Перейти к основному содержанию

16294 просмотра

Почему бизнесменам невыгодно заниматься производством мебели

Предприниматели отмечают, что в стране нет сырьевой базы

Фото: Shutterstock

Производители мебели в Казахстане сталкиваются с рядом проблем – в стране отсутствует сырьевая база, нет разработанных для мебельного производства регламентов стандартизации. Но настоящей головной болью для законных изготовителей мебели остаются так называемые черные цеха, бороться с которыми практически невозможно.

Это сейчас Ирина Беляева – руководитель самой крупной сети мебельных гипермаркетов и производственных цехов в Мангистауской области, а в 90-е годы она с мужем торговала на рынке тканями. 

«В какой-то момент пришла к выводу, что не хватает масштаба. Тогда решено было заняться мебелью, так как в то время мебели в Актау вообще не было. Мы привезли ее из Актобе, муж собирал в квартире, а я продавала через объявления в газете. И только в 1995 году мы открыли первый мебельный магазин в здании бывшего детского сада», – рассказывает Ирина Беляева. 

Сначала предпринимательница привозила только готовую мебель, а в 2010 году поехала в Китай – там на границе встали контейнеры с ее товаром – и встретила бизнесменов из Шымкента, которые закупали оборудование для мебельного цеха. 
«Я сказала, что тоже хочу, и тут же купила оборудование. Приобрела его на те средства, которые были заработаны от продажи мебели. Так был открыт первый цех в Актау. До нас в городе было производство мебели, но к тому моменту цех разорился, и мы стали единственными», – говорит Ирина Беляева. 

Подпольные цеха

Сейчас у бизнес-леди сеть розничных гипермаркетов мебели и товаров для дома в Мангистау­ской области, цех по производству мебели на заказ, интернет-магазин, служба доставки, широкий штат сборщиков, собственные склады и мебельная школа – единственный в Актау подобного рода учебный центр. В 2017 году предприятие произвело продукции на 140 млн тенге, в 2018 году – на 150 млн тенге, а за семь месяцев этого года – на 92 млн тенге. В планах Ирины Беляевой – покорять другие регионы Казахстана. В ближайшее время свой гипермаркет мебели и товаров для дома бизнесвумен планирует открыть в Нур-Султане. Конкурентов с аналогичным «набором» у бизнес-леди в регионе нет, зато есть много вопросов по мелким черным цехам. 

«Таких по городу больше сотни. Это больная тема для честных производителей, которых в Актау не так уж много – не соберется и двух десятков. Я поднимала вопрос на республиканском уровне, но пока безрезультатно. Мы платим налоги, социальные отчисления, за сертификацию, а те, кто что-то пилит и строгает в гаражах, не отвечают ни за что. Конкурировать с ними тяжело – затрат у нас гораздо больше», – говорит Ирина Беляева. 

Сколько мебельных цехов зарегистрировано в Мангистауской области, в управлении предпринимательства области сказать не могут. Мебельное производство просто входит в сектор обрабатывающей промышленности. А сколько в городе и области работает подпольных цехов по изготовлению мебели – тем более никто не знает.

«Сами предприниматели должны писать в налоговые органы и просить принять меры в отношении таких подпольных цехов. Говорят, что их много, но учет никто не ведет. Сказать, что они как-то влияют на развитие бизнеса, у нас нет оснований. В тендерах они не участвуют, выполняют частные заказы. И даже если мы зайдем в какой-то гараж, где занимаются изготовлением мебели, человек скажет, что он делает мебель для себя, и никто ему запретить этого не может», – прокомментировал заместитель директора Палаты предпринимателей «Атамекен» Мангистауской области Амиргали Жанаев

Между тем в прошлом году в отдел по защите прав потребителей поступило три жалобы от граждан на недобросовестную работу производителей мебели. Люди сетуют на нарушенные сроки поставки, отказ в обмене или возврате изготовленной мебели.

«Была также жалоба на то, что до конца работу не сделали, а деньги взяли. И до них заказчик не мог дозвониться. Мы разъясняем права потребителей, иногда просят помочь в составлении иска или досудебной претензии», – говорит главный специалист отдела по защите прав потребителей департамента Комитета по регулированию естественных монополий и защите конкуренции Мангистауской области Аялы Кымылдаш.

Выгоды нет 

Ирина Беляева отмечает – заниматься производством мебели в Казахстане становится невыгодно. В стране нет сырьевой базы – сырье везут из России и Беларуси, нет технологий и специалистов, не разработаны регламенты стандартизации продукции, проблемы с тендерами. Для того чтобы решить хотя бы часть проблем, производителям мебели в Мангистау не раз предлагали создать ассоциацию. 

«Мы несколько раз пытались их (производителей – «Курсив») собрать, они на словах соглашаются, но на реальные шаги не идут. Они могли бы от ассоциации решать вопросы местного содержания, госзакупок, разобраться с проблемами сертификации, выступать в комиссиях, защищать интересы мебельщиков, но пока сильного рвения и заинтересованности у них нет», – считает заместитель акима города Актау Тимур Садвакасов.

1184 просмотра

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработали Молочный союз Казахстана, Комиссия ООН по продовольственной безопасности и Евразийский банк реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance