Перейти к основному содержанию

2554 просмотра

Почему казахстанские текстильщики проигрывают узбекистанцам

Эксперты опасаются, что без господдержки текстильная отрасль Казахстана не выживет

Фото: Kzenon

Местные производители не могут конкурировать с дешевой продукцией из соседней республики. Причина – мощная поддержка легкой промышленности в Узбекистане и отсутствие таковой у нас. 

О критической ситуации в текстильной отрасли страны заявили представители шымкентского легпрома. Как сообщил «Курсиву» управляющий директор группы компаний AZALA Берик Кыдыралиев, сегодня их предприятие работает в половину мощности. Он напомнил, в Шымкенте уже обанкротились две крупные текстильные фабрики – «Меланж» и «Ютекс». Несколько лет также простаивала прядильно-крутильная фабрика OXY Textile, которая была выкуплена и возобновила работу в 2017 году под новым именем ТОО «Azala Cotton».

Неравная конкуренция

По словам г-на Кыдыралиева, текстильные предприятия Казахстана не выдерживают конкуренцию с более дешевой продукцией из Узбекистана, который ведет агрессивную демпинговую политику. 

«Хлопок-волокно в Узбекистане реализуется на внутренний рынок с дисконтом около 15% от его цены на ливерпульской товарно-сырьевой бирже. Кроме того, он продается с отсрочкой платежа на 90 дней, что позволяет обходиться без оборотных денежных средств. Наши же предприятия вынуждены покупать хлопок по полной биржевой цене, при 100-процентной предоплате на год вперед в сентябре, привлекая оборотные средства под 14%. Плюс к тому затраты у инвестора на оплату труда в РУ на 25% ниже по сравнению с Казахстаном. Все это приводит к снижению цены конечной продукции в Узбекистане на 30%», – пояснил г-н Кыдыралиев в комментариях «Курсиву».  

Он также подчеркнул, что лег­пром в Узбекистане активно развивается благодаря мощной сырьевой базе – более 1 млн тонн хлопка-волокна четырех-пяти видов – и комплексным мерам господдержки, в частности, освобождению предприятий этой сферы от всех видов налогов. Только за последние три года в РУ было введено 50 крупных текстильных производств, всего там действует около 1400 крупных производителей. 

Сколько мы теряем

Анализ развития текстильной промышленности Узбекистана также свидетельствует о снижении экспорта непереработанного хлопка-волокна и наращивании внутренней переработки. Если в 2000 году было вывезено за пределы страны более 1 млн т хлопка-волокна, то в 2018 году – менее полумиллиона тонн. 500 тыс. т в прошлом году составила внутренняя переработка, она выросла с 200 тыс. т в 2000 году в 2,5 раза.

Между тем из 70 тыс. т производимого в Казахстане ежегодно хлопка-волокна в республике перерабатывается всего 13 тыс. т. Остальные 57 тыс. т, или 87%, уходят на внешние рынки в виде сырья. 

По подсчетам Берика Кыдыралиева, при этом мы теряем 273,9% надбавленной стоимости (исходя из цены 1 т хлопка-волокна в $1563, согласно A-Index Cotton Price на 1 февраля 2019 года), которую могли бы получить при переработке этого объема внутри страны. 

«Пока же его без каких-либо препятствий забирают иностранные трейдеры. Более того, так как для снижения себестоимости хлопка государство платит субсидии, фактически они еще и снимают на этом маржу. Получается, что выращивающие хлопок районы работают на интересы иностранных граждан, которые вывозят у нас из-под носа наши ресурсы. Казахстанские же производители закупают сырье по тем же ценам без каких-либо льгот», – сетует предприниматель.

Мощности отечественных предприятий позволяют перерабатывать весь объем выращиваемого в Казахстане хлопка. В случае переработки 57 тыс. т хлопка-волокна внутри страны могло бы быть привлечено более $320 млн инвестиций в основной капитал, произведено готовой продукции более чем на $300 млн, дополнительно открыто свыше 10 тыс. постоянных рабочих мест. 

Цена вопроса – выделение на субсидирование переработки 57 тыс. т волокна $13,2 млн. Берик Кыдыралиев подчеркнул, что уже в первый же год в бюджет страны вернулось бы в качестве налогов и других обязательных платежей около $6 млн. Согласно расчетам предпринимателя, учитывая потенциал потребительского рынка, в целом на 1 тенге субсидий Казахстан получил бы 24 тенге инвестиций и 26 тенге готовой продукции. 

Не время временить

Свои предложения текстильщики представили в МИИР РК. Разработчики считают, что только при применении аналогичных узбекистанским мер поддержки отрасли казахстанские текстильщики могли бы быть конкурентоспособными, нормально работать и развиваться. Пока же в неравных условиях они проигрывают и могут вообще быть вытеснены с рынка. 

Как признался Берик Кыдыралиев, их предприятие сейчас выживает только благодаря кластерному подходу группы компаний AZALA. Она стала первым отделочным текстильным предприятием в Казахстане с полным циклом производства, включающим в себя переработку хлопковолокна и выпуск готовых хлопчатобумажных изделий. Здесь перерабатывают по цепочке 30 тыс. т хлопка-сырца, в том числе выращиваемый самостоятельно на 300 га земли.

«Если все останется по-прежнему, то казахстанский текстиль не выживет, – резюмировал собеседник. – Хлопкоробы так и будут работать на иностранцев, а трейдеры забирать всю прибыль себе. И это при том, что мы являемся единственным в стране регионом – производителем хлопка».

Эксперт отдела сопровождения проектов Палаты предпринимателей Шымкента Бауыржан Бердалиев указал в числе конкурентных преимуществ Узбекистана, помимо освобождения от налогов, наличие компании, непосредственно сопровождающей продукцию на экспорт, гарантированный госзакуп сырца, отсутствие проблемы сбыта. На всех этапах – от выращивания сырья до производства и экспорта переработанной продукции – в соседней республике налажен процесс ее удешевления, констатировал эксперт. 

Он отметил, что разработанные палатой предложения по поддержке отечественных производителей направлялись в соответствующие отраслевые ведомства, вопрос неоднократно поднимался на разных площадках, в том числе перед премьер-министром страны. Но пока он остается открытым.

Бауыржан Бердалиев признал, что если ничего не изменится, при отсутствии господдержки существует реальная угроза существованию текстильной отрасли страны. Палата выявила, что в прошлом году в Казахстан из Узбекистана было завезено текстильных изделий более чем на $40 млн, и эти цифры, вероятно, будут увеличиваться. По информации эксперта, некоторые местные швейные компании для удешевления расходов уже планируют аутсорсинг – перенос производства со своим брендом в Узбекистан.

Между тем на состоявшемся в конце нынешнего августа в Нур-Султане первом форуме-выставке предприятий легкой промышленности Казахстана Altyn Oimaq председатель Комитета индустриального развития и промышленной безопасности МИИР РК Канат Баитов заявил, что Казахстан намерен изучить опыт Узбекистана по мерам государственной поддержки предприятий легкой промышленности. В частности, это может быть субсидирование или возмещение затрат.

К слову, по информации пресс-службы МИИР, объем производства продукции легкой промышленности в Казахстане за первую половину 2019 года увеличился на 16,7%. Рост наблюдался в производстве текстильных изделий и одежды за счет увеличения производства хлопкового волокна, готовых текстильных изделий и верхней одежды.

По данным Палаты предпринимателей Шымкента, сейчас в третьем мегаполисе страны действуют более 130 компаний в сфере легпрома, здесь выпускается четверть всей отечественной продукции отрасли – 23%.

1 просмотр

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif