Перейти к основному содержанию

4582 просмотра

Мукомолы Казахстана теряют среднеазиатский рынок

На афганском рынке их теснит главный импортер нашего зерна – Узбекистан

Фото: Shutterstock.com

За последние годы значительно сократился экспорт муки и выросли поставки пшеницы из Казахстана в Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. 

О тревожной ситуации в мукомольной отрасли Южного Казахстана заявили в Палате предпринимателей Шымкента. По данным палаты, в Шымкенте простаивают около 70% мукомольных предприятий. Помимо высокой стоимости пшеницы, в этом году это связано с уменьшением объемов внешнего рынка сбыта.

Импортеры-конкуренты 

Как рассказал «Курсиву» эксперт отдела сопровождения проектов Палаты предпринимателей Шымкента Бауыржан Бердалиев, анализ развития мукомольной отрасли Казахстана свидетельствует о значительном снижении объемов экспорта муки в Таджикистан за последние пять лет – на 73,3% и в Узбекистан – на 26,7%. При этом поставки зерна в Таджикистан выросли с 773,7 тыс. т до 1 млн т, в Узбекистан – ­­с 1 млн т до 2,3 млн т.

Более того, как констатировал эксперт, импортеры казахстанской пшеницы становятся нашими конкурентами на мировом рынке муки. Так, Узбекистан, на который приходится 71,1% от всего экспорта пшеницы Казахстана, перехватывает основного зарубежного покупателя нашей муки – Афганистан. 

По представленным Бауыржаном Бердалиевым данным со ссылкой на trademap.org, в прошлом году Казахстан экспортировал в Афганистан муки на $285,9 тыс. (в 2017 году – на $324,9 тыс.). А Узбекистан – на $267,3 тыс. (в 2017 – 0), нарастив объемы экспорта муки в ИРА, начиная с 2014 года, более чем в 10 раз. При этом наш южный сосед импортировал в прошлом году 2,3 млн т казахстанского зерна, а муки – 657,8 тыс. т. 

«Фактически они сейчас сравнялись в экспортных объемах поставок муки в Афганистан с Казахстаном. А ведь цифра в $267,3 тыс. могла быть нашей. За год мы потеряли этот объем, так как Узбекистан увеличивает экспорт муки в Афганистан на нашем сырье, которое мы могли бы переработать сами», – отметил эксперт. 

Казахстанские производители уже не раз заявляли, что узбекистанские компании продают в Афганистан муку, изготовленную из закупленного у нас зерна. По некоторым данным, экспортируемая узбекистанцами мука почти наполовину сделана из казахстанского сырья. Ввиду высокой стоимости железнодорожного транзита, ограничений на импорт муки и тому подобного, казахстанская готовая продукция выходит дороже и не может конкурировать с узбекистанской.

«Вкупе с дорогой пшеницей эти факторы делают мукомольный бизнес в Казахстане нерентабельным. Из-за этого сейчас и простаивают многие предприятия», – резюмировал Бауыржан Бердалиев.

В Узбекистане мука дешевле

Президент Союза мукомолов Южного Казахстана, соучредитель и член правления Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Мукан Абдиев в интервью «Курсиву» отметил, что проблемы, которые приводят сегодня к сокращению рабочих мест, остановке производства и другим неприятным последствиям, копились годами.

«Вследствие применения ограничительных мер на муку традиционными странами-импортерами снижается ее экспорт из РК, увеличивается только экспорт сырья – пшеницы. Наращивание собственных мощностей и введение ими выгодных для отечественных производителей преференций и нетарифных ограничений создают для казахстанских предприятий неравную конкурентную среду. В этом году ситуацию усугубляет низкая урожайность пшеницы, особенно в Костанайской области. Соответственно старт урожая 2019 года начался с высокой цены. Поэтому мы прогнозируем спад казахстанского экспорта», – сказал Мукан Абдиев.

Он подчеркнул, что одной из многолетних проблем также является невозврат мукомольным предприятиям НДС. По словам эксперта, этот вопрос обсуждался с различными министерствами много раз, но так и остался нерешенным. А это очень сильно влияет на деловую активность, экспортный потенциал и конкурентоспособность.  

Глава Союза мукомолов считает, что конкуренция казахстанских производителей с Узбекистаном на афганском рынке будет нарастать. «Преимущества на их стороне. При ввозе зерна по давальческой схеме они не платят импортный НДС. 

Большая разница в транзитных и внутренних тарифах на транспортировку муки через территорию Узбекистана – в пределах $25 за тонну – также значительно влияет на продажи и уровень маржи, который бы позволил поддерживать предприятия и развивать их», – пояснил спикер. 

Расширять и сохранить

При этом он уверен, что рынок Средней Азии и Афганистана ввиду высокого качества производимой нашими переработчиками муки, многолетнего опыта и других преимуществ, Казахстан все же не потеряет. Рынок продаж муки в Китай, к которому в последние годы проявляют интерес казахстанские мукомолы, собеседник также признает перспективным. Но предупреждает, что здесь не все просто. Поставки муки в Китай идут по квотам, поэтому экспортерам необходимо выдержать определенные требования.

По данным спикера, на сегодня в реестре предприятий, которым разрешен ввоз продукции в КНР, более 30 мукомольных компаний Казахстана, а по итогам прошлого маркетингового года туда было завезено всего 35 тыс. т муки. «Это – очень маленькая цифра. Так что тенденция наращивания экспорта в этом направлении есть, и его надо развивать. В то же время важно сохранить наши традиционные рынки», – считает глава Союза мукомолов. 

По его словам, прошлый сельхозгод для мукомолов Казахстана был сложный: многие предприятия простаивали, кто-то работал на четверть или треть мощности, кто-то от сезона до сезона. «По данным наших коллег, в Карагандинской области из 24 мельниц работало всего 10, простаивали предприятия в Костанае и других регионах. В этом году тоже будет очень сложно, уже идет спад производства и экспорта. Сужение рынков сбыта, дороговизна сырья, которая отразится на стоимости конечной продукции, очевидно, приведут к снижению объемов продаж и потребления муки. Число мукомольных компаний в Казахстане будет снижаться, их работа будет останавливаться, если так ничего и не будет предпринято для поддержки мукомольной отрасли», – предполагает г-н Абдиев.

Как он добавил, механизмы и пути решения проблем в этой сфере предлагались много раз, но пока ничего не изменилось. К слову, в числе первостепенных шагов мукомолы неизменно указывают на применение зеркальных мер к странам-экспортерам, которые ввели ограничения на импорт казахстанской муки.

8941849.jpg

Слово экспертам 

Евгений Ган, президент ОЮЛ «Союз зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана»: «Говоря о мукомольной отрасли, мы сразу начинаем говорить об экспорте. Это неслучайно, так как мы отправляем на экспорт 2,3 млн тонн муки в год. И любые изменения на внешнем рынке напрямую касаются жизнеспособности отрасли. Следует признать, что на внешнем рынке она давно стагнирует.

Причина в том, что на внешнем рынке у нас сложился целый ряд системных проблем. Причем по большому счету это даже не проблемы мукомолов – это проблемы государства. У нас нет четко сформулированной внешней торговой политики. По крайней мере, не было до последнего времени. Надеемся, что с созданием Министерства торговли и интеграции будет уделяться больше внимания такой экспортоориентированной отрасли, как мукомольная, и, соответственно, будет больше системных мер поддержки.

Как уже много раз говорилось, так как мы сами продаем муку и зерно, наши импортеры теперь предпочитают покупать зерно и создают нам проблемы при торговле мукой. Ограничительные меры на ввоз муки, высокий тариф на транзит через территорию Узбекистана, плюс к этому систематический хронический невозврат НДС, который подрывает экономику наших предприятий – все эти многолетние проблемы делают нашу муку неконкурентной.

А в этом году еще накладывается ситуация с урожаем. Делать какие-то точные оценки, наверное, рано. Но очевидно, что урожай будет намного меньше, чем в прошлом году. Насколько намного, зависит от погоды. В общем, есть опасения за качество и объем зерна.

В целом ситуация в мукомольной отрасли очень тяжелая. И мы считаем, что для ее изменения нужно принимать какие-то кардинальные меры. Мы теряем среднеазиатский рынок муки, но возможность его удержания есть. Если примем зеркальные меры к странам, которые используют нетарифные ограничения, и системные меры поддержки наших производителей. Если же ничего не будем делать, то отрасль будет и дальше стагнировать. В первом полугодии 2019 года мы уже потеряли около 22% экспорта от прошлогоднего объема. И боюсь, что во втором полугодии эта тенденция сохранится.

Что касается сокращения количества мукомольных предприятий в стране, то, с одной стороны, это нормальный процесс: кто-то уходит, идет концентрация рынка. Но когда уходят с рынка из-за внутренней конкуренции – это одно, если же из-за потери рынков – это совсем другое. К сожалению, вторая причина стала преобладать: емкость рынков сокращается».

484 просмотра

От лизинга мебели – к бизнесу лизинга

Казахстанский производитель мебели использовал лизинговые технологии, чтобы спастись от влияния кризиса

Фото: Shutterstock.com

Компания Tornadoplus, производитель корпусной мебели, внедрила инструмент лизинга для расширения продаж собственной продукции. Наработанные методы взаимодействия с клиентами заставили Игоря Проценко, владельца компании, задуматься о применении лизинга и на других рынках. Наибольшие перспективы предприниматель видит в фитнес-индустрии. 

В 2016 году рынок мебели погрузился в кризис. Потребление сократилось на 30% в сравнении с 2014 годом, когда мебельная промышленность достигла пика производства. В деньгах за 2014–2016 годы рынок упал на 24%. Низкие продажи повлекли закрытие 30% производственных предприятий. Внедряя в этот момент лизинговые продажи мебели, – впервые на этом рынке в Казахстане, – компания Tornadoplus рассчитывала нивелировать для себя последствия кризиса. 

Проценко попытался привлечь к финансированию лизинговых операций банки, но они отказались. Главная особенность лизинга состоит в том, что до полного выкупа имущества владение закреплено за продавцом. Но бывшая в употреблении мебель выступать залогом для банка не могла. Поэтому Tornadoplus разработала собственную лизинговую программу.

Основой послужил стандартный банковский договор лизинга, который доработали с учетом знания рынка и проблем, с которыми можно столкнуться. К примеру, в документ внесены личные гарантийные обязательства акционеров компании-покупателя. Другой способ снижения рисков – ограничение суммы сделки, она не может быть больше 20 млн тенге. 

Разрабатывая программу, Игорь Проценко понимал, что продукт должен быть востребован на рынке B2B. Наиболее перспективно выглядели частные учебные заведения. К примеру, в 2016 году только в Алматы работало около 200 частных детских садов, 80% которых испытывали потребность в новой мебели. 

Сотрудничество начинается с заявки, которую клиент оставляет на сайте компании. Tornadoplus с согласия контр­агента собирает и анализирует доступную информацию о нем. На принятие решения уходит в среднем две недели. Договор лизинга возможен на срок от года до трех, первоначальный взнос – от 20 до 40%, годовые проценты по лизингу – от 0 до 18%. График платежей строится с учетом сезонных спадов. 

За три года, говорит Игорь Проценко, клиентами программы пожелали стать 40 компаний, с половиной из них были заключены договоры лизинга. Ни одного дефолта допущено не было. «Эта программа была жестом отчаяния в разгар кризиса мебельной отрасли, но спасательным кругом для нас она не стала, – говорит Игорь Проценко. – Зато теперь, когда мебельный рынок пошел в рост, мы будем использовать этот опыт как дополнительное конкурентное преимущество». 

В руках у предпринимателя оказался универсальный финансовый инструмент для любого рынка. Банковские лизинговые программы ориентированы на крупное промышленное производство, а в сфере малого и среднего бизнеса никто подобные инструменты в стране не применяет. 

Что связывает мебель и фитнес-индустрию

Новый бизнес Игоря Проценко – «Самал Лизинг Текнолоджиз». Директор компании Алия Саиди в силу собственных компетенций определила наиболее перспективный для лизинговых технологий рынок: фитнес-индустрия. 

У Алии Саиди – большой опыт в индустрии фитнеса, она участвовала в развитии таких известных фитнес-брендов, как Fitnation, Luxor, Classis, Fightclub в Казахстане, Magneto и Aqquafirst в России. Эксперт говорит, что текущее проникновение фитнеса в Казахстане – минимально. Для Алматы этот показатель составляет 3%, для регионов – не более 1%. В то же время в Москве фитнесом увлечены 8% населения, в Лондоне и Нью-Йорке – 20%, а рекордсмен по этому показателю Барселона – 34% ее жителей регулярно посещают фитнес-залы.

Причин, почему в Казахстане такое низкое проникновение фитнеса, много, но одной из основных Саиди считает низкий уровень готовности индустрии в целом. Это совокупность показателей: от дефицита квалифицированного персонала до низкой компетенции владельцев, слабо представляющих возможные риски бизнеса. По мнению собеседницы, сейчас в Казахстане наступил период массового ухода с рынка некомпетентных игроков. Образующиеся ниши спешат занять крупные отечественные и российские фитнес-бренды. Собственный масштабный фитнес-проект планирует запустить даже крупный игрок из сферы ритейла.

Тренажеры в лизинг 

Сложившуюся ситуацию Алия Саиди называет не кризисом, а качественным перерождением индустрии. Клиенты пойдут туда, где будет лучше обслуживание и спортивные технологии. В этой сфере и видит перспективы «Самал Лизинг Текнолоджиз». 

Для поставок фитнес-оборудования компания заключила договоры с тремя солидными производителями, которые обеспечивают гарантийное обслуживание. 

Сейчас в работе у «Самал Лизинг Текнолоджиз» пять крупных фитнес-проектов: два в Нур-Султане, два в Алматы и один – в Ташкенте. По словам Игоря Проценко, сделки на этом рынке серьезные и требуют тщательной проработки финансового обеспечения, которое может колебаться в пределах от $100 тыс. до более чем $1 млн. 

«В лизинговые программы мы вкладываем весь накопленный опыт и возможности: собственные средства, банковские и частные займы, доход от работающего бизнеса», – говорит Игорь Проценко. Главными проблемами он считает невысокий уровень доверия к лизингу в Казахстане и короткие сроки финансирования. В России лизинговые программы возможны на срок до семи лет. В Казахстане стоимость денег и общее экономическое положение не позволяют запускать программы на срок более трех лет.

Комплексный подход увеличивает доход

Современное спортивное оборудование при должном уходе служит около 10 лет. Сами по себе тренажеры, даже очень качественные и современные, не гарантируют успех фитнес-зала. Поскольку прибыльность лизингового бизнеса напрямую зависит от жизнеспособности компаний-клиентов, «Самал Лизинг Текнолоджиз» проповедует комплексный подход. Перед заключением лизингового соглашения Алия Саиди консультирует клиентов по всем вопросам ведения бизнеса. «Конечно, консультации – это часть нашей прибыли, – признается Алия. – Но так мы показываем, что в успехе бизнеса клиента мы заинтересованы так же, как и в сохранении своей репутации».

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций