Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


6588 просмотров

Почему крестьянские хозяйства не заинтересованы в занятии молочным скотоводством

Те, кто решается на этот шаг, не могут дождаться финансирования на строительство ферм

Фото: Shutterstock

Молочное производство в ЗКО, как отмечают ученые, развивается по отсталому методу. Крупные крестьянские хозяйства не заинтересованы молочным скотоводством: это слишком затратное и хлопотное дело. 

Намерение есть, кредит не дают

Руководитель крупного крестьянского хозяйства Кикбай Айдаралиев (поголовье мясного скота здесь составляет 850 голов, в летний период оно доходит и до 1300) намерен построить в ЗКО молочную ферму на 1200 коров. Об этом фермер заявил на региональном совете по привлечению инвестиций еще в январе 2019 года. Он рассказал, что стоимость проекта Ringo milk составляет 3,9 млрд тенге, из них 60% (около 2 млрд тенге) – это кредит, который предприятие намерено взять по линии Агрокредитной корпорации. Мощность молочной фермы, по проектным данным, составит 7 тыс. т молока в год. Уже на начало 2019 года у предприятия была предварительная договоренность о рынке сбыта – их продукцию планировали закупать уральские молокозаводы АО «Береке» и ТОО «Жастык».

Вместе с тем Кикбай Айдаралиев рассказал «Курсиву», что новостей по строительству молочной фермы у него нет. «Мы до сих пор не можем получить кредит. Агрокредитная корпорация ссылается на то, что у них в правилах прописаны такие длительные сроки рассмотрения кредитных заявок. Время уходит, строительство фермы сдвигается на неопределенные сроки», – высказался г-н Айдаралиев. По его словам, сейчас они заняты тем, что за свой счет восстанавливают орошаемые поля под выращивание сочных кормов. Намерение построить молочный комплекс у бизнесмена все еще есть, а терпение практически на исходе.

Все коровы – у сельчан во дворах

Замруководителя управления сельского хозяйства по ЗКО Саткан Умурзаков сообщил «Курсиву», что молочным животноводством по области занимаются 15 крестьянских хозяйств (в прошлом году таких хозяйств было 13). На 2020–2021 годы планируется запуск двух молочно-товарных ферм мощностью 600 голов каждая в Теректинском и Бурлинском районах области. Пока же, как отметил г-н Умурзаков, большая часть поголовья молочного скота сосредоточена на личных подворьях. 

Так, по данным департамента статистики ЗКО, на 1 июля 2019 года по области зарегистрировано 146 тыс. голов крупного рогатого скота молочного направления. Из них в крестьянских хозяйствах числится 22,8 тыс. голов, в то время как рядовые сельчане держат в 6 раз больше коров – 123,2 тыс. голов. 

С начала 2019 года и фермеры, и сами сельские жители надоили 76,9 тыс. т молока: на долю фермеров приходится 21,8 тыс. т, на частные подворья в 2,5 раза больше – 55,1 тыс. т. Эта ситуация по молоку остается неизменной на протяжении ряда лет. В управлении сельского хозяйства отмечают, что до двух третей от общего объема молока производят не крупные хозяйства, а обычные сельчане.

Саткан Умурзаков рассказал, что в качестве господдержки семи молочным фермам по ЗКО в 2019 году было выплачено 23,2 млн тенге в виде субсидий на удешевление стоимости производства молока (в 2018 году эта сумма была вдвое больше – 45 млн тенге, в 2017 году – 52 млн тенге). Двум сельхозкооперативам, которые занялись производством молока только в этом году, на эти же цели выделено 2,8 млн тенге (они освоили 1,46 млн тенге). Государственная поддержка молочным фермам на приобретение племенного молодняка в этом году составила 21,3 млн тенге, из них хозяйства освоили 14,1 млн тенге (в 2018 году на тот же племенной скот субсидий было выделено втрое меньше – 7,4 млн тенге).

При этом отметим, что в 2019 году из мер государственной поддержки была исключена статья расходов фермерских хозяйств «На ведение селекционной племенной работы с маточным поголовьем», в то время как за 2018 год на эти работы фермеры получили из бюджета 19,9 млн тенге, в 2017 году – 23,5 млн тенге.

Нужен научный подход

Доцент кафедры биотехнологии, животноводства и рыбного хозяйства, кандидат сельскохозяйственных наук Серимбек Абугалиев отмечает, что в ЗКО в год одна корова в среднем дает 1,5–1,8 тыс. кг молока. В целом по Казахстану средние показатели по молоку на ту же корову – 2,3 тыс. кг в год, а в хозяйствах, разводящих племенных коров, – 4,5 тыс. кг. По его словам, низкие показатели связаны с тем, что в области нет сельскохозяйственных угодий с хорошей, сочной травой, таких, как в Алматинской области, Павлодаре и Костанае. При этом ученый уверен, что хороших результатов по производству молока можно добиться и в ЗКО при соблюдении ряда условий.

Так, по его словам, никто не отменял простую истину, что «молоко у коровы – на языке». 

«Молочный скот должен круг­лый год получать хорошие корма однотипного рациона и содержаться в стойле», – объясняет г-н Абугалиев.

Как все происходит на деле? С весны и до осени наши коровы на пастбище едят зеленую траву, дают неплохие надои молока – 20–25 л в день. Осенью и зимой хозяева переводят их на грубые корма – сухое сено, и надои падают до 10 л в день.

По словам Серимбека Абугалиева, технологию получения хороших надоев молока в течение года уже давно (в 70-х годах прошлого столетия) изобрел итальянский ученый Луиджи Альбертини, который круглый год обеспечивал Рим молоком. Коров на своей ферме он держал на привязи и постоянно кормил вяленым сеном.

В наших реалиях процесс вяления травы затратен, поэтому для молочных ферм ученые разработали другую технологию кормления скота: сено, сенаж и силос. Г-н Абугалиев подчеркивает, что для того чтобы получать свой силос, в области необходимо возрождать орошаемые земли для выращивания кукурузы и люцерны. По его словам, для фермеров области также нужен свой комбикормовый завод, который бы обеспечивал все хозяйства концентрированными зерновыми кормами. 

Нет вложений – нет молока

По мнению ученого, на молочных фермах обязательно должен содержаться чистопородный скот. При этом обязательное условие для молочных ферм – искусственное осеменение скота, чтобы не возникало ситуаций, когда корова остается яловой и перестает доиться. При соблюдении всех условий, уверен Серимбек Абугалиев, одна корова может давать не менее 5 тыс. кг молока в год. При таком раскладе экономически эффективным может быть даже небольшое хозяйство, где содержится 200 и более голов коров молочной породы.

«Но фермеры ЗКО не хотят вкладывать деньги в производство, покупать породистый скот, сотрудничать с учеными в плане улучшения показателей своих хозяйств. Они работают по старинке, отсюда и низкие показатели по молоку. Поэтому будущее за крупными хозяйствами», – заключает Серимбек Абугалиев. 

Ученый заявляет, что и субсидии, которые дает государство для поддержки молочного производства, не стимулируют фермеров, а, наоборот, вводят их хозяйства в состояние стагнации. Сейчас, по его словам, субсидии выплачиваются исходя из количества коров на молочной ферме: больше скота – больше сумма господдержки. По его мнению, эффективнее было бы, если бы субсидии выплачивали за внедрение новых технологий – содержание высокопродуктивных коров, обеспечение их высокопитательными кормами.

«Еще одна проблема для фермеров – рынок сбыта молока. Сейчас в области есть несколько крупных молокоприемных пунктов, которые диктуют условия и цены. В этом плане молокопроизводителям также нужна поддержка – на их продукцию должна быть фиксированная цена, которая зависит только от жирности молока», – считает Серимбек Абугалиев.

молоко.jpg


577 просмотров

Законодательные инициативы Комитета госдоходов насторожили карагандинских бизнесменов

Предприниматели считают, что новые нормативные правовые акты серьезно усложнят их деятельность, если вообще не приведут к ее прекращению

Фото: Shutterstock

Речь идет о Правилах реализации пилотного проекта по совершенствованию администрирования НДС и Методических рекомендациях о некоторых вопросах признания сделок недействительными. Пилотный проект должен был вступить в силу 18 октября 2019 года. Вместе с тем на практике сотрудники органов госдоходов еще в сентябре начали блокировать электронные счета-фактуры (ЭСФ) налогоплательщиков, относящихся к зоне высокого риска, а также без обращения в суд исключать из зачетов и вычетов НДС.

Изменения в законодательстве призваны ограничить деятельность неблагонадежных поставщиков. Однако бизнесмены опасаются, что в черный список ошибочно могут попасть и их добросовестные коллеги, а это обернется проблемами, так как за невыписку электронного ЭСФ в течение 15 дней грозит штраф. 

Хороши ли критерии? 

С 2019 года налоговые органы применяют систему управления рисками. Присвоение предпринимателю той или иной степени зависит от соответствия определенным критериям – неконфиденциальным и конфиденциальным. К ним относятся налоговая нагрузка, среднемесячная заработная плата на одного работника, использование контрольно-кассовых машин с функцией передачи данных, выписка счетов-фактур в электронном виде, наличие основных средств, размер оборота.

Попадая в высокую зону риска, предприниматель автоматически оказывается в числе проверяемых объектов. Если в течение пяти дней он не реагирует на полученное уведомление, то, согласно нововведениям, ему ограничивают доступ к информационной системе ЭСФ. Таковых в Карагандинской области уже насчитывается 149, и в будущем, судя по настроенности налоговых органов, станет только больше.

По мнению директора Ассоциации налогоплательщиков и бухгалтеров Сары Жунусовой, требования системы управления рисками сложно назвать корректными. 

«По сведениям сайта Комитета государственных доходов, в 2019 году в список проверяемых объектов по всему Казахстану попали 1858 организаций. 78% из них – субъекты малого и микробизнеса, которые не могут установить для своих сотрудников заработную плату в размере 120 тыс. тенге (данное требование действует для торговых организаций в Карагандинской области. – «Курсив»), выписать электронный счет-фактуру, потому что находятся там, где нет возможности сделать это, начать своевременно использовать онлайн-ККМ. Претендентами на попадание в этот список также являются владельцы малого бизнеса, которые работают в упрощенном режиме. Поскольку такие налогоплательщики в основном не ведут бухгалтерский учет и не оприходуют товар, у органов госдоходов могут возникнуть вопросы, когда они продадут товар, который формально отсутствует на складе. Поэтому, прежде чем блокировать электронные счета-фактуры, необходимо провести инвентаризацию остатков», – считает профессиональный бухгалтер. 

Г-жа Жунусова полагает, что определенная часть «заблокированных» предпринимателей получила такое наказание незаслуженно. Но поскольку доказать свою правоту сложно, многие из них, скорее всего, предпочтут приостановить ИП или открыть новое. 

Умный в гору не пойдет

С точки зрения президента Казахстанской ассоциации предпринимателей Ермека Абильдина, налоговики наделили себя несвойственными полномочиями. 

«Организация, которая выписывает ЭСФ, относит на вычеты свой НДС – 12%. Например, предприятие заработало 10 млн тенге и, соответственно, отнесло на вычеты 12% – 1,2 млн. Уже неплохая сумма. А если речь идет о миллиардных оборотах? Конечно, есть предприниматели, которые пытаются обманным путем снизить налоговую нагрузку. Их нужно привлекать к ответственности, но законными методами. Согласно Налоговому кодексу налоговые органы не вправе блокировать ЭСФ. Однако они присвоили себе такое право путем принятия подзаконных актов, которые утверждаются приказом министра финансов и не согласуются в мажилисе парламента», – комментирует г-н Абильдин. 

Похожей позиции придерживается и юрист Ботагоз Садуова, представляющая интересы Ассоциации застройщиков Карагандинской области. 

«Допустим, я поставщик, у которого нет активов. Пока я нахожусь в командировке, мне выставляют уведомление, на которое я физически не могу ответить, – пять дней для этого мало. Мне блокируют ЭСФ и тем самым приостанавливают мою предпринимательскую деятельность. Покупатель тоже страдает, так как не может отнести в зачет НДС и получить товар. Сделка полностью рушится: налоговая взяла на себя функции правоохранительных органов. Чтобы так делать, нужно законодательно прописать, кто такой неблагонадежный поставщик, а не основываться на предположениях. Бизнес должен это четко знать, он не может играть на непонятном поле», – убеждена правовед. 

Было бы желание 

Как говорит руководитель управления администрирования косвенных налогов ДГД по Карагандинской области Серик Мукеев, правила и методические рекомендации пойдут бизнесу только на пользу.

«Когда мы признаем регистрацию неблагонадежных поставщиков недействительной в суде, их контрагенты в последующем нужно убрать из зачета НДС. Поэтому мы уже сегодня блокируем выписку ЭСФ, чтобы действующий налогоплательщик завтра не пострадал», – поясняет г-н Мукеев.

По его словам, внимание налоговых органов в первую очередь привлекают компании с большими оборотами и большими рисками, которые на поверку оказываются обнальными. Опасения предпринимателей по поводу ошибочного отнесения в зону высокого риска или блокировки ЭСФ не имеют под собой оснований, поскольку ввиду многоступенчатого контроля это просто невозможно.

«Информационную систему ЭСФ разработали, чтобы увидеть происхождение товара или услуги. Она интегрируется с другими программами, таможенными например. Прежде всего это прозрачность. Если вы не имеете на балансе транспорта, но реализуете транспортные услуги, то, следовательно, сами должны приобрести их у кого-то, а мы – увидеть это по другим электронным счетам-фактурам. То же самое и с приходом: если вы реализуете товар или услугу по НДС, то и приход должен быть по НДС», – подчеркнул сотрудник органов госдоходов. 

Серик Мукеев также уточнил, что заблокированные налогоплательщики имеют возможность доказать свою благонадежность. Однако за последнее время ею воспользовались только два предпринимателя из 149, которые сдали дополнительные декларации. В последующем их разблокировали. 

«Это произошло не по ошибке налогового органа, а по ошибке налогоплательщиков: они неправильно оформили свою отчетность», – резюмировал он.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций