Перейти к основному содержанию

1888 просмотров

Контрабанда, фиктивные договоры и другие способы уйти от налогов

В Южном Казахстане возбуждены уголовные дела

Фото: Vera NewSib

За первое полугодие 2019 года выявлено 12 тысяч фактов импорта, когда товары ввозились на адрес несуществующих получателей или подставных лиц для минимизации налоговых выплат. Правоохранительные органы уже возбудили шесть уголовных дел в отношении лиц, отправивших товары на подложные компании, которые на самом деле ничего не импортировали. 

О незаконном ввозе товаров из стран ЕАЭС и нарушениях на границе, при помощи которых недобросовестные предприниматели пытаются уменьшить налоговое бремя, рассказали специалисты управления экспортного контроля департамента оперативного контроля КГД МФ РК на семинаре-совещании ответственных работников ведомства с налогоплательщиками в Шымкенте. Одна из главных его задач состояла в обсуждении проблемных вопросов камерального контроля деятельности предпринимателей и работы по пресечению налоговых преступлений при перемещении товаров из-за рубежа. 

На выдумки хитры

Как подчеркнул заместитель председателя КГД Жайдар Инкербаев, сейчас проводится активная работа по выявлению и привлечению к налогообложению именно импорта. А способов уйти от налогового бремени, как он отметил, нечистые на руку дельцы придумывают великое множество. Среди них заявленные в качестве транзитных транспортные средства, которые по документам должны перевезти товары из одной страны в другую, например из Кыргызстана в Россию. Но по пути следования машины едут в Алматы, разгружаются, а продукция, якобы предназначенная россиянам, реализуется на рынке. 

По данным спикера, из соседней республики в основном везут фрукты и овощи, а также ТНП китайского производства. Но есть примеры, когда недобросовестные казахстанские предприниматели едут в Кыргызстан, получают груз, который проходит таможенную очистку, а затем отправляют его в нашу страну, но с существенным занижением налоговых платежей.

«Среди уголовных дел есть и такие, когда по 150 транспортных средств оформляют на компании, которые вообще не в курсе махинаций. Мы потом находим эти компании, они пишут заявления, что не импортировали товары и грузы. На основании этого возбуж­дается дело. Когда в следующий раз товар пересекает границу, то он сопровождается, задерживается, и в конечном итоге проводится расследование», – рассказал Жайдар Инкербаев.

Он также рассказал об используемом предпринимателями механизме ухода от налогов:

«В сопроводительных документах указывается БИН компании, которая даже не в курсе происходящего. Система позволяет зло­умышленникам указывать любой БИН предприятия, необязательно импортирующего товары. Тем самым злоумышленники не платят налоги и занижают свои платежи». 

Как выяснилось, узнать БИН ничего не подозревающих компаний совсем несложно. Для этого не надо взламывать базы данных. БИН можно узнать из любых источников, он указывается даже на сайтах компаний. Далее их просто оформляют как получателей. 

Новое в работе 

Как напомнили в КГД, с 3 июня 2019 года проверки по выявлению нарушений в сфере уплаты налогов проводятся не на госгранице, а по пути следования транспортных средств – во избежание заторов и очередей на таможенных и пограничных постах. За прошедший период выявлено 428 фактов, из них 319 нарушений были подтверждены. Задержаны 14 автотранспортных средств, которые помещены на СВХ и ждут направления материалов в суд.

По словам руководителя управления экспортного контроля ДОК КГД МФ РК Кадыра Исмагулова, за первое полугодие выявлено 12 тыс. фактов импорта, когда товары ввозились на адрес несуществующих получателей. Пользуясь свободным перемещением в рамках Таможенного союза, недобросовестные плательщики уже научились ввозить товар из соседних стран ТС и не платить налоги. Выявлено 526 фактов, когда товары отправляются на адрес налогоплательщиков, не имеющих отношения к ввозимым товарам. Материалы по таким фактам направлены в комитет финмониторинга. 

«Во многих случаях цены на товары показываются с минимальными значениями. Тем самым минимизируются налоговые обязательства. Например, из Кыр­гызской Республики клубника, абрикос и черешня завозились по 30–40 тенге, тогда как на казахстанских рынках они стоили по 1 000–1 500 тенге. Поэтому сейчас все ввозимые товары из ЕАЭС и ТС мониторят. В результате контроля цены на товары сельхозпродукции из Кыргызстана поднялись в 3 раза, на фрукты – в 4 раза», – рассказал о мерах защиты экономических интересов Казахстана Кадыр Исмагулов.

Кроме того, сотрудники управления экспортного контроля в интересах казахстанских потребителей препятствуют и вывозу товаров за границу Казахстана. Так, цена на самый ходовой бензин в Кыргызстане в пересчете на тенге составляет 236 тенге за литр, в России – 266 тенге. С августа было выявлено 308 попыток вывоза ГСМ за границу. 

Миллиарды и миллионы на списание 

На встрече с налогоплательщиками также рассказали о промежуточных, за три месяца до окончания, итогах налоговой амнистии.

«В ходе проведения нынешней амнистии более 43 тысяч субъектов МСБ республики оплатили свои недоимки на сумму около 8 миллиардов тенге. Списано около 2,5 миллиардов тенге пеней и 190 миллионов тенге штрафов. По Шымкенту почти 2,5 тысячи субъектов МСБ уплатили 397 млн тенге основного долга, были списаны 66 миллионов тенге пеней и почти полмиллиона тенге штрафов», – сообщила главный эксперт управления по работе с задолженностью департамента аудита КГД МФ РК Айнур Садикбаева.

banner_wsj.gif

1710 просмотров

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif