Перейти к основному содержанию

2033 просмотра

Почему в регионах Казахстана буксует развитие ГЧП

Выяснял «Курсив»

Фото: Shutterstock

Власти Восточного Казахстана просят увеличить лимит гособязательств по ГЧП для реализации будущих проектов в регионе, но не могут оперативно решить проблемы действующих участников системы государственно-частного партнерства.

Дайте побольше

Не первый год Восточно-Казахстанская область лидирует в республике по количеству договоров ГЧП. Каждый третий контракт государственно-частного партнерства подписан в этом регионе. По данным председателя правления регионального центра ГЧП ВКО Шакарыма Буктугутова, в области заключены договоры по 180 проектам на сумму 33,4 млрд тенге. В целом на различных стадиях готовности и реализации находится 221 проект на сумму 181,2 млрд тенге.

Но даже в случае если будут найдены инвесторы на все проекты, бюджет не сможет одномоментно взять на себя гособязательства на такую большую сумму. Приказом министра нацэкономики в августе прошлого года для каждого региона страны определены лимиты по проектам ГЧП. Согласно информации управления экономики и бюджетного планирования ВКО для Восточно-Казахстанской области на 2018 год лимит составил 52,8 млрд тенге, на 2019 год – 55,8 млрд тенге, на 2020 год – 56,4 млрд тенге.

«Для реализации планируемых проектов, находящихся в общем инвестиционном портфеле, установленный объем лимита недостаточен. В этой связи проводятся соответствующие переговоры на уровне центральных госорганов», – сообщил «Курсиву» Шакарым Буктугутов.

Безымянный_68.png

Важны все

Стоить отметить, что больше половины заключенных договоров в ВКО относится к системе дошкольного образования. За исключением нескольких проектов строительства в большинстве своем бизнесмены взяли на себя обязательства по эксплуатации существующих зданий под детсады, дошкольному воспитанию за счет госзаказа. В 2017 году таких проектов было 64, в 2018 году 43. За счет предпринимателей, отремонтировавших и взявших в аренду объекты, в области практически полностью закрыли дефицит мест. Благодаря госзаказу частные детсады смогли по ценовой политике приблизиться к государственным и помогли разгрузить очередь.

Однако предприниматели, заключившие контракты по системе ГЧП до 2019 года, постфактум оказались недовольны партнерством. 
Согласно данным руководителя региональной палаты предпринимателей ВКО Игоря Шацкого, в РПП поступило коллективное обращение бизнесменов Усть-Каменогорска, Семея, Риддера. Они пожаловались на то, что арендаторы, заключившие договоры до 2019 года, получают 24 тыс. тенге в месяц за одного ребенка, а тем, кто подписал контракт с акиматом в этом году, платят 28 тыс. тенге. Бизнесмены считают это несправедливым. К тому же они несут потери: один арендатор не досчитывается от 1,5 до 2 млн тенге ежемесячно. 

Проблема уже отразилась на функционировании частных детсадов. Начался отток кадров в госсады, где в этом году, согласно распоряжению правительства, воспитателям была увеличена заработная плата. Бизнесмены тоже готовы повысить расходы на оплату труда работников, но при условии пересмотра ранее заключенных договоров ГЧП. Руководство региональной палаты обратилось к властям для рассмотрения проблемного вопроса.

«Речь идет о сумме более 1 млрд тенге. Когда мы переводили эти детсады на систему ГЧП,  с участниками заключили договоры обязательств. Зарплата у них прежняя, тариф не пересчитан. На сегодняшний день мы пока не знаем, как решать эту проблему на законодательном уровне, потому что мы с ними на три года заключили договор по установленным суммам, теперь они просят изменить. Мы этот вопрос рассматриваем, решения пока еще не вынесли», – отметила руководитель управления экономики и бюджетного планирования ВКО Сауле Улакова на заседании комиссии областного маслихата, где обсуждали эту тему. 

Секретарь облмаслихата Владимир Головатюк предложил руководству управления подготовить обновленные расчеты к следующей сессии. Депутаты пришли к выводу, что деньги выделять нужно, ведь недофинансирование может сказаться на качестве предоставляемых услуг. Вопрос остается открытым минимум еще месяц.

Неоткрытые бюджеты

Чтобы понять, насколько выгодным является бизнес по системе концессии как одного из видов ГЧП, «Курсив» запросил данные о выплатах из бюджета по какому-либо проекту, реализованному в ВКО. В региональном центре ГЧП такую информацию дать не смогли, сославшись на то, что центр ведет только консультативное сопровождение проектов. В управлении экономики и бюджетного планирования ВКО сообщили, что данная информация является коммерческой тайной и разглашать ее без согласия владельца бизнеса, согласно Предпринимательскому кодексу, запрещено.

Неоднократно в СМИ высказывались мнения о том, что некоторые формы ГЧП, например концессия, не являются прибыльными. Поэтому в стране в целом мало крупных реализованных концессионных проектов. По данным Казахстанского центра ГЧП, в Восточном Казахстане по договорам концессии построено восемь детсадов. Сумма договора разнится от 610 до 826 млн тенге. Эти деньги должны вернуться инвесторам в течение 20 лет. Крупные же инфраструктурные проекты в регионе еще ждут своих «хозяев». К ним относится строительство многопрофильной больницы в Усть-Каменогорске стоимостью 21 млрд тенге и мостов через Бухтарминское водохранилище и реку Иртыш (97 млрд тенге).

«Так как объекты ГЧП – это не бизнес-проекты, то они направлены в первую очередь на поддержание уровня благосостояния населения при поддержке бизнес-структур. Учитывая, что в основном поддержка частных инвесторов осуществляется за счет бюджетных средств, действительно, такие проекты не являются высокорентабельными. Однако при быстро меняющихся современных условиях преимуществом проектов ГЧП является долгосрочность контрактов, что дает возможность частному партнеру иметь уверенность в завтрашнем дне», – комментирует Шакарым Буктугутов.

Сауле Улакова согласна с этим суждением. По мнению главного экономиста региона, капиталоемкость большинства реализуемых проектов, длительные сроки окупаемости и возврата вложенных инвестиций, реализация без поддержки со стороны государства не всегда привлекательны для частных инвесторов. В противовес минусам государство предлагает определенные бонусы бизнесменам, согласным участвовать в системе ГЧП. Это в первую очередь выплаты по гособязательствам, гарантия потребления, натурные гранты. 

Пока же все самые дорогие в ВКО проекты ГЧП относятся не к концессии, а к другим видам партнерства. Например, проект замены уличного освещения в Усть-Каменогорске, Семее и райцентрах стоимостью около 5 млрд тенге реализуется по кредитному договору с ЕБРР. Строительство мусороперерабатывающих заводов в двух крупных городах области на сумму 23,5 млрд тенге также планируется осуществить за счет заемных средств.

4845 просмотров

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif