Перейти к основному содержанию

953 просмотра

Инвесторы не знают, как заработать на общежитиях

Бизнесмены ВКО не торопятся вступать в новые программы строительства

Фото: Shutterstock

Финансовый центр МОН предложил вузам и бизнес-сообществу Восточного Казахстана рассматривать строительство студенческих общежитий как прибыльный бизнес. Озвучены условия проектов, объективно более интересные, нежели в системе ГЧП. Но наплыва инвесторов по разным причинам не наблюдается.

Крючок для инвестора

В вузах и колледжах Семея, Усть-Каменогорска, Аягоза учатся более 4,5 тыс. иногородних студентов, нуждающихся в недорогих комнатах в общежитиях. По программе «Пять социальных инициатив» с 2018 по 2022 год в ВКО должно быть сдано 11 зданий для проживания учащихся.

Но построить несколько объектов за короткий срок за свой счет вузы не могут.

Чтобы возвести с нуля дома для студентов государственных учебных заведений и при этом уменьшить нагрузку на бюджет, власти предложили два пути. Первый – система ГЧП. По схеме государственно-частного партнерства инвестору, вкладывающему деньги, в течение срока концессии должны вернуть все вложения, но взамен придется передать объект государству. Второй – механизм оплаты в рамках госзаказа за проживание студента от АО «Финансовый центр». В этом случае здание и земельный участок остаются в собственности бизнесмена, но 20 лет он не имеет права менять целевое назначение.

Недавно представители Финцентра провели на диалоговой площадке региональной палаты предпринимателей «Атамекен» встречу с бизнес-сообществом. Цель – найти потенциальных инвесторов. Аналогичные диалоги с предпринимателями проводили еще с декабря прошлого года.
По словам менеджера АО Алпамыса Сатыбалдина, Финансовый центр, как оператор программы, будет в течение восьми лет после ввода в эксплуатацию выплачивать инвестору вложенные им средства в рамках госзаказа за проживание студентов. Сумма фиксированная и не зависит от понесенных затрат – 122 МРП в год (более 318 тыс. тенге) за одно койко-место, при реконструкции – 47 МРП (122 тыс. тенге в год). Например, за возведенное здание на 500 мест выплаты составят 159 млн тенге ежегодно, или 1,2 млрд тенге за восемь лет. Согласно бизнес-кейсам рентабельность проектов варьируется на уровне 250–300%. Сюда еще не вошли и другие возможности для дохода – сбор денег со студентов за аренду, сдача внаем коммерческих площадей: столовой, фитнес-зала, парикмахерской.

Ранее «Курсив» не раз писал о проблемах строительства общежитий для студентов и о механизме реализации проекта «Улучшение условий проживания студенческой молодежи». 

Спустя полгода мы вновь вернулись к данной теме и выяснили, что желающих строить студенческие общежития по системе госзаказа в ВКО за это время так и не появилось. По данным пресс-службы РПП «Атамекен», обращений бизнесменов в палату по данному вопросу также не зафиксировано.

По словам менеджера АО «Финансовый центр» Олжаса Байгожина, курирующего Восточный Казахстан, на территории области пока заключено только два договора, оба касаются реконструкции зданий под общежития. Речь идет о колледже «Кайнар» в Семее (120 мест) и Казахстанско-Американском свободном университете (106 мест). Еще одно заявление, также о реконструкции, поступило от ВКГТУ им. Д. Серикбаева (400 мест).

«По ВКО мало инвесторов, так как в основном вузы сами за свой счет осуществляют реконструкцию. Взамен они будут получать выплаты по линии Министерства образования (от 83 до 100 млн тенге за восемь лет). По строительству проектов нет», – прокомментировал ситуацию «Курсиву» Олжас Байгожин.

Безымянный_61.png

Не все так просто?

Говоря о возможных причинах незаинтересованности бизнес-сообщества, менеджеры АО озвучивают сложности, с которыми приходится сталкиваться инвесторам в других регионах. 

Во-первых, это отсутствие в собственности земельных участков рядом с вузами, колледжами, на которых можно было бы построить «общаги».

По словам Алпамыса Сатыбалдина, в Восточном Казахстане, в отличие от других областей страны, территория близ вузов и колледжей позволяет там что-либо строить. Земли эти принадлежат учебному заведению и выкупить их сложно, но возможно. 

Олжас Байгожин объясняет, что существующее законодательство позволяет провести процеду­ру отчуждения участка близ учебного заведения и передать его в социально-предпринимательскую корпорацию. Далее СПК дает землю в аренду инвестору, а после завершения строительства позволяет выкупить по кадастровой стоимости. Такая замысловатая схема разработана для того, чтобы передавать участки без аукциона, но не дозволять их перепродажу.

Во-вторых, не все учебные заведения готовы отдать землю инвестору. Не рады такой перспективе и в управлении образования области. Например, выступая на очередной встрече в РПП «Атамекен», менеджер по материально-технической базе УО ВКО Лариса Куприна дала понять, что управление предпочитает работать с инвесторами по системе ГЧП, в которой здание и земля в конечном итоге остаются в собственности государства. Представитель управления сообщила, что в настоящее время завершена разработка проектно-сметной документации по строительству нескольких общежитий в рамках концессии и есть предприниматели, с которыми идут переговоры.

Причины незаинтересованности самих инвесторов в бизнес-­идее тоже серьезные. Например, предприниматель Кайрат Смаилов, владеющий несколькими свободными зданиями в Усть-Каменогорске, и готов был бы принять участие в программе, но не при таких крупных инвестициях.

Для бизнесмена проблематично сразу вложить большую сумму, а только потом получать ее частями в течение нескольких лет. 

Учитывая целевые показатели президентской программы, для студентов всех регионов страны новые общежития на 75 тыс. койко-мест должны быть построены до 2022 года. То есть при плановом сроке строительства два года начало грандиозной стройке должно быть положено уже в 2020 году. Таким образом, на то, чтобы убедить бизнес-­сообщество в успешности затеи и привлечь инвестиции, осталось всего четыре месяца.

1680 просмотров

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance