Перейти к основному содержанию

3769 просмотров

Как Казахстану эффективнее зарабатывать на своей нефти

И что нужно для этого сделать

Фото: Shutterstock.com

Похоже, в Казахстане проходит время легких нефтяных доходов и наступает период, когда необходимо прилагать намного больше усилий, чтобы заработать на продаже черного золота. Запасы углеводородного сырья истощаются, а новые месторождения не открываются. Государству придется провести реформу, чтобы не потерять отрасль, которая приносит более 20% ВВП страны. Об этом шла речь на расширенном совещании по вопросам развития нефтегазовой отрасли, прошедшем в Атырау.

Не фонтан

По данным Министерства энергетики РК, с 1991 года, то есть с момента обретения независимости и по сегодняшний день, в Казахстане извлечено 1,5 млрд т нефти и 740 млрд куб. м газа, а общий объем поступлений в Нацио­нальный фонд от нефтегазовой отрасли составил 31,6 трлн тенге. За прошедшие 28 лет уровень добычи нефти вырос в 3,5 раза: с 25 млн т в 1991 году до 90 млн т в 2018-м. При этом пополнение запасов очень низкое и большинство месторождений находятся на поздней стадии разработки.

нефтедобыча в казахстане.jpg

«Например, в Кызылординской области ежегодно наблюдается уменьшение добычи нефти на 1 млн т. В среднесрочной перспективе ожидается сокращение добычи в Актюбинской и Мангистауской областях», – сообщил министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев. По его словам, в настоящее время баланс Казахстана составляет 4,5 млрд т нефти и 1,6 трлн куб. м газа, основная часть которых находится в Атырауской и Мангистауской областях. Из них 79% приходится на месторождения Тенгиз, Кашаган и Карачаганак.

«С начала независимости мы извлекли 1,4 млрд т нефти, а прирост запасов составил 2,1 млрд т. При этом коэффициент прироста составляет 1,5. Этот показатель может показаться высоким, однако он достигнут благодаря Кашагану. Без него коэффициент составил бы 0,9%», – пояснил министр.

К 2025 году ежегодный объем добычи нефти должен составить 105 млн т. До 2030 года производство будет расти благодаря проекту расширения ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО) и дальнейшему увеличению добычи на Кашагане. Затем последует умеренное снижение.

Между тем, как отметил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, процент извлечения нефти в стране остается на уровне 30–35%, что в 2 раза ниже по сравнению с развитыми нефтедобывающими странами.

«Понятно, что эта проблема требует вложений больших инвестиций и научно-технических исследований. Поэтому нужна эффективная система экономического стимулирования. В связи с этим поручаю правительству до конца текущего года совместно с нефтегазовыми компаниями разработать и утвердить дорожную карту по повышению коэффициента извлечения нефти», – сказал глава государства.

Разведка боем

По данным Магзума Мирзагалиева, основная часть зрелых месторождений обеспечивает большую занятость населения, поэтому уже сейчас необходимо активизировать геологоразведку. Так как между открытием и запуском нового месторождения проходит не менее 10–15 лет. Он отметил, что в Казахстане имеются значительные перспективы для новых открытий. 

Геологами выделено 15 осадочных бассейнов с прогноз­ными ресурсами условного топлива до 130 млрд т. Степень изученности осадочных бассейнов ресурсов разная. Например, на территории пяти освоенных бассейнов – Прикаспийского, Устюрт-Бозащинского, Мангыш­лакского, Южно-Тургайского и Зайсанского – необходимо провести исследования на более глубоких горизонтах. Для этих целей можно выделить деньги из госбюджета и стараться привлечь средства инвесторов.

На территории малоизученных бассейнов – Северо-Тургайского, Прииртышского, Аральского, Сыр­дарьинского и Шу-Саксуйского – в силу высокого риска исследование необходимо проводить за счет государства. Министр со ссылкой на мнение геологов сказал, что необходимо дополнительно изучать глубокие подсолевые горизонты прибортовой части Прикаспийского бассейна, где располагаются такие крупные месторождения, как Кашаган, Тенгиз, Жанажол, Кенкияк, Карачаганак и Чинаревское. «Именно там имеется значительный потенциал для крупных открытий», – отметил г-н Мирзагалиев.

Сейчас Министерство экологии, геологии и природных ресурсов совместно с Министерством энергетики и АО «НК «КазМунайГаз» приступило к разработке программы геологической разведки на 2021–2025 годы, где будут указаны площади перспективных участков и необходимые финансовые ресурсы. «В программе особое внимание будет уделено развитию геологической науки с упором на научное сопровождение региональных поисково-разведочных работ, восстановлению материально-технической базы, укреплению связи науки с производством», – рассказал Магзум Мирзагалиев.

Он предлагает определить Институт геологических наук имени Каныша Сатпаева национальным оператором по геологической науке, который будет привлечен для проведения научных исследований.

Нефть, газ и химия

Тем временем одним из наиболее эффективных способов использования углеводородного сырья считается развитие нефтегазохимической отрасли. 

«Объем мирового рынка неф­тегазохимической отрасли достиг $2 трлн и продолжает расти. Экономический рост до 2050 года вызовет, по прогнозам Международного энергетического агентства, увеличение производства первичной продукции нефтехимии в мире на 60%», – говорит председатель правления АО «ФНБ «Самрук-Казына» Ахметжан Есимов.

По его данным, стоимость полиэтилена низкой плотности и готовых изделий из него в 10–20 раз выше стоимости исходного сырья.

К тому же волатильность цен на полимеры в разы ниже, чем на нефть и газ, что обеспечивает более прогнозируемую экспортную выручку. Инвестиции в нефтегазохимию в среднем дают четырехкратный мультипликативный эффект на каждый вложенный тенге.

«Из-за отсутствия таких производств мы попросту теряем большую часть ценнейших компонентов природного газа, таких как этан, пропан и бутан, которые идут на экспорт по цене метана», – говорит глава «Самрук-Казына». Он приводит в пример Саудовскую Аравию, где участникам нефтехимических проектов предоставляются налоговые каникулы в течение 10 лет. А в соседнем Узбекистане отменены таможенные пошлины на ввоз технологического оборудования локализуемой продукции нефтехимии.

Спикер отметил, что в Казахстане на Атырауском НПЗ введен комплекс по производству ароматических углеводородов с ежегодной мощностью до 133 тыс. т бензола и 496 тыс. т параксилола, являющихся базовым сырьем для развития нефтехимии.

Сейчас на территории CЭЗ «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» (НИНТ) в Атырауской области реализуются два якорных проекта по производству полипропилена и полиэтилена суммарной мощностью 1,7 млн т в год, стоимостью $9,1 млрд.

В настоящий момент на проекте по производству полипропилена заказано все основное оборудование, завершена забивка свай, ведутся фундаментные работы. В этом году будет запущена газотурбинная станция, а в 2020 году – установка по очистке воды. Ввод в эксплуатацию завода запланирован на середину 2021 года.

По проекту строительства завода по производству поли­этилена сейчас совместно с австрийской компанией Borealis разрабатывается ТЭО. Ключевой вопрос сегодняшнего дня – подписание инвестиционного соглашения между правительствами Казахстана и ОАЭ, ускорить который порекомендовал президент Токаев.

Нефть и сервис

Между тем, по мнению главы государства, необходимо усилить контроль над реализацией нефтегазовых проектов, поскольку неф­тесервисная индустрия способна стать одним из драйверов роста и диверсификации экономики.

«Увеличивая добычу нефти и газа, мы должны создавать современный нефтесервисный кластер по примеру Норвегии, где доходы от нефтесервиса превысили доходы от экспорта углеводородов», – сказал Касым-Жомарт Токаев. Он считает, что развитие нефтесервиса даст толчок развитию отечественного малого и среднего бизнеса, созданию продуктивных и квалифицированных рабочих мест, локализации производств с высокой добавленной стоимостью.

«Сегодня по проектам трех крупных операторов – ТШО, НКОК и КПО – доля местного производства составляет 34%, а по товарам не превышает 7%. Между тем объем закупок данных компаний составляет 4,6 трлн тенге и около 80% от закупок по всей отрасли», – отметил президент РК.

По его данным, основная часть инжиниринга и строительно-монтажных работ по-прежнему выполняется зарубежными компаниями. Правительству поручено усилить работу по увеличению поставок отечественных товаров и услуг нефтегазовым компаниям. Прежде всего следует увеличить количество местных компаний в инжиниринге и строительстве модульных конструкций. Если необходимо, то нужно внести соответствующие изменения в законодательство.

«Я призываю нефтегазовые компании активнее привлекать местные казахские компании и местных казахских специалистов на проекты», – заключил президент Токаев.

4293 просмотра

На юге Казахстана свиноводство становится нерентабельным бизнесом

Дефицит проще покрывать поставками мяса из других регионов

Фото: LastShotLife

В Туркестанской области за пять лет в три раза сократилось поголовье свиней – с 17,8 тысяч до 5 тысяч голов. Местные фермеры считают этот бизнес экономически невыгодным в первую очередь из-за высокой стоимости кормов в регионе. Освобождающуюся нишу мясного рынка заполняет импорт свинины из других областей страны.

Дорогой корм

Из 5 тыс. туркестанских свиней 3,2 тыс. голов, по данным местного департамента статистики, обитают в крестьянских или фермерских хозяйствах, подворьях индивидуальных предпринимателей и домашних хозяйствах. И именно этот сегмент производителей свинины заявляет о невыгодности такого бизнеса – корм для животных слишком дорог. 

«У нас на юге нет дешевых добавок – картофеля или свеклы, поэтому корм в основном зерновой. А на одно животное на 100 кг привеса уходит около тонны зерна и отрубей», – рассказывает шестидесятилетний житель пригорода Шымкента Александр Штурм. Раньше он держал у себя на подворье от 50 до 70 голов свиней, сейчас у него нет ни одной. 

Статистика показывает: если на 1 января 2018 года в регионе было официально зарегистрировано шесть крестьянских хозяйств и один индивидуальный предприниматель, занимающиеся разведением свиней, то уже к началу 2020 года крестьянских хозяйств осталось только четыре, правда, нашелся еще один «ипэшник», желающий заняться свиноводством.

Теперь уже бывший свиновод Штурм вспоминает, что еще два года назад во время уборки урожая зерно с комбайнов можно было купить по 40 тенге за 1 кг. Сейчас цена выросла на 50%, до 60 тенге.

«Арендаторы в период уборки нуждаются в деньгах на ГСМ, вот и продают зерно дешевле. Но в 2019 году ячмень уже был по 50 тенге, а пшеница – по 60 тенге за 1 кг. Возле мелькомбината, где должны быть самые дешевые отруби, они продавались по 56 тенге за 1 кг. При таких высоких ценах на корм разве есть смысл держать скотину?», – сетует Александр Штурм.

О сокращении количества фермерских хозяйств, разводящих свиней, и нехватке и дороговизне кормов говорит и начальник отдела по развитию племенного животноводства Управления сельского хозяйства и ветеринарии Шымкента Жанибек Тогай.

«Занятие этим видом животноводства, по всей видимости, в таких условиях нерентабельно, поэтому многие фермеры переходят на разведение птицы. На сегодняшний день в Шымкенте у нас только два крупных фермерских хозяйства, которые занимаются свиноводством», – рассказал чиновник.

По его словам, в этих двух фермах содержат в общей численности свыше 9 тыс. голов. Еще около 9,7 тыс. голов разводят в придомовых хозяйствах Шымкента.

Рыночная цена

Несмотря на уменьшение профильных крестьянских и фермерских хозяйств в Туркестанской области, свинины на местных рынках стало больше – за счет импорта из других регионов страны.

«Мясо привозят из Павлодара, Актобе, Караганды. Оно там очень хорошего качества», – рассказала «Курсиву» продавец Саера Туленбаева, которая около 20 лет занимается мясной торговлей

И продавцы, и производители отмечают снижение спроса на свинину. Эту тенденцию они объясняют оттоком из региона целевой покупательской аудитории – славянского населения.

«Славяне уезжают, и спроса меньше. Если два-три года назад за день можно было продать две туши, то сейчас и одна с трудом уходит», – отмечает Виктор Коваленко, житель села Састобе, тоже в прошлом державший на своем подворье несколько десятков свиней.

Гипотезу туркестанских продавцов и производителей поддерживают данные Комстата о том, что по итогам 2018 года Казахстан покинуло более 41,8 тыс. человек, из них 72,4% – русские, 7,4% – немцы, 6,6% – украинцы и 4,5% – казахи.

На рынках южного региона цена на свинину колеблется в диапазоне от 1 300 до 1 800 тенге за кг. Для сравнения: стоимость килограмма свинины в Центральном Казахстане – около 2 тыс. тенге, на севере – 1 400 тенге, на западе – от 1 500 до 1 800 тенге. Непосредственно в Актау цены на свинину достигают 2 600 за кг.

Поголовье свиней в Казахстане на начало 2020 года составляло почти 900 тыс. Это число должно заметно вырасти в ближайшие пять лет. Действующая программа развития мясного свиноводства на экспорт предполагает, что к концу 2025 года объем производства свинины в республике увеличится с 91,9 тыс. тонн до 200 тыс. тонн в год, и половина произведенной свинины пойдет на экспорт в Китай и Россию.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance