Перейти к основному содержанию

1707 просмотров

Нефтяники просят отменить уголовное наказание за сжигание попутного газа

В Казахстане ожидаются значительные изменения в экологическом законодательстве

Фото: Shutterstock

Одно из главных новшеств состоит в том, что теперь власти намерены отказаться от тотального экологического регулирования и заострить внимание на деятельности крупных природопользователей. При этом будут внесены поправки и в правила проведения оценки воздействия на окружающую среду.

По опыту других стран

Правительство Казахстана уже в этом году планирует внести на рассмотрение парламента проект новой редакции Экологического кодекса. Ранее приказом министра энергетики была создана рабочая группа, в которую вошли представители ассоциаций, промышленных компаний и других заинтересованных лиц. На данный момент проект Экологического кодекса и сопутствующие ему законопроекты разработаны и проходят стадию обсуждения с общественностью и бизнесом.

«Главным направлением совершенствования экологического законодательства является реализация экологического принципа «загрязнитель платит», – отметил, выступая на общественных слушаниях, прошедших в Атырау, председатель Комитета экологического регулирования и контроля Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК Зулфухар Жолдасов. Он пояснил, что после принятия нового кодекса предприятия-природопользователи сами будут восстанавливать ущерб, нанесенный ими экологии. То есть их ответственность не ограничится только платой за эмиссии в окружающую среду. Кроме того, предприятия должны расходовать на природоохранные мероприятия столько же средств, сколько они потратили на плату за эмиссии, ставки которой еще будут повышены.

По словам чиновника, сейчас платежи за эмиссии поступают в местный бюджет, но из них максимум 10% тратится на восстановление окружающей среды. Как правило, акиматы используют эти деньги на строительство дорог, школ и других объектов. «В бюджетном законодательстве мы инициируем полное возвращение этих денег на экологические нужды», – пояснил г-н Жолдасов. При этом он отметил, что все планируемые изменения в законодательстве основаны на опыте развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

инфографика 1.png

С заботой о флоре и фауне

Также одно из новшеств Экологического кодекса касается проведения оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС). Теперь природопользователи должны будут учесть предельно допустимые нормы воздействия не только на здоровье человека, но и на животных и растительность.

«Например, у ТШО санитарная зона составляет семь километров. Задача компании – достичь безопасности для организма человека в этом ареале. Мы предлагаем к этому параметру добавить возможность принятия на себя ответственности за воздействие на все живые организмы. То есть теперь будет учитываться воздействие и на растения, и на животный мир», – отметил спикер.

К тому же разработчики нового Экологического кодекса предлагают вместо регулирования большого количества природопользователей сфокусироваться на деятельности крупнейших предприятий-загрязнителей. «Во всем мире 80% загрязнений приходится на 20% загрязнителей», – отмечает Зулфухар Жолдасов и добавляет, что основная работа будет вестись как раз с крупными предприятиями.

Например, как сообщил руководитель управления природных ресурсов и регулирования природопользования Атырауской области Кадыржан Арыстан, из 200 тыс. тонн вредных веществ, выбрасываемых в год предприятиями региона, 194 тыс. тонн приходится на 16 крупных компаний. В целом по республике, по данным Жолдасова, планируется составить список 50 таких крупных предприятий-загрязнителей.

Внезапная проверка

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК намерено вернуть право уполномоченного органа проводить внезапные проверки предприятий. Сейчас для этого необходимо запрашивать разрешение прокуратуры. Зулфухар Жолдасов привел в пример аварию на месторождении Каламкас компании «Мангистаумунайгаз», где произошла разгерметизация скважины, а потом и пожар. Видеоролики с места происшествия уже несколько часов гуляли по интернету, а уполномоченный орган не мог посетить предприятие, поскольку ждал разрешения надзорного ведомства. Однако такие проверки не нравятся нефтяникам.

«Наши объекты относятся к опасным. Если будут внезапные проверки еще и с участием общественников, а они должны пройти все курсы по сероводороду, по технике безопасности, то как вы будете этот вопрос решать?» – спросила представитель «Норт Каспиан Оперейтинг Компани» Юлия Агай.

«Бизнес обычно не хочет, чтобы общественность участвовала в наших проверках, и мы это знаем», – отметил Зулфухар Жолдасов, но добавил, что, несмотря на это, общественники будут принимать участие в проверках, и операторам придется провести их обучение технике безопасности. Представитель другого крупного нефтегазового оператора, ТОО «Тенгизшевройл», Алия Аристанбаева предложила председателю Комитета экологического регулирования и контроля при внесении поправок в сопутствующие законодательные нормы отменить статью 329 Уголовного кодекса РК, где говорится об ответственности за загрязнение атмосферы.

«Сжигание газа производится для того, чтобы предотвратить аварии или катастрофы. И сейчас, если размер штрафа превышает определенную сумму, то ответственных лиц привлекают к уголовной ответственности», – говорит она и отмечает, что такая норма отпугивает потенциальных инвесторов от участия в добыче нефти. Однако Зулфухар Жолдасов напомнил, что на данный момент ни одного нефтяника не привлекали к уголовной ответственности за сжигание попутного газа, а чтобы привлечь человека к уголовной ответственности, недостаточно совершенного нарушения. «Почему не возбуждается уголовное дело? Потому что не доказывается преступный умысел. И ваши опасения исключаются. Если у вас нет намерения отравить людей, то вы не подпадаете под эту статью. Она должна оставаться для тех, кто имеет такой умысел», – считает чиновник.

При этом, как сообщил недавно в ходе совещания по проблемам развития нефтегазового комплекса министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев, в последние годы в республике наблюдается уменьшение эмиссий нефтегазовых компаний в атмосферу за счет сокращения объемов сжигаемого газа. За период с 2006 по 2018 год объемы сжигаемого газа снижены в четыре раза. В целом, по данным ведомства, за 2018 год в республике было зафиксировано более 2,7 тыс. случаев высокого загрязнения и 241 случай экстремально высокого загрязнения атмосферного воздуха. Отметим, выше приведена только часть поправок, которые планируется внести в экологическое законодательство.

banner_wsj.gif

1779 просмотров

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif