Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


853 просмотра

Инвесторы не знают, как заработать на общежитиях

Бизнесмены ВКО не торопятся вступать в новые программы строительства

Фото: Shutterstock

Финансовый центр МОН предложил вузам и бизнес-сообществу Восточного Казахстана рассматривать строительство студенческих общежитий как прибыльный бизнес. Озвучены условия проектов, объективно более интересные, нежели в системе ГЧП. Но наплыва инвесторов по разным причинам не наблюдается.

Крючок для инвестора

В вузах и колледжах Семея, Усть-Каменогорска, Аягоза учатся более 4,5 тыс. иногородних студентов, нуждающихся в недорогих комнатах в общежитиях. По программе «Пять социальных инициатив» с 2018 по 2022 год в ВКО должно быть сдано 11 зданий для проживания учащихся.

Но построить несколько объектов за короткий срок за свой счет вузы не могут.

Чтобы возвести с нуля дома для студентов государственных учебных заведений и при этом уменьшить нагрузку на бюджет, власти предложили два пути. Первый – система ГЧП. По схеме государственно-частного партнерства инвестору, вкладывающему деньги, в течение срока концессии должны вернуть все вложения, но взамен придется передать объект государству. Второй – механизм оплаты в рамках госзаказа за проживание студента от АО «Финансовый центр». В этом случае здание и земельный участок остаются в собственности бизнесмена, но 20 лет он не имеет права менять целевое назначение.

Недавно представители Финцентра провели на диалоговой площадке региональной палаты предпринимателей «Атамекен» встречу с бизнес-сообществом. Цель – найти потенциальных инвесторов. Аналогичные диалоги с предпринимателями проводили еще с декабря прошлого года.
По словам менеджера АО Алпамыса Сатыбалдина, Финансовый центр, как оператор программы, будет в течение восьми лет после ввода в эксплуатацию выплачивать инвестору вложенные им средства в рамках госзаказа за проживание студентов. Сумма фиксированная и не зависит от понесенных затрат – 122 МРП в год (более 318 тыс. тенге) за одно койко-место, при реконструкции – 47 МРП (122 тыс. тенге в год). Например, за возведенное здание на 500 мест выплаты составят 159 млн тенге ежегодно, или 1,2 млрд тенге за восемь лет. Согласно бизнес-кейсам рентабельность проектов варьируется на уровне 250–300%. Сюда еще не вошли и другие возможности для дохода – сбор денег со студентов за аренду, сдача внаем коммерческих площадей: столовой, фитнес-зала, парикмахерской.

Ранее «Курсив» не раз писал о проблемах строительства общежитий для студентов и о механизме реализации проекта «Улучшение условий проживания студенческой молодежи». 

Спустя полгода мы вновь вернулись к данной теме и выяснили, что желающих строить студенческие общежития по системе госзаказа в ВКО за это время так и не появилось. По данным пресс-службы РПП «Атамекен», обращений бизнесменов в палату по данному вопросу также не зафиксировано.

По словам менеджера АО «Финансовый центр» Олжаса Байгожина, курирующего Восточный Казахстан, на территории области пока заключено только два договора, оба касаются реконструкции зданий под общежития. Речь идет о колледже «Кайнар» в Семее (120 мест) и Казахстанско-Американском свободном университете (106 мест). Еще одно заявление, также о реконструкции, поступило от ВКГТУ им. Д. Серикбаева (400 мест).

«По ВКО мало инвесторов, так как в основном вузы сами за свой счет осуществляют реконструкцию. Взамен они будут получать выплаты по линии Министерства образования (от 83 до 100 млн тенге за восемь лет). По строительству проектов нет», – прокомментировал ситуацию «Курсиву» Олжас Байгожин.

Безымянный_61.png

Не все так просто?

Говоря о возможных причинах незаинтересованности бизнес-сообщества, менеджеры АО озвучивают сложности, с которыми приходится сталкиваться инвесторам в других регионах. 

Во-первых, это отсутствие в собственности земельных участков рядом с вузами, колледжами, на которых можно было бы построить «общаги».

По словам Алпамыса Сатыбалдина, в Восточном Казахстане, в отличие от других областей страны, территория близ вузов и колледжей позволяет там что-либо строить. Земли эти принадлежат учебному заведению и выкупить их сложно, но возможно. 

Олжас Байгожин объясняет, что существующее законодательство позволяет провести процеду­ру отчуждения участка близ учебного заведения и передать его в социально-предпринимательскую корпорацию. Далее СПК дает землю в аренду инвестору, а после завершения строительства позволяет выкупить по кадастровой стоимости. Такая замысловатая схема разработана для того, чтобы передавать участки без аукциона, но не дозволять их перепродажу.

Во-вторых, не все учебные заведения готовы отдать землю инвестору. Не рады такой перспективе и в управлении образования области. Например, выступая на очередной встрече в РПП «Атамекен», менеджер по материально-технической базе УО ВКО Лариса Куприна дала понять, что управление предпочитает работать с инвесторами по системе ГЧП, в которой здание и земля в конечном итоге остаются в собственности государства. Представитель управления сообщила, что в настоящее время завершена разработка проектно-сметной документации по строительству нескольких общежитий в рамках концессии и есть предприниматели, с которыми идут переговоры.

Причины незаинтересованности самих инвесторов в бизнес-­идее тоже серьезные. Например, предприниматель Кайрат Смаилов, владеющий несколькими свободными зданиями в Усть-Каменогорске, и готов был бы принять участие в программе, но не при таких крупных инвестициях.

Для бизнесмена проблематично сразу вложить большую сумму, а только потом получать ее частями в течение нескольких лет. 

Учитывая целевые показатели президентской программы, для студентов всех регионов страны новые общежития на 75 тыс. койко-мест должны быть построены до 2022 года. То есть при плановом сроке строительства два года начало грандиозной стройке должно быть положено уже в 2020 году. Таким образом, на то, чтобы убедить бизнес-­сообщество в успешности затеи и привлечь инвестиции, осталось всего четыре месяца.


259 просмотров

Законодательные инициативы Комитета госдоходов насторожили карагандинских бизнесменов

Предприниматели считают, что новые нормативные правовые акты серьезно усложнят их деятельность, если вообще не приведут к ее прекращению

Фото: Shutterstock

Речь идет о Правилах реализации пилотного проекта по совершенствованию администрирования НДС и Методических рекомендациях о некоторых вопросах признания сделок недействительными. Пилотный проект должен был вступить в силу 18 октября 2019 года. Вместе с тем на практике сотрудники органов госдоходов еще в сентябре начали блокировать электронные счета-фактуры (ЭСФ) налогоплательщиков, относящихся к зоне высокого риска, а также без обращения в суд исключать из зачетов и вычетов НДС.

Изменения в законодательстве призваны ограничить деятельность неблагонадежных поставщиков. Однако бизнесмены опасаются, что в черный список ошибочно могут попасть и их добросовестные коллеги, а это обернется проблемами, так как за невыписку электронного ЭСФ в течение 15 дней грозит штраф. 

Хороши ли критерии? 

С 2019 года налоговые органы применяют систему управления рисками. Присвоение предпринимателю той или иной степени зависит от соответствия определенным критериям – неконфиденциальным и конфиденциальным. К ним относятся налоговая нагрузка, среднемесячная заработная плата на одного работника, использование контрольно-кассовых машин с функцией передачи данных, выписка счетов-фактур в электронном виде, наличие основных средств, размер оборота.

Попадая в высокую зону риска, предприниматель автоматически оказывается в числе проверяемых объектов. Если в течение пяти дней он не реагирует на полученное уведомление, то, согласно нововведениям, ему ограничивают доступ к информационной системе ЭСФ. Таковых в Карагандинской области уже насчитывается 149, и в будущем, судя по настроенности налоговых органов, станет только больше.

По мнению директора Ассоциации налогоплательщиков и бухгалтеров Сары Жунусовой, требования системы управления рисками сложно назвать корректными. 

«По сведениям сайта Комитета государственных доходов, в 2019 году в список проверяемых объектов по всему Казахстану попали 1858 организаций. 78% из них – субъекты малого и микробизнеса, которые не могут установить для своих сотрудников заработную плату в размере 120 тыс. тенге (данное требование действует для торговых организаций в Карагандинской области. – «Курсив»), выписать электронный счет-фактуру, потому что находятся там, где нет возможности сделать это, начать своевременно использовать онлайн-ККМ. Претендентами на попадание в этот список также являются владельцы малого бизнеса, которые работают в упрощенном режиме. Поскольку такие налогоплательщики в основном не ведут бухгалтерский учет и не оприходуют товар, у органов госдоходов могут возникнуть вопросы, когда они продадут товар, который формально отсутствует на складе. Поэтому, прежде чем блокировать электронные счета-фактуры, необходимо провести инвентаризацию остатков», – считает профессиональный бухгалтер. 

Г-жа Жунусова полагает, что определенная часть «заблокированных» предпринимателей получила такое наказание незаслуженно. Но поскольку доказать свою правоту сложно, многие из них, скорее всего, предпочтут приостановить ИП или открыть новое. 

Умный в гору не пойдет

С точки зрения президента Казахстанской ассоциации предпринимателей Ермека Абильдина, налоговики наделили себя несвойственными полномочиями. 

«Организация, которая выписывает ЭСФ, относит на вычеты свой НДС – 12%. Например, предприятие заработало 10 млн тенге и, соответственно, отнесло на вычеты 12% – 1,2 млн. Уже неплохая сумма. А если речь идет о миллиардных оборотах? Конечно, есть предприниматели, которые пытаются обманным путем снизить налоговую нагрузку. Их нужно привлекать к ответственности, но законными методами. Согласно Налоговому кодексу налоговые органы не вправе блокировать ЭСФ. Однако они присвоили себе такое право путем принятия подзаконных актов, которые утверждаются приказом министра финансов и не согласуются в мажилисе парламента», – комментирует г-н Абильдин. 

Похожей позиции придерживается и юрист Ботагоз Садуова, представляющая интересы Ассоциации застройщиков Карагандинской области. 

«Допустим, я поставщик, у которого нет активов. Пока я нахожусь в командировке, мне выставляют уведомление, на которое я физически не могу ответить, – пять дней для этого мало. Мне блокируют ЭСФ и тем самым приостанавливают мою предпринимательскую деятельность. Покупатель тоже страдает, так как не может отнести в зачет НДС и получить товар. Сделка полностью рушится: налоговая взяла на себя функции правоохранительных органов. Чтобы так делать, нужно законодательно прописать, кто такой неблагонадежный поставщик, а не основываться на предположениях. Бизнес должен это четко знать, он не может играть на непонятном поле», – убеждена правовед. 

Было бы желание 

Как говорит руководитель управления администрирования косвенных налогов ДГД по Карагандинской области Серик Мукеев, правила и методические рекомендации пойдут бизнесу только на пользу.

«Когда мы признаем регистрацию неблагонадежных поставщиков недействительной в суде, их контрагенты в последующем нужно убрать из зачета НДС. Поэтому мы уже сегодня блокируем выписку ЭСФ, чтобы действующий налогоплательщик завтра не пострадал», – поясняет г-н Мукеев.

По его словам, внимание налоговых органов в первую очередь привлекают компании с большими оборотами и большими рисками, которые на поверку оказываются обнальными. Опасения предпринимателей по поводу ошибочного отнесения в зону высокого риска или блокировки ЭСФ не имеют под собой оснований, поскольку ввиду многоступенчатого контроля это просто невозможно.

«Информационную систему ЭСФ разработали, чтобы увидеть происхождение товара или услуги. Она интегрируется с другими программами, таможенными например. Прежде всего это прозрачность. Если вы не имеете на балансе транспорта, но реализуете транспортные услуги, то, следовательно, сами должны приобрести их у кого-то, а мы – увидеть это по другим электронным счетам-фактурам. То же самое и с приходом: если вы реализуете товар или услугу по НДС, то и приход должен быть по НДС», – подчеркнул сотрудник органов госдоходов. 

Серик Мукеев также уточнил, что заблокированные налогоплательщики имеют возможность доказать свою благонадежность. Однако за последнее время ею воспользовались только два предпринимателя из 149, которые сдали дополнительные декларации. В последующем их разблокировали. 

«Это произошло не по ошибке налогового органа, а по ошибке налогоплательщиков: они неправильно оформили свою отчетность», – резюмировал он.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций