Перейти к основному содержанию

862 просмотра

Строители Караганды требуют принять методику расчета стоимости работ при ЧС

Они уверены, что такой документ даст им уверенность, если они будут незамедлительно приступать к ликвидации последствий катаклизмов

Фото: Олег Спивак

Особенно остро этот вопрос стоит сейчас, когда на 97% завершены восстановительные работы в городе Арыси Туркестанской области, где в июне 2019 года прогремели взрывы на военных складах. Предприниматели, восстанавливающие жилые дома и другие объекты, опасаются, что и на этот раз им заплатят меньше, чем положено. 

Напомним, со всего Казахстана на помощь жителям Арыси пришли около 120 строительных компаний. В том числе 25 карагандинских, выполнивших заявленный объем работ одними из первых, восстановив 519 квартир в 11 многоэтажках и 72 частных дома. Кроме того, они подарили городу новую спортивную площадку с тренажерами. 

По предварительным данным министра финансов РК Алихана Смаилова, для восстановления Арыси требовалось 34,5 млрд тенге, большую часть этой суммы планировалось выделить из резерва правительства и бюджетов регионов.

«Кинули два раза»

По мнению предпринимателей, их опасения вполне обоснованны, поскольку уже были случаи, когда за оказанную своевременную помощь строителям выплачивали гораздо меньше изначально оговоренной суммы. 

В 2014 году в селе Кокпекты близ Караганды произошел прорыв дамбы, в 2015-м паводки затопили 35 населенных пунктов, сильнее всех из которых пострадал поселок имени Габидена Мустафина. В результате природных бедствий сотни людей остались без крова. 

Председатель ПК «Аспап» Толеген Ашимов утверждает: чаще всего в случаях ЧС бизнесмены по просьбе госорганов приступают к работам сразу. Между тем оценщики и проектировщики составляют расчеты в течение двух-трех месяцев. К моменту их изготовления подрядчики выполняют уже половину заявленного объема работ. А к окончанию строительства уходят в минус, поскольку сметная стоимость работ оказывается вдовое меньше реальной. 

«Такое отношение ведет к недоверию к государству. В Жамбылской области было землетрясение, рухнул поселок. Мы первыми отстроились, ушли. Потом узнали, что нам будут платить по $200 за квадратный метр. Кто хоть немного ориентируется в ценах, понимает, что это красивый бросок. Было наводнение в Кокпекты. Мы долго и упорно строили. Каждый ребенок с порога своего дома ушел в школу. Но власти приняли решение заплатить всего 80 тыс. тенге за квадрат», – сказал Ашимов на недавнем заседании совета по строительству Палаты предпринимателей Карагандинской области. 

Его слова подтвердила исполнительный директор Ассоциации застройщиков Карагандинской области Найля Каирбекова

«В 2014 и 2015 годах наши компании начали ликвидацию ЧС без документов. Я буду говорить жаргоном: нас кинули два раза. Что сегодня сделали некоторые компании? Взяли те же грабли и пошли. Чего и следовало ожидать. На мое имя буквально вчера поступило письмо с просьбой оказать содействие по выплате заработной платы, погашению расходов на приобретение строительных материалов и техники по ликвидации ЧС в Арыси», – сообщила она. 

Письмо депутатам 

Как говорит заместитель руководителя управления финансов Карагандинской области Ардак Саттыбаева, выделение средств из резерва регламентируется четкими правилами. 

«При возмещении ущерба, нанесенного ЧС, прежде всего необходима оценка его масштаба. Если объект был застрахован, средства выплачивает страховая компания, в противном случае – государство. При этом деньги застройщику без наличия проектно-сметной документации, прошедшей экспертизу, не переводятся», – подчеркнула чиновница. 

Однако предприниматели считают, что заведенный порядок не учитывает фактора внезапности, характерного для чрезвычайных ситуаций. Чтобы расставить все точки над i во взаимоотношениях с государством, они планируют обратиться к депутатам мажилиса и в Комитет по строительству Министерства экономики РК. 

«Мы предлагаем разработать типовые проекты, которые будут проходить государственную экспертизу и запускаться в ход без всяких отсрочек, как только наступила ЧС. Государство должно принять закон или подзаконный акт, определяющий данный порядок, а также создать специальный фонд, откуда бы сразу выделялись деньги при объявлении ЧС. Таким документом может стать методика расчета стоимости строительных работ в чрезвычайных ситуациях, которая применялась в советские времена. Я предлагала ее разработать и принять еще в 2016 году», – отметила Каирбекова. 

Утром – деньги 

Впрочем, среди членов строительного комитета нашлись и сторонники действующего законодательного порядка. Как полагает исполнительный директор ТОО «ProIux LTD» Николай Абт, предприниматели могут сами решить свою проблему, если откажутся строить без предварительного заключения договора с заказчиком. 

«Смету составлять долго, но договор – нет. Значит, не следует начинать строить, пока госорган не найдет возможности его заключить», – выразил мнение он. 

По словам генерального директора ТОО «БК-СТРОЙ» Сергея Кима, сегодня проблемы возникают на стадии выделения средств для погашения затрат, понесенных строительными фирмами. 

«С предпринимателями, которые восстанавливали Арысь, договоры были заключены. В них прописано, что сумма будет корректироваться по факту выполнения работ. Проблема в другом: когда все работы выполнены, акты подписаны, не происходит перечисления средств», – отмечает спикер. 

Трудности с оформлением документов и оплатой услуг строительных компаний, устраняющих последствия ЧС, знакомы бизнесменам не только Карагандинской области, но и в других регионах страны. 

«Проблема в том, что сейчас деньги поступают после завершения строительства. За счет республиканского и областного бюджетов нужно создавать фонды по борьбе со стихийными бедствиями. Такие подушки безопасности существуют во многих странах мира. Предприниматели больше не хотят работать по принципу «утром – стулья, вечером – деньги». Но не факт, что за восстановление Арыси с ними полностью рассчитаются», – сказал «Курсиву» председатель Союза строителей Казахстана Талгат Ергалиев

690 просмотров

Как в Казахстане развивается социальное предпринимательство

Официальной статистики по этому виду бизнеса в республике пока нет

Фото: Shutterstock

Социальными предпринимателями принято называть тех людей, чей бизнес в первую очередь нацелен на решение (в крайнем случае – смягчение) актуальных социальных проблем. Доходы от такого бизнеса позволяют компании быть устойчивой и продолжать свою полезную для общества и в то же время помогающую зарабатывать деятельность.

Идеи и люди

Несколько примеров из казахстанской практики социального предпринимательства. Бывший детдомовец Геннадий Франк создал социальное предприятие «Шанырак» – единственный в стране фонд помощи выпускникам детских домов, где последних не только обучают ремеслу и находят им работу, но и помогают открыть свой бизнес. На базе предприятия действуют школа производственного обучения, школа индивидуального предпринимательства и кадровое агентство.

Ерлан Кумискалиев открыл Центр «Атырау. Маленькая страна» – первый центр для реабилитации детей с ограниченными возможностями с помощью иппотерапии, другими словами – верховой езды. Центр также занимается реабилитацией детей с повреждениями головного мозга с использованием методов канистерапии (реабилитации с помощью собак) и работает над созданием собственной методики реабилитации детей с неврологическими патологиями.

Социальное кафе Kunde основал в столице Маулен Ахметов, в этом кафе работают люди с особенностями ментального развития.

Интернет-магазин Invamade продает хэндмейд-изделия, сделанные людьми с особыми потребностями и представителями социально уязвимых слоев населения. Основатель проекта Айжан Халилова не просто продает изготовленные ими игрушки, украшения и сувениры, но и, как настоящий предприниматель, старается повысить эффективность этого бизнеса и привлечь еще больше покупателей – например, приглашая к сотрудничеству дизайнеров, чтобы те предоставляли идеи, а мастера Invamade эти идеи реализовывали, создавая в итоге по-настоящему дизайнерские изделия.

Как становятся социальными предпринимателями

Цель социального предпринимателя – решение социальной проблемы, а не извлечение прибыли. Нередко такой бизнес вырастает из попыток человека решить проблему, которая оказалась важна непосредственно для него самого. Из числа таких предпринимателей – Турганжан Касымов, директор компании «Жолын болсын, балакай». Компания занимается установкой мобильных пандусов в Алматы. Вопрос стал актуален для самого Касымова после того, как в его семье появился ребенок – тогда будущий социальный предприниматель и осознал масштаб проблемы. Поднимать коляску по лестницам, часто узким и плохо освещенным, было тяжело не только супруге Турганжана Касымова, но и ему самому. Проблему основатель «Жолын болсын, балакай» решил созданием своей версии откидного пандуса – это раздвижная конструкция, которая крепится на стену и раскладывается на ступени только в момент использования. Применение нестандартных и инновационных решений – еще один признак социального предпринимательства.

Новая история

Организации, которые решают социальные задачи и при этом используют коммерческие услуги или выпуск продукции в качестве модели для обеспечения финансовой устойчивости деятельности, в Казахстане появились в середине 2000-х. Тогда коммерческие направления своей деятельности создали многие НПО.

Вторая волна развития социального предпринимательства пришлась на начало 2010-х – тогда уже появились тематические форумы и конференции, где происходил обмен опытом. Программы поддержки социальных предпринимателей и образовательные программы для них же начали проводить такие компании и организации, как «Шеврон», Alma U, Ассоциация развития гражданского общества, Фонд Евразия Центральной Азии, Британский Совет в Казахстане.

Определение социального предпринимательства в Казахстане пока не закреплено, нет и закона о социальном предпринимательстве. Но фокус на выявление и поддержку социальных предпринимателей уже сделан как общественными организациями, в том числе международными, так и госструктурами. Например, в 2019 году МИОР РК совместно с корпоративным фондом Impact Hub Almaty провели первую республиканскую премию Ozgeris ustasy. 15 ее победителей получили гранты на 500 тыс. тенге, а кроме того был сформирован Реестр социальных предпринимателей Казахстана, в который вошли 152 социальных предпринимателя страны. На основе этого реестра можно увидеть, что большинство (чуть больше 40%) социальных предпринимателей сконцентрированы в сегменте «помощь/поддержка уязвимых групп», второй по объему сегмент – «образование» (14,85%). 43,4% социальных предпринимателей ведут свою деятельность более пяти лет, а самые активные регионы в этом вопросе – Туркестанская область (там находятся 22% попавших в реестр социальных предпринимателей), Нур-Султан (19%) и только потом – Алматы (7%).

В этом году МИОР РК планирует проект «Изучение потенциала социального предпринимательства и разработка основополагающих методик его развития». Он предполагает не только анализ существующей ситуации, но и разработку пилотной программы по развитию социального предпринимательства среди НПО Казахстана и ее обсуждение с экспертным сообществом и представителями гражданского общества. Фактическим результатом проекта должны стать конкретные предложения – как выстраивать систему поддержки социального предпринимательства в республике.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif