Перейти к основному содержанию

4044 просмотра

Депутаты Казахстана обеспокоены снижением производства на АМТ

В компании не выполняют поручения первого президента страны

Фото: Shutterstock.com

11 сентября группа депутатов мажилиса обратилась к премьер-министру Аскару Мамину с запросом, касающимся деятельности АО «АрселорМиттал Темиртау» и сокращения производства стали. Между тем в ответе на вопросы «Курсива» относительно заявления мажилисменов АМТ пояснил, что повода для беспокойства нет. 

Причины все же есть

Группа депутатов от фракции Nur Otan выразила обеспокоенность ситуацией в АО «АрселорМиттал Темиртау» (АМТ). В частности, мажилисмены обратили внимание правительства на невыполнение поручения первого президента по увеличению производства на АМТ до 6 млн тонн стали в год. 

«Происходит снижение объемов производства стали ввиду неудовлетворительного технического состояния оборудования, а также потеря рынка Ирана в объеме около 1 млн тонн стали в год», – говорится в депутатском запросе. 

Мажилисмены также напомнили, что в целях государственной поддержки инвестиционного проекта по выходу АМТ на мощность 6 млн тонн в год 31 декабря 2008 года был заключен инвестиционный контракт, предусматривающий инвестиционные преференции (КПН – 10 лет, налог на имущество и земельный налог – 5 лет). 

«Но, как стало известно, данный контракт был расторгнут 5 июля т. г. по инициативе АМТ. Таким образом, компания фактически сняла с себя обязательства по реализации инвестиционного проекта и обязательств по увеличению объемов производства. Озабоченность вызывает состояние аварийности и травматизма на предприятии. Так, 4 сентября текущего года в конвертерном цехе АМТ произошла очередная авария, пострадало четверо металлургов. Таким образом, после крупного взрыва газопровода, произошедшего на комбинате 10 ноября 2018 года, достаточных мер со стороны руководства компании и контролирующих органов предпринято не было, несмотря на заверения правительства, что ситуация находится на постоянном контроле. Вышеприведенные факты свидетельствуют об отсутствии у руководства АМТ планов по выводу предприятия на устойчивую траекторию развития, увеличению объемов производства и конкурентоспособности, созданию безопасных условий труда для персонала», – говорится в депутатском запросе.

Затронули народные избранники и вопрос рынка сбыта казахстанской продукции. 

«По имеющейся в открытых источниках информации, компания «АрселорМиттал» за последние годы, исходя из экономической целесообразности, снизила объемы выплавки стали в ряде европейских стран (Франции, Испании, Германии и Бельгии), а в Тринидаде и Алжире попросту отказалась от металлургических комбинатов, вернув их в государственную собственность», – отмечают мажилисмены.

Они также предложили правительству РК рассмотреть комплекс мер по обеспечению роста объемов производства и ассортимента продукции на АМТ в соответствии с поручением Елбасы, по созданию безопасных условий труда для сотрудников комбината и попросили предоставить информацию о суммах полученных АМТ преференций по инвестиционному контракту и выполнении компанией взятых на себя по нему обязательств. 

Ответ от АМТ

Между тем на вопрос «Курсива» по поводу обеспокоенности депутатов мажилиса советник генерального директора компании «АрселорМиттал Темиртау» Алексей Агуреев ответил, что действительно 31 декабря 2008 года между Комитетом по инвестициям Министерства индустрии и торговли РК и компанией АМТ был заключен контракт № 0929-12-2008 на осуществление инвестиций, предусматривающий инвестиционные преференции.

«Согласно данному контракту были запланированы инвестиции в проекты на сумму 71 992,12 млн тенге и увеличение производства до 6 млн тонн стали в год. За период с 2008 по 2017 год сумма инвестиций АО «АрселорМиттал Темиртау» по указанным пунктам составила 94 030, 90 млн тенге, то есть превысила взятые по контракту обязательства. Следует отметить, что, согласно пункту № 2, контракт предусматривал предоставление преференций со стороны государства только в том случае и только после того, как компания достигнет объема производства в 6 млн тонн стали в год. Таким образом, поскольку данный показатель достигнут не был, компания вообще не пользовалась инвестиционными преференциями, предусмотренными в рамках данного контракта», – отмечено в ответе АМТ.

В нем также говорится, что «основной причиной, по которой программа увеличения производства стали до 6 млн тонн в год не была реализована, стало отсутствие реального спроса на дополнительные объемы стали на евразийском рынке металлопродукции», связанного с экономическим кризисом 2008 года.

Что касается потери рынков сбыта, то, по мнению компании, потеря произошла по независящим от нее причинам. 

«К примеру, рынок Исламской Республики Иран с 2015 по 2017 год снизился с 1 072 000 тонн до 657 376 тонн, а позднее и вовсе закрылся из-за невозможности проведения международных банковских платежей вследствие американских санкций. Объем снижение спроса на продукцию предприятия лишь по этому направлению компания оценивает в более чем 1 млн тонн стали в год», – говорится в ответе АМТ.

Более того, компания категорически не согласна со словами депутатов об «отсутствии у руководства АМТ планов по увеличению объемов производства».

«В августе 2018 года между Министерством по инвестициям и развитию РК, акиматом Карагандинской области и АО «АрселорМиттал Темиртау» была подписана Дорожная карта по развитию АО «АрселорМиттал Темиртау» до 2020 года, в которой компания приняла обязательства по инвестированию в размере 305 млрд тенге в производственные объекты стального, угольного и рудного департаментов, а также в мероприятия, направленные на увеличение производства, повышение качества продукции, улучшение экологической обстановки в регионе, улучшение условий труда, техники безопасности и устойчивое развитие. Обращаем ваше внимание на то, что в 2018 году компания полностью выполнила принятые на себя обязательства по инвестированию в проектную мощность комбината на сумму 101 млрд тенге», – отмечается в ответе АМТ. 

Что же касается вопроса увеличения объема производства, то, по информации АМТ, постановлением правительства РК № 685 от 26 октября 2018 года этот проект был актуализирован и теперь предусматривает увеличение производства стали на металлургическом комбинате до 4,5–5 млн тонн в год. Срок реализации проекта продлен до 2022 года. 

«АрселорМиттал Темиртау» далеко не единственная промышленная компания, которая совместно с правительством корректирует ход выполнения Карты индустриализации в соответствии с меняющейся мировой конъюнктурой», – подчеркнул Алексей Агуреев, сообщив также, что деятельность компании прозрачна и она готова, что называется, из первых рук предоставить депутатам всю необходимую информацию.

В заключение отметим, что депутатский запрос должен быть рассмотрен кабмином уже в течение ближайшей недели. В связи с чем мы продолжим отслеживать данную тему.

1 просмотр

Как гостиничный бизнес Узбекистана пытается догнать растущий поток туристов

Власти республики объявили туротрасль стратегической и выделяют немалые средства из бюджета на поддержку этого бизнеса

Фото: Shutterstock.com/Marina Rich

Увеличить и количество гостиниц, и объем номерного фонда в два раза планирует Узбекистан уже до конца 2021 года – рынок требует все больше мест для туристов.

В 2019 году Узбекистан посетили 6,7 млн туристов. Три года назад этот показатель был равен лишь 2,2 млн человек. По оценке Всемирной туристской организации при ООН, республика сейчас на четвертом месте среди стран с наиболее динамично развивающейся туристической отраслью. Растущий поток гостей выявил слабые места, которые тормозят развитие туризма в Узбекистане. Одна из главных болевых точек – гостиничный фонд.

Койко-место под узбекским солнцем  

На начало года в Узбекистане, по данным Госкомитета по развитию туризма, насчитывалось 1,2 тыс. объектов инфраструктуры гостеприимства, 70% из них – это гостиницы, 18% – хостелы и 12% – другие виды размещения. Общий номерной фонд составляет 24 тыс. и рассчитан на 50 тыс. койко-мест. «Средний уровень загрузки гостиничного фонда по итогам 2019 года составил 83%. Это очень большой показатель. В пиковые сезоны порой невозможно найти свободного номера в Ташкенте и особенно в таких туристических центрах, как Хива, Самарканд, Бухара», – прокомментировал начальник департамента по стратегическому развитию и кадровым ресурсам Госкомтуризма Шухрат Исакулов.

По словам председателя Ассоциации отельеров Узбекистана Фарангиз Абдуллаевой, из-за повышенного спроса понятие сезонности для гостиниц становится менее актуальным. «Узбекистан всегда считался сезонным направлением. Но в 2019 году серьезная загруженность была на протяжении всего года», – подчеркнула Фарангиз Абдуллаева. 

Поддержать сумом

Провозгласив туризм стратегической отраслью, власти Узбекистана взялись за решение проблем с дефицитом гостиничного фонда. В 2019 году в стране стартовала программа субсидирования строительства новых отелей. Государство покрывает расходы застройщиков в размере 40 млн сумов ($4,2 тыс.) за один номер для трехзвездочных гостиниц и 65 млн сумов ($6,8 тыс.) за номер в «четырех звездах». 

Учредитель трехзвездочного отеля «Согдиана» в Самарканде Азиз Ташев – один из тех предпринимателей, кто такой поддержкой уже воспользовался. «Благодаря субсидии государства мы смогли покрыть свои расходы на 20%, а всего получили 4,08 миллиарда сумов (эквивалентно $428 тыс.). Это существенная поддержка для нас. Без дотаций со стороны государства ускоренно развивать туризм невозможно», – уверен Ташев. 

Программа субсидирования будет действовать до 2022 года. За это время количество гостиниц в стране должно вырасти вдвое – до 2,4 тыс, а номерной фонд увеличиться до 50 тыс. Только в прошлом году в Узбекистане появилось 270 новых объектов гостиничного бизнеса. 

Бросить все и уйти в туризм

Власти Узбекистана поддержали предпринимателей не только деньгами, но и административно – упростив порядок и требования к получению лицензии на данный вид деятельности. В результате в стране резко выросло число гостевых домов и хостелов. Именно они, по оценке Шухрата Исакулова, помогли выправить ситуацию в пиковые периоды туристического сезона 2019 года. 

Абдулазиз Икрамжанов полтора года назад с родителями открыл первый хостел в Ташкенте. Сейчас он более чем уверен, что у этого вида гостиниц большие перспективы в Узбекистане. «Мы не ощущаем большой конкуренции, да и разнообразия среди хостелов тоже пока нет. Узбеки привыкли жить в больших домах, а сейчас все больше к людям приходит понимание, что использовать свое жилище для размещения гостей – это нормально. Тем более что никаких проверок или дополнительных бумажек тоже не требуется», – говорит Икрамжанов. 

Отсутствие бюрократии при открытии гостиничного бизнеса приводит к тому, что некоторые предприимчивые владельцы жилплощади в многоквартирных домах регистрируют свое имущество как хостел. Ташкентские риелторы объясняют это тем, что из-за отсутствия номеров в гостиницах туристы часто выбирают посуточную аренду квартир. А по узбекистанским законам если иностранец находится в стране более трех дней, он обязан зарегистрироваться по месту пребывания. 

Хостелы, как и другие объекты размещения, зарегистрированы в единой операционной системе, с помощью которой ведется учет туристов.

«Мы сейчас наблюдаем такую картину, что те предприниматели, которые занимались другими видами деятельности, переключаются в сферу туризма. Потому что туризм быстро окупается. Тем более в условиях дефицита, который есть по номерному фонду», – прокомментировал Шухрат Исакулов. Нехватка средств размещения, по его словам, сказывается на ценовой политике гостиниц. «Стоимость номера в Узбекис­тане относительно выше, чем в других странах. В Ташкенте или Бухаре номер в трехзвездочном отеле будет стоить примерно 40–50 долларов», – отметил Исакулов. Он уверен, что ситуация изменится с появлением большего числа гостиниц в стране.

kak-gostinichnyj-biznes-uzbekistana-pytaetsya-dognat-rastushhij-potok-turistov-2.jpg

Фото: Shutterstock.com/Polina LVT

Красиво жить не запретишь

Рост туристической активности спровоцировал интерес к Узбекистану со стороны компаний, которые специализируются на строительстве пятизвездочных отелей и крупных гостиничных комплексов. В настоящее время в республике всего две гостиницы высшего сегмента – Hyatt Regency и Hilton, обе находятся в Ташкенте. К концу года в узбекской столице откроется отель сети Marriot, сообщила Фарангиз Абдуллаева. «Ведутся переговоры с Sheraton и InterContinental – это те бренды, которые были у нас на рынке, но по определенным причинам ушли с него. Сейчас они возвращаются, и очень активно. Была информация, но пока не подтвержденная, что и Four Seasons хотят войти на наш рынок. Большой интерес крупные бренды проявляют  к Самарканду. Крупные сети хотят выйти на узбекский рынок, потому что для гостиниц в стране действует много разных преференций», – акцентировала председатель Ассоциации отельеров.

Внимание глобальных гостиничных сетей к Узбекистану продиктовано в том числе и ростом деловой активности в стране, которая, в свою очередь, стимулирует развитие такого направления, как MICE-туризм. Этот вид туризма подразумевает проведение крупных бизнес-мероприятий, форумов, конгрессов и так далее. «Мы видим, что строятся отели с конференц-залами, потому что есть спрос, и неплохой. Благодаря этому Узбекистан может позиционировать себя как площадка для организации и проведения деловых мероприятий», – заявила Абдуллаева.

Отели без сервиса – деньги на ветер

Развитие сферы гостеприимства автоматически требует новых, квалифицированных работников отрасли.  Для организации качественного сервиса и подготовки персонала при Госкомтуризме был создан институт развития туризма – это научно-методологический центр, разрабатывающий стандарты и программы обучения, а в Самарканде открыт международный университет «Шелковый путь» для будущих менеджеров в индустрии туризма. 

Кроме того, в прошлом году под юрисдикцию Госкомтуризма перешли 18 профессиональных колледжей во всех регионах страны, а при Ассоциации отельеров Узбекистана появилась академия гостеприимства. Эти учебные заведения будут готовить линейный персонал для стратегически важной индустрии в целом и для гостиниц в частности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif