Перейти к основному содержанию

1345 просмотров

Казахстанскому бизнесу предлагают извлекать выгоды из соцпроектов

За период существования Центра поддержки гражданских инициатив реализовано более 200 социальных проектов на общую сумму 4,5 млрд тенге

Фото: ЦПГИ

Центр поддержки гражданских инициатив Казахстана ищет способы вовлечь бизнес в реализацию социальных проектов в качестве равноправного партнера, в интервью «Курсив» рассказала председатель правления ЦПГИ Батима Мукина.
  
Центр поддержки гражданских инициатив был создан в Казахстане в 2016 году с целью совершенствования механизма взаимодействия государства и неправительственного сектора в стране. Так как НПО нуждалось в государственной поддержке для решения социальных проблем, со стороны государства был предложен новый механизм в виде государственного грантового финансирования НПО. Наш Центр выступил государственным оператором для направления бюджетных грантов в наиболее проблемные для себя направления. Однако насколько работа такого механизма, по словам главы правления ЦПГИ, показала необходимость вовлечения в эти отношения предпринимателей. 

Причем основной причиной такого решения является не столько нехватка бюджетных средств для качественной реализации социальных проектов, сколько недостаток у неправительственного сектора предпринимательского опыта, позволяющего оптимизировать расходы по каждому такому проекту и, соответственно, увеличить их количество. Конечно, следует учесть очень важную характеристику НПО – не у всех у них есть постоянные команды для работы (бухгалтер, юрист, проектные менеджеры), так как их работа базируется на реализации проектов, которые не всегда осуществляются на постоянной основе.

За период существования Центра реализовано более 200 социальных проектов на общую сумму 4,5 млрд тенге. Благодаря созданным продуктам государственную поддержку получили свыше 600 тыс. человек – но эти показатели могли бы быть и выше, если бы к проектам удалось подключить малый и средний бизнес республики, отмечает г-жа Мукина. 

- Батима Куанышевна, есть ли интерес к проектам Центра со стороны бизнеса? 

- В настоящее время все средства на финансирование социальных проектов направляются из государственного бюджета или из зарубежных источников. Однако, увы, но повышенного интереса бизнеса к реализации социальных проектов в партнерстве с НПО не наблюдается. Тут, правда, стоит отметить, что данное направление развивается в Казахстане. И сейчас есть понимание того, что Центр поддержки гражданских инициатив может стать гарантом для отечественного предпринимательства при распределении проектного финансирования. Мы также можем обеспечить мониторинг реализации проектов и осуществлять объективную оценку их результатов. Это позволило бы обеспечить прозрачность распределения средств и повысить качество проектов.

WhatsApp Image 2019-10-24 at 20.53.50.png

Мы понимаем, что для потенциальных инвесторов или так называемых стэйкхолдеров очень важен результат. Иными словами, казахстанским НПО необходимо получить кредит доверия от нашего бизнеса. Они должны быть уверены, что их средства используются эффективно и по целевому назначению при максимальной отдаче. 

- То есть сейчас бизнес вообще не вовлечен в развитие социальной сферы в стране? 

- Нет, так сказать нельзя: участие бизнеса в социальной жизни отмечается во все большей степени. Социальный имидж стал неотъемлемой частью каждой успешной в своей сфере организации. Именно в таких условиях и зарождается такое понятие как корпоративная социальная ответственность – обязательство бизнеса осуществлять добровольный вклад в развитие общества. При этом следует отметить, что у крупного бизнеса есть свои специальные службы для работы в этом направлении. 

Но здесь надо понимать, что в настоящее время все больше придают значение развитию, продвижению и поддержке идеи корпоративной социальной ответственности крупные компании республики. Мы же ставим вопрос о необходимости вовлечь в этот процесс и средний, и малый бизнес по целому ряду причин. Основная из них – государство ставит задачу сделать МСБ основой экономики, естественно, что при этом предпринимательство будет играть большую роль и в общественной жизни. Поэтому вовлекать его в решение социально значимых проблем надо уже сейчас.  

- А что препятствует вовлечению бизнеса в решение проблем социальной сферы и какие механизмы привлечения бизнеса видит Центр?

- Одной из сложностей развития корпоративной социальной ответственности в Казахстане является тот факт, что ее воспринимают как благотворительную или спонсорскую помощь. То есть общество в полной мере не осознало всю суть этого инструмента, когда успешный предприниматель меняет и пространство вокруг себя. Ну, и, в отличие от зарубежной практики, механизмы поддержки бизнеса со стороны государства в виде налогового послабления за активное участие в общественной жизни пока на стадии развития. Но к данному вопросу необходимо подходить взвешенно, учитывая мнение нашего общества, бизнеса и государства с учетом государственных социальных обязательств.

В чем мы видим свою роль в процессе привлечения предпринимателей: наш Центр может стать «мостом» между бизнес-сообществом и неправительственным сектором. Мы можем предоставлять представителям бизнеса перечень социальных проектов, наиболее близких к их сферам деятельности, заниматься сопровождением донорских средств, выделенных компаниями на социальные сферы, проводить конкурсы социальных проектов, а также сопровождать проект от начала его реализации до его завершения. Кроме того, заинтересовавшись тем или иным проектом, предприниматели могут обратиться к нам в Центр для получения дополнительной информации и дальнейшего сотрудничества.

Для этих целей мы можем предложить «пул» наиболее успешных и продвинутых НПО по различным направлениям развития социальной сферы. Если в Базе НПО зарегистрированы более 20 тыс. НПО, то мы работаем только в среднем с 500 НПО, представленных во всех регионах страны. 

В настоящий период нами реализуется 130 социальных проектов 98 НПО. Часть из них может быть выделена как «добросовестные» НПО. Иными словами, они расходуют средства, базируясь на трех основных принципах: эффективность, экономичность и результативность. Более того, наряду с этим, эти НПО соблюдают действующее законодательство, а это есть часть нашей миссии. 

Предлагая такие НПО для бизнеса в реализации их социальных проектов, мы будем выступать гарантом максимальной отдачи от их осуществления для конечных благополучателей.

- В августе в Павлодаре прошел IIІ республиканский форум трехстороннего сотрудничества НПО-бизнеса-государства «ASAR», на котором как раз была предпринята попытка состыковать бизнес и НПО. Есть ли какие-то конкретные результаты такого взаимодействия в регионах?

- Да, действительно, августовский форум был нацелен на активизацию усилий бизнеса, неправительственного сектора и государственных органов в решении социальных проблем местного сообщества. Форум проводится по принципу – «Каждый год – новый регион», что позволяет раскрыть возможности сотрудничества по всей стране. На павлодарской площадке была организована Платформа социальных проектов, организатором которой выступил сам Центр. 

WhatsApp Image 2019-10-24 at 23.18.01.png

Заявки на участие в Платформе подавались по трем направлениям: ECO-Asar - проекты, направленные на решение проблем по защите окружающей среды, воспитание экологической культуры населения и образование подрастающего поколения, IT-Asar - проекты, направленные на решение социальных проблем местных сообществ посредством цифровизации, Inclusive-Asar - проекты, направленные на развитие инклюзивного общества. Всего в Центр поступило 144 заявки, из которых 100 лучших проектов были презентованы перед бизнес-сообществом. 

Презентацию данных проектов мы проводили перед предпринимателями при содействии НПП «Атамекен». И бизнесмены отметили, что данная платформа очень полезна для бизнеса, так как время от времени наши даже небольшие компании ищут проекты, в которые они могли бы вложиться. Мы эту работу продолжили в онлайн-режиме - загрузили все проекты на нашем сайте www.cisc.kz. Так что заинтересованные лица могут просмотреть проекты и связаться с нами для выхода на тех, кто эти проекты предложил. 

При этом, существенной поддержки от бизнеса в части финансирования социальных проектов пока не наблюдается. В этой связи, мы сейчас работаем над изменением подходов в данном направлении. Мы готовы выслушать бизнес-сообщество об их ожиданиях: конструктивные замечания, конкретные предложения и учесть всё это при дальнейшем совершенствовании нашей работы.

- Национальная палата предпринимателей неоднократно заявляла, что одной из главных проблем казахстанского малого бизнеса является отсутствие элементарной информации у людей в регионах о том, как начать свое дело. Есть ли среди проектов, одобренных Центром к финансированию, те, что направлены на решение этой проблемы? 

- Безусловно, доступ к такого рода информации, особенно в сельской местности, затруднен. Неизменной проблемой остается отсутствие компетентных специалистов на местах. Наш Центр в 2017 году в рамках государственного гранта ОО «Женский луч» реализовал проект «Организация деятельности службы по трудоустройству». Основной целью проекта было осуществление комплексных и взаимосвязанных мер по созданию рабочих мест и обеспечению занятости населения путем финансирования бизнес-проектов. В рамках проекта были проведены различные образовательные мероприятия по вопросам предпринимательства, что позволило повысить грамотность бенефициаров проекта и создать 54 рабочих места. 

Также в рамках проекта была организована Школа предпринимательства, где изучались практические модели бизнеса в селе Арнасай, проведена встреча с экспертами и сельскими предпринимателями. Кроме того, проведен Республиканский конкурс бизнес-проектов, где 7 лучших проектов получили поддержку в размере от 500 до 700 тыс. тенге. И в этом направлении предприниматели также могли бы стать нашими партнерами. Причем было бы особенно хорошо, если бы в качестве наставников выступали бы те бизнесмены, которые начали свое дело благодаря этой программе: лучшее доказательство ее эффективности просто сложно найти. 

- Какие основные направления работы с бизнесом Вы видите?

- Мы готовы работать в рамках Республиканского форума трехстороннего партнерства НПО-бизнес-государства «ASAR», во-вторых, необходимо рассмотреть интересы бизнеса и учитывая их, связать с потребностями НПО. Также деятельность Центра нацелена на решение социальных проблем путем привлечения потенциала НПО. Мы бы хотели, чтобы бизнес всех уровней активно принимал участие в решении насущных проблем граждан в рамках КСО.  

Уже в этом году нами инициировано создание Проектного офиса по негосударственному грантовому финансированию с целью набора профессионалов в области фандрайзинга, проектного управления, аудита, мониторинга и оценки проектов для реализации социальных проектов в стране на высшем уровне.

До конца текущего года все наши проектные менеджеры будут сертифицированы международной аккредитованной компанией по проектному менеджменту. В нашем штате есть специалисты в области социологии, аудита, бухгалтерского учета и иные. Понимая важность наличия профессионально обученного человеческого капитала, мы делаем на этом свой основной упор – это наше конкурентное преимущество.

4263 просмотра

На юге Казахстана свиноводство становится нерентабельным бизнесом

Дефицит проще покрывать поставками мяса из других регионов

Фото: LastShotLife

В Туркестанской области за пять лет в три раза сократилось поголовье свиней – с 17,8 тысяч до 5 тысяч голов. Местные фермеры считают этот бизнес экономически невыгодным в первую очередь из-за высокой стоимости кормов в регионе. Освобождающуюся нишу мясного рынка заполняет импорт свинины из других областей страны.

Дорогой корм

Из 5 тыс. туркестанских свиней 3,2 тыс. голов, по данным местного департамента статистики, обитают в крестьянских или фермерских хозяйствах, подворьях индивидуальных предпринимателей и домашних хозяйствах. И именно этот сегмент производителей свинины заявляет о невыгодности такого бизнеса – корм для животных слишком дорог. 

«У нас на юге нет дешевых добавок – картофеля или свеклы, поэтому корм в основном зерновой. А на одно животное на 100 кг привеса уходит около тонны зерна и отрубей», – рассказывает шестидесятилетний житель пригорода Шымкента Александр Штурм. Раньше он держал у себя на подворье от 50 до 70 голов свиней, сейчас у него нет ни одной. 

Статистика показывает: если на 1 января 2018 года в регионе было официально зарегистрировано шесть крестьянских хозяйств и один индивидуальный предприниматель, занимающиеся разведением свиней, то уже к началу 2020 года крестьянских хозяйств осталось только четыре, правда, нашелся еще один «ипэшник», желающий заняться свиноводством.

Теперь уже бывший свиновод Штурм вспоминает, что еще два года назад во время уборки урожая зерно с комбайнов можно было купить по 40 тенге за 1 кг. Сейчас цена выросла на 50%, до 60 тенге.

«Арендаторы в период уборки нуждаются в деньгах на ГСМ, вот и продают зерно дешевле. Но в 2019 году ячмень уже был по 50 тенге, а пшеница – по 60 тенге за 1 кг. Возле мелькомбината, где должны быть самые дешевые отруби, они продавались по 56 тенге за 1 кг. При таких высоких ценах на корм разве есть смысл держать скотину?», – сетует Александр Штурм.

О сокращении количества фермерских хозяйств, разводящих свиней, и нехватке и дороговизне кормов говорит и начальник отдела по развитию племенного животноводства Управления сельского хозяйства и ветеринарии Шымкента Жанибек Тогай.

«Занятие этим видом животноводства, по всей видимости, в таких условиях нерентабельно, поэтому многие фермеры переходят на разведение птицы. На сегодняшний день в Шымкенте у нас только два крупных фермерских хозяйства, которые занимаются свиноводством», – рассказал чиновник.

По его словам, в этих двух фермах содержат в общей численности свыше 9 тыс. голов. Еще около 9,7 тыс. голов разводят в придомовых хозяйствах Шымкента.

Рыночная цена

Несмотря на уменьшение профильных крестьянских и фермерских хозяйств в Туркестанской области, свинины на местных рынках стало больше – за счет импорта из других регионов страны.

«Мясо привозят из Павлодара, Актобе, Караганды. Оно там очень хорошего качества», – рассказала «Курсиву» продавец Саера Туленбаева, которая около 20 лет занимается мясной торговлей

И продавцы, и производители отмечают снижение спроса на свинину. Эту тенденцию они объясняют оттоком из региона целевой покупательской аудитории – славянского населения.

«Славяне уезжают, и спроса меньше. Если два-три года назад за день можно было продать две туши, то сейчас и одна с трудом уходит», – отмечает Виктор Коваленко, житель села Састобе, тоже в прошлом державший на своем подворье несколько десятков свиней.

Гипотезу туркестанских продавцов и производителей поддерживают данные Комстата о том, что по итогам 2018 года Казахстан покинуло более 41,8 тыс. человек, из них 72,4% – русские, 7,4% – немцы, 6,6% – украинцы и 4,5% – казахи.

На рынках южного региона цена на свинину колеблется в диапазоне от 1 300 до 1 800 тенге за кг. Для сравнения: стоимость килограмма свинины в Центральном Казахстане – около 2 тыс. тенге, на севере – 1 400 тенге, на западе – от 1 500 до 1 800 тенге. Непосредственно в Актау цены на свинину достигают 2 600 за кг.

Поголовье свиней в Казахстане на начало 2020 года составляло почти 900 тыс. Это число должно заметно вырасти в ближайшие пять лет. Действующая программа развития мясного свиноводства на экспорт предполагает, что к концу 2025 года объем производства свинины в республике увеличится с 91,9 тыс. тонн до 200 тыс. тонн в год, и половина произведенной свинины пойдет на экспорт в Китай и Россию.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance