожаных туфель в мире не превышает $30, то есть примерно 12–13 тыс. в пересчете на тенге. Маржинальность в мире одинаковая – 10–15%. В розницу в среднем туфли продаются в пределах 15–20 тыс. тенге. Самые дорогие модели (зимнего сезона) на нашей фабрике стоят 18–20 тыс. тенге, отпускная цена на самые дешевые модели – 10 тыс. тенге», – представил ценовой расклад г-н Хасанбаев. 

Эффект 20

Для обеспечения равных условий на рынке и поддержки отечественных производителей руководство шымкентской фабрики предлагает не допускать на казахстанский рынок импортную кожаную обувь стоимостью ниже $20 по примеру Турции. По словам эксперта, введение там такого запрета на законодательном уровне оказало позитивное влияние на развитие отрасли в этой стране. Он также привел пример соседнего Узбекистана: импортные таможенные пошлины и другие меры позволили произвести импортозамещение и увеличить долю отечественного производства обуви до 50–60%. 

Введение пороговой цены на импортную обувь в Казахстане, как считает гендиректор фабрики, так же изменит ситуацию на нашем рынке.

«Завозить обувь при таких условиях будет невыгодно. Появится ее дефицит, а это подстегнет развитие отечественной промышленности. Появится больше производств, а уже действующие начнут наращивать мощности. Будет создано множество рабочих мест. Деньги, которые уходили за границу, будут оставаться в нашей стране и работать на ее экономику», – прогнозирует руководитель предприятия. 

Кроме того, по его словам, обувная отрасль тянет за собой и обеспечивает рост 50–70 различных производств – кожи, колодок, подошв, коробок, фурнитуры. То есть ее рост и развитие будут иметь еще и дополнительный мультипликативный эффект.

Меры всякие нужны

Другой мерой по импортозамещению собеседник назвал локализацию производства. В этом вопросе, по его мнению, Казахстану надо ориентироваться на опыт России. Заходящие на их рынок зарубежные брендовые компании, крупные сетевые магазины размещают в России 30–40% производства своих товаров.

Обязательной бизнесмен также считает сертификацию товаров. Большая часть импорта, как он констатировал, – это контрафактная несертифицированная продукция. Бороться с ней призван запущенный в стране в пилотном режиме с 30 июля 2019 года проект маркировки обувных товаров. Напомним, как было заявлено МИИР, маркировка необходима для снижения незаконного ввоза, производства и оборота обуви в Казахстане. К слову, фабрика Lux Shoes была инициатором этого проекта.

Кроме того, для решения проблемных вопросов, мешающих эффективному развитию отечественной обувной промышленности, по мнению производителей, нужно принять комплекс мер. Это снижение НДС с 12 до 8%, уменьшение стоимости комуслуг, зеркальные меры на узбекистанские акцизы, оплата за счет государства половины зарплаты новых работников в течение года, 45% аренды в магазинах на два года, обеспечение госзаказами, кредитование по низким процентам на длительные сроки.

Гайрат Хасанбаев особо подчеркнул необходимость открытия в местных вузах специальности «производство мужской, женской и детской обуви», поскольку, по его мнению, нехватка квалифицированных кадров для производителей сегодня очень актуальная проблема.

«Наши работники обучались практически только на самой фабрике. Пока мы полностью готовим их сами. У нас всегда больше 20 вакансий, сегодня на фабрике работает около 60 человек», – рассказал гендиректор предприятия.

Все выработанные предложения руководство компании отправило в РПП с просьбой оказать содействие в решении проблем и поддержать отечественных производителей. Эксперт отмечает, что для постоянной и комплексной защиты и представления их интересов назрела необходимость создания в Казахстане профильной ассоциации. Более того, он считает, что обувную промышленность необходимо отделить от легкой. Напомним, сегодня ряд обувных компаний входит в Ассоциацию предприятий легкой промышленности (АПЛП) РК. 

Отвоевать ниши

Эксперт отдела сопровождения проектов Палаты предпринимателей Шымкента Бауыржан Бердалиев уверен, что предлагаемые меры позволят стимулировать развитие отечественного обувьпрома. При этом он отметил, что, так как большая часть сырья и комплектующих завозится из-за рубежа, эти сферы производства – потенциальные ниши для казахстанского бизнеса. 

Президент АПЛП РК Любовь Худова также убеждена: не надо импортировать продукцию, которую можно производить у себя в стране, как это делается в Узбекистане.

«Наши обувные предприятия обеспечивают потребности внутреннего рынка всего на 1,5%. То есть почти 99% занимает импорт. Почему бы не отвоевывать постепенно этот рынок и не завоевать его собственным товаром?! Мы импортируем даже элементарные тапочки. Что, мы не можем сами их производить?! Можем. Но так как они завозятся к нам кубами без уплаты налогов, конечно, такой товар дешевле. И казахстанскому производителю экономически нецелесообразно делать такую обувь. Поэтому наши компании в основном производят спецодежду и спецобувь, то есть выживают на госзакупках», – констатировала Любовь Худова. 

В управлении предпринимательства и индустриально-инновационного развития Шымкента считают, что бороться с дешевым импортом можно только одним – качеством. А удешевить продукцию можно путем наращивания мощностей и современных технологий: выпуск более крупных партий снизит себестоимость единичного товара.

В госоргане предполагают, что программа «экономики простых вещей» придаст новый импульс обувному бизнесу. К слову, Lux Shoes является ее участницей. На поддержку по этой программе подали заявки и другие обувные компании Шымкента.

Немного статистики

По данным городского управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития, за семь месяцев 2019 года в Шымкенте было произведено кожаной и относящейся к ней продукции на 288,6 млн тенге, ИФО – 135,4%. Доля отрасли в объеме республике составляет 5,5%. 

Помимо Lux Shoes в Шымкенте производят обувь цех «Заря», ТОО «Кирал достык», ИП «Софи». Переработкой шкур, кожи, их выделкой и изготовлением кожаных изделий занимаются компании Turan-Skin, «Умалп», AL-SHYM, «Куат-2002», «Оңтүстік тері». Кроме того, планируется реализовать в СЭЗ «ОҢТҮСТІК» проекты по изготовлению садово-летней обуви, обуви и изделий из кожи.

Самое крупное предприятие в этой сфере – ТОО «Lux Shoes». Проектная мощность фабрики – 120 тыс. пар обуви в год. Запущенная год назад, сегодня она работает в половину мощности. Здесь производится более 450 моделей обуви для всех сезонов. Казахстанское содержание сейчас составляет 50%.

«Мы уже выходим на 70–80%. Часть кожи закупаем в Шымкенте. Подошву заливаем сами. К 2022 году хотим довести этот показатель до 100%, а к 2025 году выйти на полную мощность», – рассказал Гайрат Хасанбаев.

По его информации, всего в Казахстане действует около 25 обувных фабрик. По данным NadLoc, производством обуви в Казахстане, главным образом специализированной, занимаются более 40 предприятий. В прошлом году, согласно исследованию energyprom.kz, три четверти всего производства обуви в РК пришлись на Алматы, Жамбылскую область и Шымкент.

В числе самых крупных предприятий отрасли в стране ТОО «Казлегпром-Алматы» (мощность – 500 тыс. пар обуви в год), АО «Жетiсу» (более 570 тыс. пар), ТОО «ТаразКожОбувь» (500 тыс. пар), ТОО «Семипалатинская обувная фабрика» (200 тыс. пар обуви в год). Как указано на сайте организации, членами АПЛП являются восемь предприятий сферы. 

В 2018 году, по данным Комитета по статистике МНЭ РК, в Казахстане было произведено свыше 1 млн пар обуви, за шесть месяцев 2019 года – 328,2 тыс. пар.

1376 просмотров

Стоимость реконструкции аэропорта в Уральске может превысить 2,4 млрд тенге

Строительные работы планируют завершить в следующем году

Фото: Shutterstock.com

С начала реконструкции уральского аэропорта проект переделывали дважды, и стоимость увеличилась с 1,5 до 2,4 млрд тенге. В управляющей компании рассказали, что поскольку речь идёт о строительстве - сумма может ещё увеличиться.

«Изначально проект шёл, как реконструкция терминала. Сейчас известно, что просадка здания не позволяет ничего надстраивать или делать какие-либо пристройки: и фундамент, и колонны имеют высокий износ. Мы дважды переделывали проект. Теперь уже речь идёт не о реконструкции, а о строительстве нового аэропорта», - сообщил первый заместитель председателя АО «СПК «Орал» Артур Доскалиев.

Сумму на строительство терминала выделяет нефтедобывающая компания KPO B.V. (нидерландское юрлицо, участвующей в разработке Карачаганакского месторождения) в рамках договорных социальных обязательств. На торжественном закрытии аэропорта на ремонт в июле 2019 года генеральный директор компании Эдвин Блом говорил о 1,5 млрд тенге инвестиций. 

По договору с правительством Казахстана за право разрабатывать месторождение, компания KPO B.V. обязана ежегодно выплачивать $30 млн на социальные объекты для населения ЗКО.

Новый эскиз здания уральского аэропорта..jpg
 
В январе 2020 года власти презентовали новый эскизный проект. Стоимость нового терминала оценили в 2,4 млрд тенге. Согласно документу в новом аэропорту должна была появиться возможность установки рукава для посадки пассажиров на борт самолета, увеличиться площадь с 3,85 тыс. до 7 тыс. квадратных метров, и вырасти пропускная способность – со 160 тыс. до 350 тыс. пассажиров в год. 

Тогда заместитель акима области Тимуржан Шакимов заверил, что этот проект – окончательный, что к обследованию привлекли проектный институт АО «КАЗНИИС строительства и архитектуры», и если где-то еще в процессе строительства найдутся поврежденные конструкции — их тоже заменят. Но всё снова пошло не по плану.

«Поскольку теперь мы говорим о строительстве – сумма может вырасти еще. Мы создали новый эскиз, прорабатываем, чтобы терминал был полностью готов и никаких проблем не возникло», - пояснил Артур Доскалиев.

Перед началом реконструкции в 2019 году аэропорт был продан АО «СПК Орал», а после окончания снова будет возвращён в частные руки на условиях поэтапного выкупа и возмещения затрат. Необходимость таких «манёвров» объяснили тем, что по закону социальные объекты, на которые KPO B.V. выделяют деньги должны быть в собственности государства. Сумму сделки в СПК не назвали, сославшись на коммерческую тайну. 

«Акимат не может управлять аэропортом – вида деятельности такого нет. Тут или создавать новое предприятие, или передавать имеющемуся с таким видом деятельности. Поэтому после завершения всех работ, аэропорт планируется продать прежним управляющим – ТОО «Международный аэропорт «Орал», - рассказал заместитель председателя СПК.

Новый эскиз здания уральского аэропорта. (2).jpg

В конце апреля директор аэропорта Хайретдин Раскалиев в интервью газете «Время» обвинял проектировщиков в искусственном удорожании проекта. По его словам, руководство ТОО «Международный аэропорт «Орал» заинтересован в прозрачном финансировании, так как впоследствии им придётся возмещать затраты на строительство. В СПК «Орал» заверили, что все конфликтные вопросы с бывшими владельцами аэропорта были улажены, и смета полностью соответствует требованиям.

«Тут как: мы закладываем в смете пропускной сканер, например, а он уже есть (у ТОО «Международный аэропорт «Орал» - прим. «К»). Но мы не можем его не включить, ведь сейчас аэропорт у нас в собственности, а у нас нет сканера. Поэтому проект мы обязаны считать полностью, учитывая каждую деталь, чтобы в нём было абсолютно всё при открытии. Конечно, впоследствии, при закупе, мы будем вычитать то, что уже есть у прежних владельцев», - пояснил Артур Доскалиев.

ТОО «Международный аэропорт «Орал» зарегистрировано 17 февраля 1997 года. Директором аэропорта числится Хайретдин Раскалиев, а единственным учредителем ТОО «Беркут Аэропорт». 

В составе учредителей ТОО «Беркут Аэропорт» - два ТОО и одно физическое лицо.

Одно из предприятий владельцев - ТОО «Меридиан Капитал» принадлежит Нурболу Султану. Господин Султан приходится сыном покойному экс-главе администрации президента Сарбаю Калмурзаеву, а также входит в топ-50 самых богатых людей Казахстана по версии Forbes. 

Ещё одним владельцем ТОО «Беркут Аэропорт» значится ТОО «STAIER GROUP», учредителем которого является Айтмухаммед Алдажаров, являющийся по совместительству членом совета директоров (независимым директором) сразу трёх газовых предприятий: АО «ЭмбаМунайГаз», АО «ОзенМунайГаз» и АО «Интергаз Центральная Азия».

Физическим лицом в руководителях ТОО «Беркут Аэропорт» числится экс-руководитель ТОО «Bek Air» и жена главы «Bek Air» Нурлана Жумасултанова - Айгуль Жумасултанова. Она проработала на посту руководителя компании с 29 августа 2013 года по 18 июля 2016 года. 

На отчётной встрече с населением аким ЗКО Гали Искалиев упомянул, что строительство хотят завершить в 2021 году. Удастся ли уложиться в этот срок, в СПК ответить затруднились.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif