Перейти к основному содержанию

4670 просмотров

Как Казахстану эффективнее зарабатывать на своей нефти

И что нужно для этого сделать

Фото: Shutterstock.com

Похоже, в Казахстане проходит время легких нефтяных доходов и наступает период, когда необходимо прилагать намного больше усилий, чтобы заработать на продаже черного золота. Запасы углеводородного сырья истощаются, а новые месторождения не открываются. Государству придется провести реформу, чтобы не потерять отрасль, которая приносит более 20% ВВП страны. Об этом шла речь на расширенном совещании по вопросам развития нефтегазовой отрасли, прошедшем в Атырау.

Не фонтан

По данным Министерства энергетики РК, с 1991 года, то есть с момента обретения независимости и по сегодняшний день, в Казахстане извлечено 1,5 млрд т нефти и 740 млрд куб. м газа, а общий объем поступлений в Нацио­нальный фонд от нефтегазовой отрасли составил 31,6 трлн тенге. За прошедшие 28 лет уровень добычи нефти вырос в 3,5 раза: с 25 млн т в 1991 году до 90 млн т в 2018-м. При этом пополнение запасов очень низкое и большинство месторождений находятся на поздней стадии разработки.

нефтедобыча в казахстане.jpg

«Например, в Кызылординской области ежегодно наблюдается уменьшение добычи нефти на 1 млн т. В среднесрочной перспективе ожидается сокращение добычи в Актюбинской и Мангистауской областях», – сообщил министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев. По его словам, в настоящее время баланс Казахстана составляет 4,5 млрд т нефти и 1,6 трлн куб. м газа, основная часть которых находится в Атырауской и Мангистауской областях. Из них 79% приходится на месторождения Тенгиз, Кашаган и Карачаганак.

«С начала независимости мы извлекли 1,4 млрд т нефти, а прирост запасов составил 2,1 млрд т. При этом коэффициент прироста составляет 1,5. Этот показатель может показаться высоким, однако он достигнут благодаря Кашагану. Без него коэффициент составил бы 0,9%», – пояснил министр.

К 2025 году ежегодный объем добычи нефти должен составить 105 млн т. До 2030 года производство будет расти благодаря проекту расширения ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО) и дальнейшему увеличению добычи на Кашагане. Затем последует умеренное снижение.

Между тем, как отметил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, процент извлечения нефти в стране остается на уровне 30–35%, что в 2 раза ниже по сравнению с развитыми нефтедобывающими странами.

«Понятно, что эта проблема требует вложений больших инвестиций и научно-технических исследований. Поэтому нужна эффективная система экономического стимулирования. В связи с этим поручаю правительству до конца текущего года совместно с нефтегазовыми компаниями разработать и утвердить дорожную карту по повышению коэффициента извлечения нефти», – сказал глава государства.

Разведка боем

По данным Магзума Мирзагалиева, основная часть зрелых месторождений обеспечивает большую занятость населения, поэтому уже сейчас необходимо активизировать геологоразведку. Так как между открытием и запуском нового месторождения проходит не менее 10–15 лет. Он отметил, что в Казахстане имеются значительные перспективы для новых открытий. 

Геологами выделено 15 осадочных бассейнов с прогноз­ными ресурсами условного топлива до 130 млрд т. Степень изученности осадочных бассейнов ресурсов разная. Например, на территории пяти освоенных бассейнов – Прикаспийского, Устюрт-Бозащинского, Мангыш­лакского, Южно-Тургайского и Зайсанского – необходимо провести исследования на более глубоких горизонтах. Для этих целей можно выделить деньги из госбюджета и стараться привлечь средства инвесторов.

На территории малоизученных бассейнов – Северо-Тургайского, Прииртышского, Аральского, Сыр­дарьинского и Шу-Саксуйского – в силу высокого риска исследование необходимо проводить за счет государства. Министр со ссылкой на мнение геологов сказал, что необходимо дополнительно изучать глубокие подсолевые горизонты прибортовой части Прикаспийского бассейна, где располагаются такие крупные месторождения, как Кашаган, Тенгиз, Жанажол, Кенкияк, Карачаганак и Чинаревское. «Именно там имеется значительный потенциал для крупных открытий», – отметил г-н Мирзагалиев.

Сейчас Министерство экологии, геологии и природных ресурсов совместно с Министерством энергетики и АО «НК «КазМунайГаз» приступило к разработке программы геологической разведки на 2021–2025 годы, где будут указаны площади перспективных участков и необходимые финансовые ресурсы. «В программе особое внимание будет уделено развитию геологической науки с упором на научное сопровождение региональных поисково-разведочных работ, восстановлению материально-технической базы, укреплению связи науки с производством», – рассказал Магзум Мирзагалиев.

Он предлагает определить Институт геологических наук имени Каныша Сатпаева национальным оператором по геологической науке, который будет привлечен для проведения научных исследований.

Нефть, газ и химия

Тем временем одним из наиболее эффективных способов использования углеводородного сырья считается развитие нефтегазохимической отрасли. 

«Объем мирового рынка неф­тегазохимической отрасли достиг $2 трлн и продолжает расти. Экономический рост до 2050 года вызовет, по прогнозам Международного энергетического агентства, увеличение производства первичной продукции нефтехимии в мире на 60%», – говорит председатель правления АО «ФНБ «Самрук-Казына» Ахметжан Есимов.

По его данным, стоимость полиэтилена низкой плотности и готовых изделий из него в 10–20 раз выше стоимости исходного сырья.

К тому же волатильность цен на полимеры в разы ниже, чем на нефть и газ, что обеспечивает более прогнозируемую экспортную выручку. Инвестиции в нефтегазохимию в среднем дают четырехкратный мультипликативный эффект на каждый вложенный тенге.

«Из-за отсутствия таких производств мы попросту теряем большую часть ценнейших компонентов природного газа, таких как этан, пропан и бутан, которые идут на экспорт по цене метана», – говорит глава «Самрук-Казына». Он приводит в пример Саудовскую Аравию, где участникам нефтехимических проектов предоставляются налоговые каникулы в течение 10 лет. А в соседнем Узбекистане отменены таможенные пошлины на ввоз технологического оборудования локализуемой продукции нефтехимии.

Спикер отметил, что в Казахстане на Атырауском НПЗ введен комплекс по производству ароматических углеводородов с ежегодной мощностью до 133 тыс. т бензола и 496 тыс. т параксилола, являющихся базовым сырьем для развития нефтехимии.

Сейчас на территории CЭЗ «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» (НИНТ) в Атырауской области реализуются два якорных проекта по производству полипропилена и полиэтилена суммарной мощностью 1,7 млн т в год, стоимостью $9,1 млрд.

В настоящий момент на проекте по производству полипропилена заказано все основное оборудование, завершена забивка свай, ведутся фундаментные работы. В этом году будет запущена газотурбинная станция, а в 2020 году – установка по очистке воды. Ввод в эксплуатацию завода запланирован на середину 2021 года.

По проекту строительства завода по производству поли­этилена сейчас совместно с австрийской компанией Borealis разрабатывается ТЭО. Ключевой вопрос сегодняшнего дня – подписание инвестиционного соглашения между правительствами Казахстана и ОАЭ, ускорить который порекомендовал президент Токаев.

Нефть и сервис

Между тем, по мнению главы государства, необходимо усилить контроль над реализацией нефтегазовых проектов, поскольку неф­тесервисная индустрия способна стать одним из драйверов роста и диверсификации экономики.

«Увеличивая добычу нефти и газа, мы должны создавать современный нефтесервисный кластер по примеру Норвегии, где доходы от нефтесервиса превысили доходы от экспорта углеводородов», – сказал Касым-Жомарт Токаев. Он считает, что развитие нефтесервиса даст толчок развитию отечественного малого и среднего бизнеса, созданию продуктивных и квалифицированных рабочих мест, локализации производств с высокой добавленной стоимостью.

«Сегодня по проектам трех крупных операторов – ТШО, НКОК и КПО – доля местного производства составляет 34%, а по товарам не превышает 7%. Между тем объем закупок данных компаний составляет 4,6 трлн тенге и около 80% от закупок по всей отрасли», – отметил президент РК.

По его данным, основная часть инжиниринга и строительно-монтажных работ по-прежнему выполняется зарубежными компаниями. Правительству поручено усилить работу по увеличению поставок отечественных товаров и услуг нефтегазовым компаниям. Прежде всего следует увеличить количество местных компаний в инжиниринге и строительстве модульных конструкций. Если необходимо, то нужно внести соответствующие изменения в законодательство.

«Я призываю нефтегазовые компании активнее привлекать местные казахские компании и местных казахских специалистов на проекты», – заключил президент Токаев.

banner_wsj.gif

30298 просмотров

Какой казахстанский бизнес потеряет миллиарды тенге на эпидемии

В условиях чрезвычайного положения замирают целые секторы экономики

Фото: Олег Спивак

Целые секторы экономики замирают в условиях чрезвычайного положения в Казахстане и карантина в Алматы и Нур-Султане. Бизнес ищет варианты работы онлайн, но не для всех это возможно. 

Санитайзеры стали обязательным элементом крупных торговых центров в Казахстане. Но даже ежечасная дезинфекция и тепловизоры на входах не спасают бизнес в условиях карантина. «Информируем вас о закрытии всех ТРЦ сети в целях предотвращения угрозы распространения коронавирусной инфекции» – это объявление на сайте «Меги» появилось позавчера, 17 марта. Днем позже о приостановке деятельности сообщил молл «Апорт».  

Работать на территории торговых центров Алматы и Нур-Султана продолжают только супермаркеты и аптеки.

Бизнес закрывается на карантин

Оценивать влияние ЧП и карантина на казахстанский бизнес большинство опрошенных «Курсивом» экспертов отказались, ограничившись словами «последствия будут, но говорить о них рано».

Они перечислили лишь очевидный набор отраслей, которые пострадают первыми, – это непродовольственный ретейл, общепит, транспорт, досуг, туризм. Сфера оптовой и розничной торговли генерирует самое большое число рабочих мест. По данным статистики, в январе 2020 года этим бизнесом занимались 543,9 тыс. субъектов предпринимательства. Оборот розницы в феврале составил 767,1 млрд тенге. Совокупный вклад торговли в ВВП 2019 года – 11,6 трлн тенге. Вклад рынка услуг по проживанию и питанию в ВВП 2019 года составил 777,7 млрд тенге.

Профессиональные ассоциации, куда мы обратились за комментариями, также затруднились оценить масштаб грядущих потерь. Как удалось выяснить «Курсиву», после введения чрезвычайного положения посещаемость в этих заведениях обрушилась на 75%. Можно предположить, что с ужесточением ограничений до карантина поток посетителей сократится почти до нуля. Стоит заметить, что этот сегмент – один из самых динамично развивающихся, и не только в мегаполисах. По данным сервиса 2ГИС, число заведений общественного питания в Казахстане за последний год выросло на 17%. В пяти крупнейших городах страны число действующих точек общепита достигло 10 тыс. При этом число фреш-баров и кофеен удвоилось – до 4397, вдвое больше стало суши-баров, кофейни и кондитерские выросли на 40%, бары – на 32,8%, число пиццерий увеличилось на 31%. Формат кафе, кулинарий и столовых показал рост на 13%, ресторанов – на 8,3%. Все они с 19 марта в Алматы и Нур-Султане закрыты, карантин предполагает «установление нового режима работы объектов общественного питания по принципу «доставки до клиентов», с усилением санитарно-противоэпидемиологических мер». Некоторые представители этого рынка находят креативные пути для функционирования в условиях карантина – например, винотеки продолжают организовывать дегустации, но проходят они онлайн. 

bizness.jpg

Иллюстрация: Мадина Сапарбаева

Все участники дегустации получают вино на дом и общаются с сомелье через интернет. Сектор искусства, развлечений и отдыха, полностью остановленный карантинными мерами, обеспечивает работой 14 729 предприятий малого и среднего бизнеса. Их вклад в ВВП прошлого года – 502,7 млрд тенге. Госстат приводит статистику оборотов этого рынка в минувшем году: организаторы спортивных мероприятий привлекли 208,9 млрд тенге, организаторы культурно-массовых мероприятий – 54,3 млрд тенге. В целом годовой оборот в этой сфере составил 777 млрд тенге. В области оказания транспортных и складских услуг заняты 97,6 тыс. предприятий МСБ. Их вклад в ВВП минувшего года составил 5,5 трлн тенге. 

К каким последствиям приведут ограничения на перемещения, в компаниях и профильных ассоциациях сказать затруднились. Можно отметить, что интернет-магазины переживают рост числа заказов – для продуктовых онлайн-ретейлеров этот рост стал взрывным, и им сейчас приходится резко масштабировать бизнес, чтобы удовлетворить спрос. Проблемы перечисленных секторов экономики быстро отразятся на общем положении – как минимум одному бизнесу нечем будет платить аренду другому бизнесу. Негативный сценарий от одного из экспертов, который пожелал остаться неназванным, подразумевает цепную реакцию последствий, которая затянет в кризис все секторы экономики, включая и самые крупные. Анализ возможных последствий от введения жестких карантинных мер для экономики Казахстана, как стало известно «Курсиву», сейчас по заданию правительства делают несколько казахстанских аналитиков. 

Reuters со ссылкой на данные статистического ведомства КНР сообщает, что влияние карантина на экономику Китая оказалось следующим: промышленный сектор за февраль сократился на 13,5% (вместо прогнозируемых 1,5%), розничные продажи ужались на 20,5% (предсказывали 0,8%), строительная индустрия потеряла 24,5%. В результате аналитические центры сейчас ужесточают прогнозы, касающиеся влияния коронавируса на глобальную экономику.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif