Перейти к основному содержанию

2924 просмотра

В отчетах ДГД ЗКО и Пограничной службы КНБ нашли большие расхождения

Скандал разгорелся из-за разночтений норм экспортного мониторинга на границе с Россией

Фото: Автора

Информацию о расхождениях распространило 18 сентября Агентство по противодействию коррупции. Вопросы к ДГД у антикоррупционщиков возникли из-за заниженного числа фур, прошедших погранпост «Сырым». Налоговики сразу опровергли коррупционную подоплеку расхождений, а в соцсетях сообщение вызывало большой резонанс. 

Антикоррупционная служба выступила с критикой ДГД ЗКО 17 сентября, на совещании, где обсуждали завершение уголовных дел в отношении трех налоговиков – сотрудников управления экспортного контроля. Как уже сообщал «Курсив», их обвиняют в получении взяток от водителей большегрузов, пересекавших пост «Сырым» в начале года. Сейчас дело передано в прокуратуру, дальше судебное расследование продолжит суд района Байтерек – на его территории находится пограничный автопереход «Сырым».  

В пресс-релизе, который был распространен сразу после совещания, антикоррупционная служба в частности сообщила: «… анализом установлены явные расхождения в статистической отчетности Пограничной службы КНБ и ДГД. Так, по сведениям Погранслужбы, в период с апреля по июнь 2019 года через пропускной пункт «Сырым» проехало 55 618 грузовых автомашин, а по данным ДГД – 23 008, т. е. на 32 610 автомашин меньше. …От официальных разъяснений руководство ДГД воздержалось. Следует отметить, что (подобная) непрозрачность является одним из условий коррупционных правонарушений…».  

«Расхождения в цифрах выявили в ходе уголовного расследования по факту получения взяток сотрудниками ДГД. После того, как эта информация попала в соцсети, департамент госдоходов начал шевелиться. Надеемся, они внесут ясность в этот вопрос», – сообщил в эксклюзивных комментариях «Курсиву» заместитель руководителя антикоррупционной службы по ЗКО Нурдаулет Самет.

По его мнению, недоработанный формат экспортного мониторинга на границе создает коррупционные риски, становится причиной пробок на границе. 

В свою очередь, в департаменте госдоходов ЗКО очень удивились претензиям антикоррупционной службы.   

«Мы действительно не учитываем весь грузовой транспорт, который пересекает нашу границу. Регистрируются только те фуры, которые передвигаются по странам ЕАЭС. Потому что большие потери по НДС идут именно в процессе коммерческой деятельности между этими странами. Тех, кто едет транзитом через Казахстан, мы в мониторинг не включаем. Например, большегруз может ехать с Самары до Саратова через Уральск. Экспортному контролю этот товар не интересен. Мы НДС с него не получаем. При этом Пограничная служба КНБ регистрирует абсолютно весь грузовой транспорт», – ответили на критику в пресс-службе ДГД ЗКО.

Там также уточнили: возможно, контроль над транзитным транспортом в будущем тоже включат в экспортный мониторинг.

«Тут есть проблемы. По документам, конечный получатель груза, например, находится в Таджикистане или России, но водители этой категории транспорта часть товара сбрасывают на территории Казахстана, не заплатив НДС. Мы уже ведем работу по отслеживанию таких большегрузов», – уточнила сотрудница департамента Айман Куанова.

В ходе мониторинга ДГД также не регистрирует транспорт, следующий из «третьих» стран, не входящих в список ЕАЭС, а также пустой грузовой транспорт, сообщили в пресс-службе департамента. А к критике отнеслись с юмором: нет худа без добра – это заставляет налоговиков применять новые меры контроля над проезжающим транспортом. К примеру, сотрудников экспортного контроля снабдили нагрудными регистраторами, а также планшетами для проверки базы данных предпринимателей, чьи фуры стоят в очереди на погранпост.  

«Сейчас внедряем проект установки онлайн-видеорегистратора на шлагбауме. Так точно будем знать, сколько фур проехало и выехало с поста. Это исключит коррупционные риски. К тому же в приложениях Whatsapp и Telegram департамент создал чаты, к которым присоединились водители большегрузов всех стран. Каждое утро ДГД сообщает: сколько фур находятся на том или ином пограничном переходе – их в ЗКО шесть. Таким образом, водители могут корректировать свой маршрут», – добавила Куанова.

Тем временем в антикоррупционной службе от ДГД ЗКО все равно ждут официальных объяснений.

«В курсе, что налоговики на границе регистрируют только транспорт, следующий в страны ЕАЭС. Мы сделали свой вывод и предоставили ДГД возможность провести служебное расследование. Ждем официальных разъяснений», – сказал Нурдаулет Самет.

banner_wsj.gif

2809 просмотров

Как уменьшить последствия нарушения обязательств из-за ЧП в Казахстане

Рассказывает советник юридической фирмы SIGNUM

Фото: Shutterstock

Указом президента РК от 15 марта 2020 года № 285 в связи с объявлением ВОЗ коронавируса COVID-19 пандемией на всей территории республики с 16 марта по 15 апреля введено чрезвычайное положение (ЧП). Прежде всего, нужно понимать, что чрезвычайное положение – это временная мера, представляющая собой особый правовой режим деятельности госорганов, допускающий установление отдельных ограничений прав и свобод граждан, а также прав юридических лиц и возлагающий на них дополнительные обязанности.

Срок действия ЧП на всей территории РК не может превышать 30 суток. Однако при неустранении обстоятельств, послуживших основанием для введения ЧП, президент вправе продлить его действие еще на 30 суток. Все акты, принятые в целях обеспечения режима ЧП, утрачивают силу с прекращением действия ЧП без специального уведомления. 

Как режим ЧП может повлиять на ведение бизнеса 

При ЧП государством могут быть приняты ограничения, которые прямо или косвенно влияют на отношения между хозсубъектами, такие как: 

  • ограничения передвижения транспорта; 
  • приостановление деятельности сетей и средств связи; 
  • особый порядок продажи продовольствия и предметов первой необходимости; 
  • ограничения отдельных видов финансово-экономической деятельности, включая перемещение товаров, услуг и финансов;
  • особый режим оборота лекарственных, наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров, а также этилового спирта, алкогольной продукции; 
  • введение карантина и другие. 

В результате применения таких мер могут возникнуть случаи ненадлежащего исполнения обязательств (перебои с поставками товаров, задержка оплаты, изменение сроков выполнения работ), а также иные последствия, влекущие определенные убытки. 

Как доказать невозможность исполнения обязательств в условиях ЧП 

Иногда такие случаи оговариваются в контрактах, где устанавливается ответственность сторон при форс-мажоре. Но что делать, если возникновение форс-мажора не оговорено в договоре, и как сократить убытки в этом случае? В соответствии со ст. 349 Гражданского кодекса РК (ГК) при невозможности надлежащего исполнения обязательства должник обязан незамедлительно известить об этом кредитора. Согласно ст. 359 ГК, должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при наличии вины, если иное не предусмотрено законодательством или договором. 

Должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства. Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет имущественную ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (стихийные явления, военные действия и т. п.). К таким обстоятельствам не относится, в частности, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, работ или услуг.

В Казахстане функции по свидетельствованию обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора), обстоятельств Hardship осуществляет ТОО «Внешнеторговая палата Казахстана» (далее – ВПК) в соответствии с условиями внешнеторговых сделок, международных договоров РК, договоров, заключенных на территории РК, а также в соответствии с международной практикой. Свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы производится на основании письменного обращения заинтересованной стороны. Отсутствие в контракте ссылки на обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) не препятствует рассмотрению обращения заявителя. В свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) может быть отказано только по причине отсутствия документов, подтверждающих их наступление. Таким образом, при невозможности исполнения обязательств вследствие непреодолимой силы рекомендуется: 

  1. Обратиться в ВПК с заявлением о свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы. 
  2. Направить уведомление контрагенту о невозможности исполнения обязательства, сославшись на соответствующие положения договора (при их наличии), Указ Президента РК от 15 марта 2020 года «О введении ЧП на территории РК» и приложив свидетельство о наличии обстоятельств непреодолимой силы, выданное ВПК. 

Мы надеемся, что в рамках заключенных договоров и согласно обычаям делового оборота контрагенты примут к сведению введение режима ЧП в стране и постараются взаимно договориться и пойти навстречу друг другу. 

Кроме того, заблаговременное принятие вышеперечисленных мер позволит доказать отсутствие вины стороны, не выполнившей обязательство вследствие непреодолимой силы, и, возможно, в будущем освободить от ответственности или уменьшить ее размер.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif